Аман – Повседневная жизнь первых христиан

Альдальбер-Гюстав Аман - Повседневная жизнь первых христиан
Историк, взявшийся исследовать столь отдаленный период, как второй век христианства, должен испытывать такое чувство, будто углубляется в пещеру, покидая свет ради тьмы. Ни одного отчетливого очертания, все покрыто мраком.
 
Сперва надо дать глазам обвыкнуться, прежде чем исследовать и открывать. Этот поиск подобен раскладыванию длинного пасьянса, зато вознаграждает дивными открытиями: он позволяет увидеть и вернуть к жизни то, что казалось безвозвратно утраченным!
 
Историк словно берется решать диковинную головоломку: надо собрать воедино разрозненные, неполные, покалеченные временем фрагменты, если хочешь возродить картину Церкви в самый начальный ее период.
 
Именно тогда свершилось то, что Ренан назвал «эмбриогенезом христианства».
 
В то время «у ребенка уже сформировались все органы; он представляет собой нечто отдельное от своей матери; отныне он будет жить своей собственной жизнью».
 
 

Альдальбер-Гюстав Аман - Повседневная жизнь первых христиан 95–197 гг. -  Живая история

 
Москва: Молодая гвардия, 2003. — 322 с.
ISBN: 5-235-02518-0
 

Альдальбер-Гюстав Аман - Повседневная жизнь первых христиан 95–197 гг. -  Живая история - Содержание

  • В.Д. Балакин. Предисловие переводчика
  • Введение

Первая часть. Окружающая обстановка

  • Глава первая. Географические рамки
    • Географическая карта Церкви во II веке
    • Облик Церкви в 112 году
    • Церковь при Марке Аврелии
  • Глава вторая. Пути и способы распространения христианства
    • Путешествия
    • Путешественники
    • Постоялые дворы
    • Гостеприимство
    • Письма, крепящие узы
  • Глава третья. Социальная среда
    • Социальные истоки
    • Профессии
    • Положение женщины

Вторая часть. Присутствие в мире

  • Глава первая. Заразительность веры
    • Спасение приходит от евреев
    • Метод проповеди Евангелия
    • Мотивы обращения в христианство
  • Глава вторая. Противостояние с государством
    • Столкновение с античным государством
    • Обвинения, доносившиеся с улицы
    • Доводы разума

Третья часть. Облик церкви

  • Глава первая. Церкви и Церковь
    • Организационная структура
    • Институт и харизма
    • Единство и многообразие
    • Главенство Рима
  • Глава вторая. Одно сердце, одна душа
    • Принятие в общину
    • Вдова и сирота
    • Господь благословляет убогих
    • Покойники, не обретшие погребения
    • Страдающие за правду
    • «Страдает один член? Все страдают вместе с ним»
    • Ресурсы общины
  • Глава третья. Семейные портреты
    • Епископ-мученик: Игнатий Антиохийский
    • Философ Юстин
    • Бландина, рабыня из Лиона
    • Епископ и миссионер: Ириней Лионский
    • Молодая мать из Африки: Перпетуя

Четвертая часть. Повседневный героизм

  • Глава первая. Ритм дней
    • День: работа, молитва, досуг
    • День Господний
    • О ночь, ты светлее дня!
  • Глава вторая. Этапы жизни
    • Посвящение в христиане
    • Созидающие Церковь
    • Святость и милосердие
    • Словно заря
  • Заключение. От мечты к реальности
  • Библиографические примечания
  • Библиография на русском языке
 

Альдальбер-Гюстав Аман - Повседневная жизнь первых христиан 95–197 гг. -  Живая история - Введение

 
Смерть Марка Аврелия в 180 году в известном смысле знаменовала собой конец античности, во II веке еще блиставшей ни с чем не сравнимой славой, и наступление нового мира.
 
В III веке ситуация изменится — как для Церкви, так и для Империи. Отныне процветающие христианские общины будут оставлять впечатляющие следы в истории. Это эпоха великих христианских дел, великих христианских личностей, даже гениев. Карфаген и Александрия становятся средоточием расцветавшего христианства.
 
Ничего похожего невозможно обнаружить во II веке. Один за другим отошли в мир иной апостолы — Иоанн был последним из них. Их преемники, подхватившие эстафету христианского учения, преисполненные воспоминаний об апостолах, сочетали верность с отвагой, дабы приносило свои плоды наследственное достояние и открывались широкие горизонты грядущим поколениям. В конце века Ириней Лионский еще помнил слова апостола Иоанна, услышанные из уст его непосредственного ученика, Поликарпа. Не помышляя о том, чтобы отгородиться от мира, Церковь громко заявляла о себе во взаимоотношениях с государством и философами. Ее словно подстегивали собственная молодость и переполнявшие ее жизненные силы. Она не страшилась столкновений: каким бы ни был исход, победа или поражение венчали дело, она всегда извлекала пользу для себя.
 
В географическом плане Церковь тогда была средиземноморской, не выходя за пределы Империи. Она пользовалась имевшимися средствами сообщения, сухопутными и морскими, безопасность которых гарантировал «римский мир». Ремесла и торговля процветали, вызывая потребность в поездках с целью обмена. Первыми вестниками Евангелия и были безвестные торговцы из Малой Азии, торговавшие коврами и специями в Марселе и Лионе, Александрии и Карфагене.
 
Как для Церкви, так и для Империи Средиземное море в равной мере служило важнейшим средством сообщения и обмена — коммерческого, культурного и религиозного. Оно было не столько морем, сколько «чередой водных пространств, сообщавшихся между собой посредством более или менее крупных гаваней». Распространение евангельского учения подчинялось сезонам навигации и ритмам пребывания судов в гаванях, в которых выгружались привезенные товары и производилась загрузка провианта, после чего суда продолжали свой путь от утеса до утеса, «от отрогов до островов и от островов до отрогов».
 
Христиане жили той же повседневной жизнью, что и прочие люди их времени. Они обитали в тех же городах, прогуливались в тех же садах, посещали те же общественные места (правда, их можно было реже встретить в термах или в театре), передвигались по тем же дорогам, были пассажирами тех же самых судов. Они расширяли свои контакты, проявляя готовность в любой момент оказать услугу и подвергнуть себя риску, занимаясь всеми ремеслами, кроме тех, что были несовместимы с их верой. Они, как и все прочие, вступали в брак, отдавая предпочтение своим единоверцам, дабы иметь возможность блюсти вместе с ними нормы строгой морали и взаимной верности.
Эта повседневная жизнь, как правило, не находит отражения в трудах историков, больше уделяющих внимания великим событиям и незаурядным личностям.
 
Для адептов Христа не составляло труда сочетать Небо и Землю, ибо даже самый банальный поступок в их глазах был полон значения. Они были связаны со зримым миром, в то же время порывая с ним во имя мира незримого, что обусловливало неловкость их положения: присутствие в этом мире и одновременно уход от него, участие в делах сограждан и вместе с тем одиночество, симпатия и взаимное отторжение.
 
Мы должны будем постоянно учитывать эту двойственность, равно как и не упускать из виду человеческое и социальное окружение первых христиан, если хотим воссоздать картину их жизни. На сей счет имеются определенные указания и многочисленные намеки, однако они становятся понятны лишь в том случае, если мы обратимся к общим источникам — сочинениям историков, географов и писателей той эпохи, дающим материал для реконструкции социального и политического контекста, в котором рождалась и росла Церковь.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.3 (3 votes)
Аватар пользователя Гость