Белоусенко - Иисус из Назарета - еврейский Мессия

Максим Белоусенко - Иисус из Назарета - еврейский Мессия
Книга, предлагаемая на суд читателя, представляет собой комментарии на тексты Евангелий как важнейшей части новозаветного канонического текста. Новозаветный канон, принятый в большинстве христианских церквей, включает четыре Евангелия - от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна, посвященные описанию земной жизни, учению, смерти и воскресению Иисуса Христа.
Греческое слово «евангелие» традиционно переводится как «благовестие». Отец Александр Мень указывал на то, что в античном словоупотреблении термин «евангелие» означал провозглашение какой-либо отрадной новости (например, сообщение о победе), торжество в честь этой новости или награду, которую получал вестник радости. Кроме того, можно вспомнить, что слово «ангел» переводится как «вестник».
 
При этом в словах самого Христа, Его апостолов под словом «евангелие» вовсе не подразумевалась какая-то определенная книга (ведь сам Христос не писал Своего учения, а передавал его изустно), как это довольно часто понимается в современном мире. Евангелие для Христа и апостолов было не чем иным, как самой благой вестью, ее проповедью, а также содержанием этой благой вести, провозглашаемой живым Словом Истины, а вовсе не написанным текстом.
Употребление слова «евангелие» в отношении текста относится только ко второй половине II столетия н. э. А поскольку само это благовестие восходило к одному из апостолов, то и сами тексты получили в названии специфическое дополнение: «евангелие от Матфея», «евангелие от Марка», «евангелие от Луки», «евангелие от Иоанна». Иными словами, евангелие - это благая весть, переданная Матфеем, Марком, Лукой, Иоанном.
Кроме Евангелий, которые стали каноническими, - от Матфея, Марка, Луки и Иоанна, - существовали и другие рассказы об Иисусе, Его делах, словах и учениках, однако формирующаяся христианская церковь в Римской империи признала только эти четыре в качестве подлинного выражения апостольского благовестия. Наиболее ранние письменные свидетельства именно об этих четырех как о священных книгах, принятых церковью, восходят ко II в., а окончательная фиксация их как канонических была осуществлена к IV в. н. э.
 
Евангелия писались не в одночасье. Прошло много времени, прежде чем эти тексты получили знакомый нам вид и содержание. Каждый евангелист писал для своей аудитории, в определенное время, и потому цель и формы каждого из них были обусловлены множеством конкретных социальных и исторических факторов. Полагаясь на свою память, на записи, на воспоминания живых очевидцев, апостолы постепенно составляли свои Евангелия.
Мир Евангелий многолик, как многолик и их адресат. Евангелисты обращались преимущественно к четырем культурным ареалам: иудейскому, восточноэллинистическому, греческому и римскому. Это были и Палестина, и диаспора, Малая Азия и Сирия, Египет и Рим. Каждое Евангелие несет на себе отпечаток автора, эпохи, адресата, культурного, религиозного и иных контекстов, в которых создавались эти писания. Ведь мир, которому предстояло услышать евангельскую проповедь, имел богатое культурное наследие. Вместе с тем не следует забывать, что сами эти тексты основаны на преданиях самого раннего периода, периода земной жизни Христа и ближайших к ней годов, тех годов в истории Иерусалимской церкви, которые предшествовали миссии как среди язычников, так и среди иудеев диаспоры.
 
А, следовательно, для того чтобы правильно, наиболее полно, целостно, объемно и адекватно понять содержание Евангелий, их лингвистические особенности, специфику культурной, религиозной ситуации, отраженной в евангельском тексте, нюансах и подробностях жизненного пути Христа и апостолов, глубокий символизм текста, речений, притч, мало просто читать их современным глазом и понимать так, как нам представляется с высоты прошедших веков. Зачастую такое, скользящее по поверхности понимание оставляет за рамками целые пласты смыслов, содержащихся в этом великом благовестии.
Комментарии к Евангелиям появляются достаточно рано, и это были размышления Отцов Церкви. Прекрасно известны ранние комментарии блаж. Августина, св. Афанасия Великого, св. Григория Великого, преп. Ефрема Сирина, блаж. Иеронима Стридон-ского, св. Илария Пиктавийского, св. Иоанна Златоуста, св. Кирилла Александрийского и других Отцов. Впоследствии появляется множество комментариев, преследующих разные цели и использующих различную методику толкования в зависимости от религиозной традиции, целей комментирования, политической и социальной обстановки.
 
Позже, с началом Нового времени, в истории изучения и комментирования новозаветных текстов мы встречаем множество трудов, посвященных культурно-исторической, религиозной ситуации той эпохи, т.е. попытке вписать Евангелия в исторический контекст того времени, когда они были написаны, а именно -в эпоху истории Израиля между возвращением евреев из вавилонского плена и разрушением Второго Храма римскими легионами Тита и Веспасиана.
Речь идет о крайне важных исследованиях, таких, как, например, фундаментальный труд X. Штрака и П. Биллербека «Комментарий к новому Завету из Талмуда и Мидрашей», выпущенный в начале XX в., где Евангелия рассматриваются в контексте иудейской духовно-религиозной традиции эллинистической эпохи, то есть наиболее очевидного источника, из которого выросла евангельская традиция и без понимания которой практически невозможно правильное видение многообразия смыслов этого непростого, многомерного, многоуровнего текста.
 
Такой подход чрезвычайно актуален и полезен, так как открывает возможности для объективного и целостного понимания содержания евангельских текстов, а без него понимание их смысла и значения может быть неполным, а часто и превратным.
Именно такую задачу и преследует автор данной работы: увидеть в Иисусе Евангелий не просто универсального Христа, Христа всех народов, а реального, живого человека, принесшего благую весть миру, однако родившегося в конкретном месте и в конкретное время - в Израиле перед разрушением Второго Храма, бывшего частью еврейского народа, говорившего на иврите, проповедовавшего в синагогах и иерусалимском Храме, носившего еврейскую одежду. И становится понятно, что перед нами не просто комментарий, это достаточно глубокий анализ смысловых нюансов евангельского текста: религиозных, культурных, языковых, национальных, символических и повседневных.
Книга написана доступным и понятным языком, но вместе с тем не упрощает тему, а раскрывает ее на хорошем, качественном научном уровне. Как законченное целостное произведение, будет интересна и полезна всем, кто интересуется историей христианства и иудаизма, и, надеюсь, послужит укреплению взаимопонимания между представителями разных религий.
 
И.А. КОЗЛОВСКИЙ, президент Центра религиоведческих исследований и международных духовных отношений   г. Донецк Март 2012 г.
 

Максим Белоусенко - Иисус из Назарета - еврейский Мессия

К.: «Азимут-Украина». - 2012. - 440 с. + илл.
ISBN 978-966-1541-32-9
 

Максим Белоусенко - Иисус из Назарета - еврейский Мессия - Содержание

Предисловие. ИЛ. Козловский
От автора 
Комментарий:
  • Евангелие от Матфея
  • Евангелие от Марка
  • Евангелие от Луки 
  • Евангелие от Иоанна
Глоссарий
Список использованной литературы
 

Максим Белоусенко - Иисус из Назарета - еврейский Мессия - От автора

 
Много столетий подряд христиане считали, что основатель их религии разорвал связь с еврейским народом, отверг устаревший и обветшавший Закон, Тору, данную Богом Моисею на горе Синай, со всеми праздниками, жертвами и пищевыми ограничениями и создал, в противовес сухому законничеству еврейских учителей, новую религию, религию любви и милосердия, не скованную внешними обрядами. Это отражалось на толковании Евангелий, интерпретации слов и действий Иисуса, в которых длительное время не принимали во внимание еврейский религиозный, экономический, политический, бытовой контекст эпохи Второго Храма.
 
Теперь ясно, что это была серьезная ошибка. Западная библеистика, пройдя трудный путь изучения еврейских корней христианства и поиска «исторического Иисуса», которого она не столько искала, сколько конструировала в противовес Христу церкви, к концу XX - началу XXI века пришла к ясному выводу: оторвать Иисуса от еврейского народа и его истории, плоть от плоти которых он был, невозможно. Известный английский исследователь Р. Бокхем в книге «Еврейский мир Нового Завета» верно обобщил взгляды множества существующих сегодня школ и течений библеистики: «Большинство исследователей Нового Завета согласились бы сейчас, что тексты Нового Завета всецело принадлежат еврейскому миру своего времени. Насколько бы ни были серьезными конфликты с другими еврейскими группами, эти конфликты имели место в рамках самого еврейского мира. Даже работы авторов Нового Завета, адресованные язычникам, не соблюдающим Тору, все же вращаются внутри еврейского мира идей. Их Бог - несомненно Бог Израиля и для них само собой разумеется, что еврейские Писания принадлежат им. Иисус для них - Мессия Израиля и Мессия для всех народов только потому, что он - Мессия Израиля» [82, р.1].
 
К сожалению, русскоязычная аудитория сегодня практически не имеет возможности познакомиться с литературой, отражающей результат работы специалистов из разных стран, верующих, агностиков и атеистов, в области исследования еврейских корней христианства (Jewish Roots of Christianity). У нас новозаветные исследования не пользуются популярностью у издательств и спросом у читателей, в отличие от стран, находящихся за границами бывшего СССР. В том числе здесь неизвестны такие комментарии на Евангелия из еврейской традиции, как «Синоптические евангелия: Введение и комментарии» К. Монтефиоре, «Раввинские комментарии на Новый Завет. Евангелия от Матфея, Марка и Луки» СТ. Лакса, фундаментальный труд X. Штрака и П. Биллербека «Комментарий к новому Завету из Талмуда и Мидрашей». Изданный лишь небольшим тиражом «Комментарий на Еврейский Новый Завет» мессианского иудея Д. Стерна не может исправить эту ситуацию, а книга А. Эдершайма «Жизнь и время Иисуса Мессии», появившаяся на русском языке в конце XIX - начале XX века, прочно забыта.[1]
 

Поэтому цель данной работы состоит в том, чтобы, во-первых, познакомить русскоязычного читателя с результатами изучения еврейских корней христианства в форме комплексного, развернутого комментария на Евангелия и, во-вторых, показать, что без знания еврейской религиозной традиции (Устной Торы) и литературы, сохранившей информацию о многих реальных событиях и особенностях культурно-религиозного контекста Израиля эпохи Второго Храма, без знания еврейского языка, богослужения в иерусалимском Храме, праздников еврейского народа, его календаря, особенностей одежды и учебных заведений, социальной и политической ситуации перед разрушением Храма, понять до конца то, что Иисус хотел донести и к чему призывал, и даже то, к чему мог, а к чему не мог призывать, невозможно.




[1] История комментирования Евангелий с еврейской точки зрения в Европе и Америке насчитывает уже сотни лет, одним из родоначальников этого направления библеистики считается англиканский священник Джон Ляйт-фут, автор «Ногае Hebraicae et Talmudicae» (XVII в.). Толковая Библия под ред. А.П. Лопухина, с нашей точки зрения, хотя и использует часть еврейских понятий, но далеко не в той степени, как это необходимо, и потому не дотягивает до лучших образцов зарубежной литературы, посвященных еврейским корням христианства. Еврейскую традицию комментарий Лопухина привлекает во многом из книг А. Эдершайма, которые в полной мере были использованы автором настоящей работы (Здесь и далее - прим. авт.).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя asaddun