Беспалько - Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве

Виктор Геннадиевич Беспалько - Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве и их проекции в российском законодательстве X-XXI вв.
С древнейших времен возникновения как древнееврейского, так и древнерусского права уголовно-правовой институт религиозных преступлений возглавлял систему особенной части национальных уголовно-правовых систем Израиля и Руси.
 
При этом многовековая разница между древнееврейским и древнерусским правом, безусловно, предопределила религиозно-правовую производность второго от первого и восприятие отечественным институтом религиозных преступлений всех наиболее важных характерных черт соответствующего института Моисеева уголовного законодательства, включая конкретные составы религиозных преступлений.
 
Более того, с точки зрения библейской истории уголовного права, первое в ветхозаветной истории преступление было религиозным преступлением - мятежом прародителей человечества против Бога, все остальные преступления - отголоски первопреступления, продолжившие и продолжающие историю грехопадения. При таком толковании природы всякого преступления вообще любое уголовно наказуемое деяние, с библейской точки зрения, может трактоваться как религиозное преступление. Не случайно очень долгое время понятие преступления определялось через понятие греха и не проводилось никаких различий между поведением греховным и деянием преступным либо такие различия были исключительно условными, искусственными.
 

Виктор Геннадиевич Беспалько - Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве и их проекции в российском законодательстве X-XXI вв.

(Научная мысль)
М.: ИНФРА-М, 2016. — 232 с.
ISBN 978-5-16-009780-0 (print) 
ISBN 978-5-16-101191-1 (online)
 

Виктор Геннадиевич Беспалько - Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве и их проекции в российском законодательстве X-XXI вв. - Содержание

ВВЕДЕНИЕ
1. ГРЕХОПАДЕНИЕ КАК ПРЕСТУПНЫЙ БУНТ ПРОТИВ ТЕОКРАТИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ КНИГИ БЫТИЕ И ЕЕ ТОЛКОВАНИЙ)
  • 1.1. Заповедь Божия Адаму как древний прототип уголовно-правовой нормы и первый состав религиозного преступления
  • 1.2. Преступность и наказуемость грехопадения в контексте его антитеократической направленности
  • 1.3. Иные свидетельства книги Бытие о религиозных преступлениях
2. СИСТЕМА И ВИДЫ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СИНАЙСКОЙ РЕДАКЦИИ МОИСЕЕВА УГОЛОВНОГО ПРАВА (ПО МАТЕРИАЛАМ КНИГИ ИСХОД)
  • 2.1. Религиозные преступления египтян и ритуальные преступления против порядка исповедания веры Израиля, установленные перед исходом евреев из Египта
  • 2.2. Временные уголовно-правовые запреты, касающиеся поведения у священной горы Синай
  • 2.3. Синайская редакция священного Декалога и его значение как идеологической основы института религиозных преступлений
  • 2.4. Религиозные преступления в Синайском уголовном кодексе
3. ДОПОЛНЕНИЯ СВЯЩЕННИЧЕСКОГО УСТАВА КНИГИ ЛЕВИТ К ПОЛОЖЕНИЯМ СИНАЙСКОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О РЕЛИГИОЗНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
  • 3.1. Книга Левит о соотношении понятий «грех по неведению и ошибке» и «преступление»
  • 3.2. Классификация грехов по неведению и ошибке (преступлений-проступков) согласно книге Левит
  • 3.3. Уголовно-правовое значение жертвоприношения для искупления перед Богом и обществом вины в грехе по неведению и ошибке
  • 3.4. Виды религиозных преступлений и их место в системе уголовно наказуемых деяний согласно книге Левит
4. ДОПОЛНЕНИЯ КНИГИ ЧИСЛА К СИНАЙСКОМУ УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ, КАСАЮЩИЕСЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
5. СИСТЕМА И ВИДЫ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ДЕВТЕРОНОМИЧЕСКОЙ РЕДАКЦИИ МОИСЕЕВА УГОЛОВНОГО ПРАВА (ПО МАТЕРИАЛАМ КНИГИ ВТОРОЗАКОНИЕ)
  • 5.1. Девтерономическая редакция Декалога и ее значение для правового института религиозных преступлений
  • 5.2. Преступления против Бога, веры и порядка богослужений в Девтерономическом уголовном кодексе
6. РЕЛИГИОЗНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ X-XXI В
  • 6.1. Религиозные преступления в законодательстве Древнерусского государства и русских удельных княжеств (Х-XIII в.)
  • 6.2. Религиозные преступления в законодательстве Московского централизованного государства (XV-XVII в.)
  • 6.3. Религиозные преступления в уголовном праве Российской Империи (XVIII - начало XX в.)
  • 6.4. Правовое регулирование религиозных отношений уголовным законодательством РСФСР (XX в.)
  • 6.5. Религиозные отношения и религиозная безопасность как объекты уголовно-правовой охраны по Уголовному кодексу Российской Федерации (конец XX - начало XXI в.)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЯ
ПРИЛОЖЕНИЯ
 

Виктор Геннадиевич Беспалько - Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве и их проекции в российском законодательстве X-XXI вв. - Книга Левит о соотношении понятий «грех по неведению и ошибке» и «преступление»

 
Согласно религиозно-правовой традиции, характерной для Библии «всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие» (1 Ин. 3, 4). Поэтому неудивительно, что в Ветхом Завете понятия греха и преступления практически отождествляются, ибо, как сказано об этом в книге Числа, «если мужчина ти женщина сделает какой-либо грех против человека», то тем самым «чрез это сделает преступление против Господа», и тогда «виновна будет душа та» (Числ. 5, 6). Последняя цитата подчеркивает условность предпринятых нами усилий по отделению религиозных преступлений (с точки зрения современных представлений о них) от иных уголовно наказуемых деяний, предусмотренных Моисеевым Пятикнижием. В современном юридическом сообществе даже бытует мнение, что «преступление в древних обществах являлось только грехом», и потому определялось «право только через веру, закон через священное изречение, правосудие только через совокупность обрядов».
 
Рассмотренные выше положения Синайского уголовного законодательства о религиозных преступлениях и наказаниях за их совершение дополняют соответствующие казуистические описания и нормативные установления последующих книг корпуса Моисеева Пятикнижия - Левит, Числа и Второзаконие. Среди этих дополнений особое место занимают соответствующие нормы книги Левит, которая в принципе представляет собой своего рода свод правил священнослужения, поскольку основное ее содержание посвящено регламентации богослужебной деятельности и, прежде всего, жертвоприношениям. Поэтому часто она именуется еще в библеистике Кодексом святости, Священническим уставом. Но, несмотря на то, что по большей части своей книга Левит предстает как совокупность сакральных текстов, некоторые авторы находят правовые начала даже в них, как, например, современный американский богослов У. Брюггеман, который рассуждает о юридическом контексте типичных молитв Древнего Израиля (главным образом - справедливости) и отмечает, что «эта юридическая движущая сила молитвы очень актуальна сегодня в мире, потому что мы живем в изуродованном мире, где царят насилие, жестокость и несправедливость».
 
С другой стороны, благодаря ритуально-богослужебному характеру основной части своего содержания и производному, зависимому положению остальных ее частей, третья книга Библии, как никакая другая, позволяет ученому-правоведу проследить, как «жреческое, религиозное по своей природе законодательство поглощает светское право, которое возникло из многовекового обычая», как религиозные нормы распространяют свое влияние на правила общежития, социальные нормы о собственности, труде, питании и др., придают им новый этический смысл, вытесняя удобство, утилитарность, выгоду стремлением к религиозно-нравственной чистоте, богоугодности. В результате такого специфического религиозно-правового регулирования «то, что в других обществах обычно не подлежит законодательному регулированию, в Пятикнижии становится составным элементом государственного законодательства», причем, как показывает книга Левит, преимущественно самой суровой его части - уголовного права. Главным юридическим инструментом такого превращения религиозных норм в юридические в Моисеевом уголовном праве стал, по нашему мнению, институт религиозных преступлений как религиозно-правовое явление, соединившее в себе характерные черты догматов ветхозаветного монотеизма, опирающихся, прежде всего, на силу веры и глубину религиозного чувства, и механизма правового регулирования общественных отношений в древнем Израиле, опирающегося на суровость мер юридической ответственности.
 
С уголовно-правовой точки зрения книга Левит интересна современному исследователю еще и потому, что она определяет основания такого священнодействия как жертвоприношение в виде разнообразных вариантов греховного поведения, а также непосредственно вид жертвы и значение ее принесения, характер и порядок исполнения обряда и т.п. Тем самым «в книге Левит Бог устанавливает законы, посредством которых Израильтяне строят свои взаимоотношения с Ним», показав избранному Им народу «высшее место святости в иерархии ценностей». Но как указывают христианские писатели, «между обрядовыми законами и в книге Левит местами встречаются законы нравственные, гражданские и судебные».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя brat christifid