Богословие свободы

Богословие свободы Религиозно-антропологические основания свободы в глобальном контексте - Theology of Freedom
Современное богословие
Богословие свободы было выбрано темой юбилейного сборника, посвященного 60-летию Алексея Эдуардовича Бодрова, не случайно. И для него самого, и для Библейско-богословского института св. апостола Андрея, которым он руководит и которому в этом году исполняется 30 лет, как и для современной России эта тема играет исключительно важную роль.
 
Тема свободы - одна из главных тем Библии. Бог освобождает евреев из рабства, выводит на свободу, чтобы сделать своим народом. И вся история древнего Израиля - от Исхода до разрушения Храма - является историей трудного поиска свободы детей Божьих. В христианстве тема свободы обретает новую глубину. В Евангелии Христос говорит: «Познайте Истину, и Истина сделает вас свободными» (Ин 8:32). На протяжении веков богословы Запада и Востока размышляли над этими словами.
Философы также всегда стремились к познанию истины и осознанию феномена свободы. Сократ, величайший мудрец древности, в своих размышлениях о свободе был близок к христианской позиции. В древнем мире, когда вопрос свободы был связан с проблемой рабства, Сократ утверждал, что для человека первична свобода внутренняя, а не внешняя. По-настоящему свободен лишь тот, кто умеет управлять своими инстинктами и желаниями, а теряющий самообладание, становится рабом собственных пороков.
 

Богословие свободы - Религиозно-антропологические основания свободы в глобальном контексте - Theology of Freedom - Religious and Anthropological Foundations of Freedom in a Global Context

(Серия «Современное богословие»)
Ирина Языкова, ред. 
М.: Издательство ББИ, 2021. -  549 с.
ISBN 978-5-89647-401-2
 

Богословие свободы. Религиозно-антропологические основания свободы в глобальном контексте. Theology of Freedom. Religious and Anthropological Foundations of Freedom in a Global Context - Содержание

Предисловие
Философско-богословские основания
  • Jurgen Moltmann - Dimensions of Human Freedom in the Presence of God
  • Gerald O’Collins - The Freedom of Easter Faith
  • Paul S. Fiddes - Creation in Freedom and Love
  • Ivana Noble - Transfiguration and Freedom in the Theology of Light
  • Светлана Коначева - Само-бытие, небытие и свобода: онтология свободы Пауля Тиллиха и постмодерная теология
  • George Pattison - Existential Freedom: Sartre or Berdyaev?
  • Conor Cunningham - Homo exMachina: The Nightmare Dreams
  • Michael Kirwan - Ecclesiastical Action: Bernd Alois Zimmermann’s Last Words on Evil and Freedom
  • Олег Давыдов - Благо и выбор: что первично?
  • Pavlo Smytsnyuk - Theology of Freedom: Can a Frightened Church Heal a Frightened World?
  • Romilo Knezevic - Outside of God: A Theanthropic Scrutiny of Nietzsche’s Concept of Chaos and Berdyaev’s Notion of the Ungrund
  • Франсуа Эве - Богословие свободы
  • Frederick Lauritzen - The Byzantine Ontology of Freedom from Plotinus (6,8) to Maximus the Confessor (Opusculum 7)
  • Giandomenico Boffi - Divine Creation and Freedom of Mathematical Models
  • Александр Закуренко - Свобода и точка
Экуменические и глобальные вопросы
  • Dagmar Heller - Baptism and Reconciliation
  • Massimo Faggioli - The Sex Abuse Crisis in the Catholic Church and the Global Context of Challenges to Religious Freedom
  • David A. Hoekema - What Does Freedom Mean in the Ethics of Development?
  • Dietrich Werner - Freedom for Diaconia - Social Witness and Christian Care in Church History and in the Ecumenical Movement - Potentials for a German-Russian Diaconia Learning and Exchange Process
  • Christian Krieger - Religion Engaging with Liberalism
  • Adalberto Mainardi - The Riddle of Freedom. The Task of Theology in a Postmodern Context
Достоинство и права человека
  • Стефано Каприо - Свобода и потребность в истине у Августина и Фомы
  • Aristotle Papanikolaou - The Unfreedom of War and the Freedom of Virtue
  • Hans Thoolen - Human Rights a Basis for a Peaceful Coexistence of Religions?
  • Елена Степанова - Богословие свободы Льва Толстого
  • Hans Ulrich Gerber - Freedom, Justice and Faith. Impulses from Three Francophone Thinkers over Three Centuries
  • EdwardJ. Mahoney - Radical Freedom. Saint Paul and the Modern Autonomous Subject
  • Антон Тихомиров - Сложность, слабость, свобода. Политическая проповедь: основные принципы и их применение в российском контексте 
  • Antoine Fleyfel - Christians of the Middle East and Liberalism
  • Hugh Wybrew - Christ Has Set Us Free
  • Антуан Аржаковский - Необходима реформа православного богословия
  • Augustinos Bairachtaris - Jesus as Liberator: Towards the Spiritual Modification of the Church in Latin America
История и современность
  • Edward Kessler - Religion and the Nation State: Standing at the Crossroads
  • Вячеслав Океанский, Жанна Океанская - «Il dit de l’Eglise est tres liberal...»: экклезиологический космизм А.С. Хомякова
  • Иннокентий Павлов - «Свидетельство Флавия» об Иисусе. Опыт историко-критического рассмотрения
Ирина Языкова - Свобода и канон в иконе: есть ли противоречие?
Об авторах
 

Богословие свободы. Религиозно-антропологические основания свободы в глобальном контексте. Theology of Freedom. Religious and Anthropological Foundations of Freedom in a Global Context - Светлана Коначева - Само-бытие, небытие и свобода: онтология свободы Пауля Тиллиха и постмодерная теология

 
Протестантский богослов Пауль Тиллих в своих трудах стремился объединить различные традиции - спекулятивную философию и лютеранскую теологию, провозглашение Евангелия и диалог с другими религиями, основные идеи либеральной и диалектической теологии, современного экзистенциализма и классической греческой онтологии, немецкого идеализма и религиозного социализма - и другие столь же разнообразные мотивы, чтобы прийти к новому богословскому языку. И столь же многообразен спектр оценок его творчества в христианской мысли. Для либеральных теологов Тиллих слишком теоцентричен; для лютеран он слишком идеалистичен; философы находят его концепции слишком онтотеологическими; экзистенциалисты считают, что он слишком оптимистичен; диалектические и постмодерные теологи считают его слишком онтологичным; для теологов освобождения он слишком консервативен; интерпретаторы, которые ищут систематической согласованности, видят в его трудах массу противоречий. При этом он остается одним из самых обсуждаемых классиков теологии ХХ века. Проблема свободы для Тиллиха является одной из центральных проблем теологии. Как он пишет в «Систематической теологии»: «Понятие свободы для теологии столь же важно, как и понятие разума. Невозможно понять откровение, не имея понятия о свободе». Его собственный способ интерпретации можно назвать онтологией свободы. В своих ранних работах - «Построение истории религии в позитивной философии Шеллинга» (1910) и теологической диссертации «Мистицизм и сознание вины в философском развитии Шеллинга» (1911), Тиллих описывает путь Шеллинга как переход от философии тождества к философии свободы. Сходные мотивы можно увидеть и в собственной системе Тиллиха.
 
Мистицизм и сознание вины в философском развитии Шеллинга
Ключевым термином в диссертации является понятие «тождество», поскольку ранняя философия Шеллинга была известна как «философия тождества», и его более поздняя мысль, как правило, рассматривалась как преобразование этой концепции. Философский принцип тождества означает, что нечто есть просто то, что оно есть. В формуле, одобренной самими идеалистами, A = A. Как отмечает Тиллих, комментируя понятие тождества Шеллинга, «абсолют - это не синтезис, а всего лишь тезис».
 
Существует фундаментальное соответствие между разумом, который мыслит, и миром, о котором размышляют. Таким образом, основное утверждение в любой системе тождества состоит в том, что мы можем построить систему знаний, которая является логически цельной и которая представляет мир таким, какой он есть на самом деле. Но есть еще один элемент в картине, который имел решающее значение для немецких идеалистов: акцент на главенстве практического разума, то есть на стремлении к высшему благу. Они предполагают, «что абсолют в первую очередь отождествляется не с созерцательным умом или статическим состоянием бытия, а с активной волей, и только в этом случае мы можем видеть, что его единство является свободным актом самоутверждения».
 
Абсолют может быть единым с самим собой, потому что он свободно желает быть единым с самим собой. Если знание внешних объектов всегда подразумевает определенный разрыв между знающим и познаваемым или субъектом и объектом, волевое самоутверждение просто является утверждением себя таким, как я есть: Я есть тот, кто я есть. Однако в мире, в котором мы, человеческие существа, живем, движемся и существуем, свобода во всех отношениях ограничена. То, что я хочу сделать, заблокировано или подавлено множеством противостоящих мне явлений, которые Фихте относит к сфере «Не-Я», включая сюда даже мои собственные ментальные привычки и склонности. Следовательно, абсолютная воля, которая желает себя и своего мира в непрерывном единстве и самотождественности, может появиться только в материальных и исторических условиях как бесконечное или прогрессивное приближение. В целом, однако, немецкие идеалисты придали этой ситуации весьма оптимистичный оттенок, описывая историю как историю свободы, постепенно завоевывающую власть над Не-Я.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя brat christifid