Буллер - Тема смерти

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Буллер Андреас - Тема смерти в философии, истории и литературе
Философию, как правило, считают абстрактной наукой, для которой не всегда можно найти практическое применение в повседневной жизни. Но во время Первой мировой войны немецким фронтовым солдатам в окопах раздавался чисто философский текст, а, конкретно, изданная отдельной брошюрой 41 глава «О смерти и её отношении к неразрушимости нашего существа» («Uber den Tod und sein Verhaltnifi zur Unzerstorbarkeit unseres wesens an sich») известной книги немецкого философа Артура Шопенгауэра «Мир как воля и представление» («Welt als Wille und Vorstellung»).
 
На фронте смерть перестаёт быть далёкой и абстрактной идеей, а становится близкой и реально ощущаемой. У оказавшегося перед лицом смерти солдата появляется острая потребность обратиться к теме смерти, перед которой блекнут и теряют своё значение все другие философские мысли и идеи. Замечу, что вышеупомянутая глава из шопенгауэровской книги неоднократно переиздавалась отдельными изданиями, потому что никакой другой философ, кроме Шопенгауэра, не анализировал тему смерти с такой ясностью и доступностью и в тоже время с необычайной глубиной и основательностью. 
 

Буллер Андреас - Тема смерти в философии, истории и литературе 

СПб.: Алетейя, 2019. 190 с. 
ISBN 978-5-907189-24-9 
 

Буллер Андреас - Тема смерти в философии, истории и литературе - Содержание

СМЕРТЬ: ЛАБИРИНТЫ МЫСЛИ 
ВВЕДЕНИЕ 
1. ВЛАДИМИР ЯНКЕЛЕВИЧ О (НЕ)ПОЗНАВАЕМОСТИ СМЕРТИ 
2. КРАТКИЙ ОЧЕРК КУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ СМЕРТИ 
  • 2.1. Междисциплинарные дифференции в подходе к проблеме смерти 
  • 2.2. Традиция смерти в гуманитарных науках
  • 2.3. Тема смерти в искусстве и литературе 
3. МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ СМЕРТИ
4. РЕЛИГИОЗНАЯ И АТЕИСТИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ СМЕРТИ
  • 4.1. Смерть в христианской религии
    • 4.1.1. Аврелий Августин 
    • 4.1.2. Христианская философия смерти в действии 
  • 4.2. Атеистическая традиция смерти
5. СМЕРТЬ И ИСТОРИЯ 
  • 5.1. Смерть как «участник» исторического процесса
  • 5.2. Оптимистический взгляд на роль смерти в истории 
  • 5.3. Скептический взгляд на роль смерти в истории
  • 5.4. Захоронения как важный источник знаний о прошлом 
  • 5.5. Прошлое как другое 
6. ИСТОРИЯ КАК ПОПЫТКА «ОБУДУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОШЛОГО» 
  • 6.1. «Обудуществление прошлого» через его сохранение 
  • 6.2. «Обудуществление прошлого» через его воскрешение
    • 6.2.1. Свобода и бессмертие 
    • 6.2.2. Мир как музей
7. ФИЛОСОФЫ О СМЕРТИ
  • 7.1. Артур Шопенгауэр
  • 7.2. Мартин Хайдеггер
  • 7.3. Мишель Фуко
    • 7.3.1. «Места смерти» 
    • 7.3.2. Тело и душа человека
  • 7.4. Пытка как попытка «игры со смертью» 
8. ПАРАДОКСЫ СМЕРТИ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 
  • 8.1. От смерти героической к смерти трагической  
  • 8.2. Смерть в обществе и одиночестве 
FAZIT 
ЛИТЕРАТУРА 
 

Буллер Андреас - Тема смерти в философии, истории и литературе - Смерть: лабиринты мысли

 
Сложно писать предисловие к увлекательной книге. Еще сложнее писать предисловие к увлекательной книге, написанной о смерти. Однако, что же делает эту книгу о смерти увлекательной? Автор не стремится написать еще один большой научный труд, претендующий на окончательное решение вопроса о смерти. Размышления о смерти - это не прямая дорога, а извилистый путь лабиринтов мысли, схватывающих и теряющих смерть как предмет своей рефлексии. Именно в этом состоит важнейшее значение книги, которую в своих руках держит читатель. Движение в лабиринте всегда является соприкосновением с тайной, загадкой, неизвестностью. Лабиринт исключает горизонт восприятия. Вернее, здесь нет точной уверенности, а главным помощником оказывается осмотрительность. В лабиринте могут оказаться бесполезными опыт, знания и социальный статус. Движение в лабиринте - это всегда глубоко персональный акт. Метафора лабиринта как нельзя лучше характеризует книгу Dr. Phil. Андреаса Буллера, открытую взору уважаемого читателя. Книга представляет собой исследование различных опытов смерти в человеческой культуре. Именно опыты смерти в мифологии, религии, искусстве, литературе, в естественных и гуманитарных науках и, наконец, в философии последовательно раскрываются автором. Однако, что такое опыт? Вряд ли нам поможет здесь определение опыта как совокупность накопленных человеком практических и теоретических знаний. Именно они могут оказаться бесполезными в лабиринте. Наверное, один из самых лучших ответов мы находим в книге голландского ученого Франка Рудольфа Анкер- смита, который рассуждая об историческом опыте пишет. Исторический опыт - это то, что всегда «со мной» и не поддается теоретической экспликации, но как повседневный фон присутствует при обращении к прошлому и изменениям во времени. По мнению Ф. Анкерсмита, в историческом опыте, считает он, человек испытывает радикальную странность (жуткость) прошлого; здесь оно не конструкт рассудка, а реальность, которая обнаруживается в опыте с той её прямотой, как это свойственно возвышенному, «...он, скорее онтологичен, чем эпистемологичен, и потому должен определяться скорее через то, что вы суть, чем через то, что вы знаете, каким знанием обладаете. Возвышенный опыт - и исторический опыт - не предназначен для утоления нашей жажды знания. Он вообще не служит никакой цели, хотя его проявления могут иметь значение для человека, обладающего опытом <...> Человек обычно меняется благодаря опыту - а это только усиливает утверждение, что в ситуации возвышенного опыта нет никакого постоянного субъекта опыта». 
 
Человеческая мысль о смерти, воплощенная в многочисленных формах культурного отношения к ней (мифы, религия, наука, философия, литература, искусство) предстает в книге как набор опытов. Автор и не претендует на раскрытие темы связи этих представлений между собой. Конечно, придирчивый читатель может указать нам на то, что они фундированы культурой в целом и в той или иной степени отражают коллективные представления. Соглашаясь с такой постановкой вопроса, тем не менее отметим, что за культурой всегда стоит конкретный человек и его конкретный, персональный опыт отношения к смерти. Именно поэтому вряд ли представления о смерти в разных формах культуры могут быть полностью синхронизированы и упорядочены. Перед нами снова лабиринт. Персональность опыта отношения к смерти означает что у этого опыта свое время и пространство, свое отношение к тому что считать бытием, а что считать небытием. Именно поэтому схватить различные опыты смерти мы можем только двигаясь из разных точек человеческой культуры. Здесь также стоит на время забыть и об эволюции и тем более об идее прогресса. Здесь прежде жившие поколения людей могут сказать нам не меньше, чем наши современники. Однако, опыт смерти - это не только опыт самой смерти. Это еще и отношение к смерти как к процессу постепенного умирания, воплощенного в старении, болезнях, утратах. Не только смерти учат анализируемые автором мифологические и религиозные представления, произведения искусства и философские трактаты. Все они являются еще и рефлексией об умирании, подготовке человека к финальному событию его жизни. С этой точки зрения культурная история смерти является своеобразной культурной историей умирания. Смерть появляется в книге в еще одном необычном ракурсе. Смерть для автора книги является не только набором представлений, она анализируется как «участник» исторического процесса. И здесь мы видим смерть как фактор, оказывающий влияние на конструирование самой социальной реальности, мы видим практики смерти в истории как одну важнейшую часть социальной жизни. Наконец, мы видим смерть как источник знаний о прошлом. В этом ключе книга Андреаса Буллера - это не только краткий очерк о культурной истории смерти, но и попытка показать смерть как условие философских размышлений об истории и историческом сознании сегодня. Нельзя сказать, что книга Андреаса Буллера написана им только о смерти. Каждая строчка книги отсылает к жизни и в завершении автор еще раз говорит нам, что осознавая неизбежность своего конца, человек не должен забывать о том, что его жизнь есть нечто большее, чем простое ожидание смерти. Лабиринты рассуждений о смерти запутанны и полны разочарований. Однако, разгадывает эти лабиринты живой и мыслящий человек. 
 
Андрей Линченко, Лондон, апрель 2019 г.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Andron