Чистяков Георгий - Путь, что ведёт нас к Богу

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Путь, что ведёт нас к Богу - Чистяков Георгий
Говоря о религии, мы прежде всего описываем кон­кретные религиозные системы, их историю и психоло­гию их носителей, изучаем социологию религии и рели­гиозные тексты и т.д.
 
При этом оставляем в стороне саму суть религии - религиозность (religiosita, то есть на­божность или благоговение в лучшем смысле этих слов!) как феномен. В результате оказывается, что, достаточ­но хорошо разбираясь в конкретных формах религии, мы зачастую никак не представляем себе, что такое ре­лигиозность вообще, в чем заключается ее сущность и как можно определить такое явление как религиозная одаренность. Явление, без всякого сомнения, не завися­щее ни от культурного уровня и багажа, ни от нацио­нальной или расовой принадлежности, ни от политиче­ских или философских и других убеждений. Религиоз­ность как феномен - сродни музыкальному слуху. Тот, кто им не обладает, в сущности, очень мало знает о том, что же это такое. Религиозно одаренный человек может равно быть высокообразованным ученым и блестящим интеллектуалом, как Фома Аквинский или о. Павел Флоренский, или же почти безграмотным простецом, как автор «Откровенных рассказов странника».
 
Главное в религии (разумеется, если речь идет о теи­стической религии) заключается в том, чтобы знать не что-то (пусть даже всё!) о Боге, но только в том, чтобы знать Бога. Прекрасно говорит об этом Эрих Фромм в своей книге «Искусство любить». «В мистицизме, яв­ляющемся логическим следствием монотеизма, - пишет Фромм, - попытка познать Бога рационально отвергает­ся и заменяется переживанием единения с Богом, при котором для знания о Боге не остается ни места, ни не­обходимости» (Э. Фромм. Искусство любить. СПб.: «Азбука», 2001. С. 103). Ссылаясь на Маймонида, Фромм далее указывает, что если что-то и остается в такой ре­лигиозности от знания о Боге, так это знание о том, чем Он не является. На самом деле, христианам, несмотря на то, что ими велись бесконечные догматические спо­ры, - явно вопреки этим спорам, зачастую выливав­шимся в настоящие войны, - с первых веков христиан­ства это было прекрасно известно.
 

Чистяков Георгий - Путь, что ведет нас к Богу

[сост. Н.Ф. Измайлова и Т.А. Прохорова].
М: Центр книги ВГБИЛ им. М.И. Рудомино, 2010 - 336 с.
ISBN 978-5-7380-0350-9
 

Чистяков Георгий - Путь, что ведет нас к Богу - Содержание

Часть I: DE DEO SENTIRE
  • «Внутрина»: Что это такое? (Заметки о сути религиозности и мире между исповеданиями)
  • Quid est Deus?   
  • Изучая священный текст  
  • Из истории античного «Декалога»
  • Иисусова молитва(Три открытия русского православия)              
  • Почитание Девы Марии в средневековой гимнографии
  • Мариам
  • Эсхатология Вл. Соловьева и Первосвященническая молитва Иисуса
Часть II: НИЧЕМ НЕ ВООРУЖЕННАЯ СМЕЛОСТЬ Мученичество как феномен
  • «Белая гвардия»
  • Христианские подвижники XX в.
  • Эпоха равноапостольных жен  
  • Острова особого назначения (Соловки) 
  • Рауль Валленберг  
  • Эли Визель: Возвещая роду грядущему  
  • Отец Александр Мень      
  • Брат Роже
  • Santo Subito (Памяти Иоанна Павла II
Часть III: ТАМ, ГДЕ НЕВОЗМОЖНО ЗНАНИЕ
  • Omnipotens? 
  • Из истории «Преображенного православия»
  • Не всё в душе тоска сгубила (Н.П. Огарев и А.И. Герцен)
  • Любить - значит дарит
  • Церковь и империя. Ситуация на рубеже XX и XXI веков
  • Религиозность сегодня и завтра
  • Психология религиозного фанатизма
  • Вера и толерантность
  • Религиозное чувство как психологический феномен 
  • Путь Господень

Чистяков Георгий - Путь, что ведет нас к Богу - Мученичество как феномен

«Начинался не календарный - настоящий - двадцатый век», - говорит Анна А. Ахматова в «Поэме без героя». Быть может, одна из дат, с которыми можно связать это его «настоящее» начало, - это 1 декабря 1916 года, когда в Алжире был убит брат Шарль де Фуко, французский монах, живший в пустыне в полной нищете и одиночестве среди туарегов, изучавший их язык и в полной тишине молитвенно читавший Евангелие. Был убит вовсе не потому, что был христианином, но только из-за того, что его убийцы думали, что в своей хижине он прячет оружие.
 
Можно ли назвать его смерть мученической? Ведь у мучеников первых веков всегда был выбор. Каждый из них был волен остаться в живых при условии, что он отречется от своей веры, или же не отречься умереть и именно поэтому умереть. У брата Шарля этого выбора не было. Как-то ясно то, что двадцатый век начался с 1914 года, с началом Первой мировой войны, или с октября 17-го года. Об этом можно спорить. И о Шарле де Фуко вспоминается потому, что это был человек особенный, из «рода нашего», как по преданию сказала Богородица, указав на преп. Серафима кому-то из его учеников. Именно о брате Шарле задумываешься, по той причине, что это был человек Евангелия, настоящий «ученик», если вспомнить о первом самоназвании христиан, о котором говорится в «Деяниях». Французский офицер, ставший монахом и ушедший в пустыню не в переносном, но в самом прямом смысле этого слова.
 
Осень 2001 года, и, конечно же, «не календарный, а настоящий», XXI век и новое вообще тысячелетие началось 11 сентября 2001 года, когда в двух благополучнейших городах планеты - Нью-Йорке и Вашингтоне - за какие-то несколько минут погибли тысячи людей. Одна или две женщины успели позвонить домой по телефону, чтобы сказать своим мужьям, что любят их. И всё. Запись одного из таких звонков, сохранившуюся на автоответчике, услышал весь мир, о другом мне просто рассказал муж погибшей. Казалось, что такое не может быть правдой. А ведь кто-то продумал, организовывая эти теракты, абсолютно все, все до мельчайших подробностей.
 
Такое под силу не горстке бандитов, не пятерым озверевшим террористам, но только серьезнейшей и блестяще функционирующей и, скорее всего, государственной структуре. Увы, но это именно так. И стоит организация такого теракта бешеных денег. Бюджет обычного хорошо развитого европейского государства такого бы не потянул. Но там, где есть деньги, что рождаются из ничего - от торговли нефтью и «наркотою», там оказывается возможным все.
 
Как не хочется, чтобы бомбы падали на Кабул! Но почему тогда талибы отказываются выдать Бен-Ладена мировому сообществу? Да и не в одном этом человеке дело, потому что их действительно много, но при этом, и это особенно страшно, мир их не знает ни в лицо, ни по именам. Это не нацисты, о которых нам было известно абсолютно все, а какие-то невидимки, анонимно действующие и поставившие себя вне мирового сообщества. И вот перед лицом этой опасности мир начал объединяться. Россия и Америка, христиане разных исповеданий, иудеи и мусульмане, буддисты, индуисты и так далее, верующие и неверующие, консерваторы и социал-демократы, - все мы оказались в одной лодке.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя brat Nicaeec