Райт, Николас Томас - Иисус и победа Бога

Иисус и победа Бога - Николас Томас Райт

 
В этом исследовании крупнейший современный библеист Н.Т.Райт предлагает исчерпывающую оценку научных достижений в области поиска исторического Иисуса.
 
Он детально излагает свое понимание того, как сам Иисус понимал свою миссию как Он видел свое движение божественным исполнением предназначения Израиля.
 
Это революционное провозвестие, выраженное в притчах и символически представленное в исцелениях и братских трапезах, привело Иисуса в Иерусалим. В послушании своему призванию Иисус осознал, что был тем, кем в еврейском сознании мог быть только Бог, совершал то, что только Бог мог совершить...
 
 

Райт Николас Томас - Иисус и победа Бога

 
Современная библеистика
М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2004 — 688 с. 
ISBN 5-89647-078-9 
 
Перевод: Глеб Ястребов 
Jesus and the Victory of God by N. T. Wright 
 

Райт Николас Томас - Иисус и победа Бога -  Глава 14 - Результаты

 
"Жизнь исторического Иисуса — одна из самых захватывающих глав девней истории. Его жизнь и программа выдерживают сравнение с жизнью и программой любой другой известной нам личности. Учение Иисуса вырывают из контекста, всячески искажают и передергивают в угоду всевозможным целям, — и все же оно остается поразительным для нас. Его смерть стоит рядом со смертью Сократа: крест и цикута во многом определили развитие западного сознания[1].
Но это — память. И здесь есть великая загадка.
 
Сделайте из Иисуса учителя, — и вы сможете перевести его учение на язык других категорий. Сделайте из него социального, политического или военного революционера, — и вы получите модель для подражания. Но представьте его эсхатологическим пророком, который возвещает (и говорит, что воплощает!) Царство, — и у вас будет рассказ о человеке, пошедшем на крупную игру и как будто проигравшем. Как тут не вспомнить вопрос Эйнштейна, играет ли Бог в кости.
 
Швейцер прекрасно понимал проблему. Поместите Иисуса в его исторический (т. е. эсхатологический и апокалиптический) контекст, — и он может потерять для вас всякое значение. Такова уж специфика его учения, направленного на Израиль I века, что оно выглядит «памфлетом для времени Иисуса», а вовсе не вечной истиной. Хуже того: Иисус обещал Царство, а Царство не пришло. Вот и наблюдаем мы «вымученные попытки спасти Иисуса от апокалиптики»[2]. Во дни Швейцера этим занимались люди благочестивые, желающие сохранить Иисуса в качестве учителя вечных истин. Сейчас над этим трудятся люди неблагочестивые: им не по душе образ апокалиптического пророка.
 
Швейцер объявил, что сама неудача Иисусова проекта как бы освободила его «дух» (или «личность»), который может становиться значимым присутствием везде и во все времена. Иисус остается странником, «неизвестным», но он все еще манит за собой, заповедует, дает откровение… Бультман подошел к делу иначе. Он считал это недостижимым: «личность» Иисуса нам неизвестна, но «учение» его живет[3]. Своей демифологизацией Бультман добился того же, что Швейцер — «личностью», с одной существенной разницей: Иисус Швейцера, грубо говоря, — человек действия, призывавший людей к выполнению задач, а Иисус Бультмана — человек речей, призывавший людей думать, В результате Швейцер стал врачом–миссионером, а Бультман написал «Новозаветное богословие».
 
Обе альтернативы неудовлетворительны. Демифологизированный Иисус Бультмана совершенно выпадает из I века: попробуйте взять в руки книгу «Иисус и Слово» сразу после Иосифа Флавия! Швейцер попал в точку с центральной ролью «апокалиптики» для Иисуса, но ошибочно полагал, что она говорит о конце света и что из отсутствия конца света в урочный час можно вывести некую вечную истину. Ничего подобного! Иисус отправился в Иерусалим, чтобы осуществить и воплотить грядущее Царство, в котором ГОСПОДЬ будет царем мира. Он умер той же смертью, что и все лжемессии. Если рассказ на этом заканчивается, он означает лишь одно — то, что Ювенал выучил еще школьником на упражнениях по риторике. «Удались от общественной жизни, и будешь крепче спать»[4]!
 
Иными словами, если Иисусовы деятельность, рассказы и символы привели к распятию, то даже нельзя сказать, что у него была пара ценных идей, но в последний момент фортуна от него отвернулась. Его смерть, будучи тематически связанной со всей его программой, поставила под сомнение и его идеи. Если Иисус был таким, как я думаю, и если смерть была концом, то это — конец. Он похож на Иуду Галилеянина или Симеона Бен–Косибу, разве что чуть поинтереснее, да и то, возможно, лишь потому, что учения Иуды и Симеона до нас не дошли. Описывает же Иосиф Флавий Иуду как sophistes.
 
Конечно, имелись разные способы осмыслить смерть учителя или даже вождя. Всюду знали о Сократе как об образце благородного принятия несправедливой казни. В иудаизме существовала категория «мучеников», применявшаяся к людям, которые противостояли язычникам и умирали в верности ГОСПОДУ. Однако категории неудавшихся Мессий не существовало. Мессия, который, вместо того чтобы победить язычников в битве, погиб от их руки, — не Мессия, а обманщик, — именно так говорили впоследствии раввины (да и христиане) о Бар–Кохбе[5].
 
Почему же тогда люди продолжали говорить об Иисусе из Назарета, причем говорить не просто как о личности яркой, но трагической? Ответ, который давали на этот вопрос ранние христиане, нам известен и отличен от того, что выдумали современные мифотворцы: Иисус воскрес из мертвых. Конечно, это вызывает вопросы, для рассмотрения которых нужно писать еще одну книгу: что имелось в виду? Что произошло на самом деле? Произошло ли нечто с самим Иисусом или только с учениками? Почему это привело к возникновению именно такого движения? Как бы то ни было, только воскресение может объяснить, почему христиане не думали, что Иисус пребывал в иллюзиях. Только оно объясняет, почему его жизнь и слова имели актуальность через две недели (да и два тысячелетия!) после его смерти.
 
Подлинная проблема для историков и богословов состоит вовсе не в том, что не сбылись предсказания Иисуса о конце света или надежды ранних христиан на «второе пришествие». Это–то как раз не проблема, а карикатура на нее. Реальный вопрос звучит так: Иисус понимал предстоящие ему смерть и оправдание как победу над злом. Однако в светлый понедельник зло еще попирало землю — и в Средиземноморье (от Иерусалима до Гибралтара), и далеко за его пределами. И попирает до сего дня. Может быть, зло исчезнет лишь в загробной жизни? (Христиане часто прибегали к такому объяснению.) Или, может быть, смысл в том, что истинные идеи стали торжествовать над ложными? (Толкование в идеалистическом духе.) Однако подобные версии совершенно сбрасывают со счетов глубоко еврейский характер программы Иисуса, они не принимают всерьез его горячую молитву о наступлении Царства: да придет Царство Твое, и да будет воля Твоя, на земле, как и на небе…
 
Интересно, что ни одну из этих банальностей мы у первого поколения христиан не встречаем. Конечно, их волновало не только воскресение Иисуса, но и свое собственное. И им было важно верить в истину и возвещать истину. Однако они праздновали и возвещали победу Иисуса над злом как нечто уже произошедшее, причем непосредственно связанное с реальным миром, с их миром. Да, конечно, сражаться еще надо, но подлинная победа уже одержана. Именно здесь — основа их провозвестия начальствам и властям, что их время истекло[6]. Именно здесь — основа их великой радости. Радости не только о будущем, но и прошлом, и о настоящем. Но для того, чтобы сказать об этом подробно, действительно нужно писать отдельную книгу.
 
Таким образом, важность для нас Иисуса зависит от того, принимаем ли мы свидетельство ранней Церкви о его воскресении. Кроме того, если даже мы верим в воскресение, многое зависит от того, как мы смотрим на Иисуса до воскресения."
 

[1]            Steiner 1996, 361.
[2]            Schweitzer 1954 [1906], 400. Это ехидное выражение стало названием 6–й главы в работе Koch 1972.
[3]            Bukmann 1958a [1926], 8–10. Эта программная для него реплика оказалась совершенно ошибочной.
[4]            Ювенал, Сатиры 1.15–17.
[5]            См., например, Эйха Рабба 2:2; см. Schurer 1.543сл., а также выше главу 13 (2, ii).
[6]            См., например, 1 Кор 2:6–9; Еф 3:10 и т.д.
 
 

Райт Николас Томас - Иисус и победа Бога -  Содержание

Часть первая. Введение
Предисловие
ГЛАВА 1. ИИСУС ТОГДА И ТЕПЕРЬ
  • 1. Ангелы, великаны и головоломки
  • 2. Процедура
  • 3. «Поиски» и их польза
    • (i) Иисус в истории
    • (ii) Возникновение критического направления:от Реймаруса до Швейцера
    • (iii) От отсутствия поиска к новому поиску:от Швейцера до Схилебекса
    • (iv) Двести лет поисков
ГЛАВА 2. ИНТЕНСИВНОЕ ДВИЖЕНИЕ ПО WREDEBAHN’У: «НОВЫЙ ПОИСК» ВОЗОБНОВЛЕН?
  • 1. Введение
  • 2. «Семинар по Иисусу»
  • 3. Бёртон Мэк (и проблема Q)
  • 4. Дж. Доминик Кроссан
  • 5. Иисус – киник?
  • 6. Маркус Борг
  • 7. Вывод: новый «новый поиск»
 ГЛАВА 3. НАЗАД В БУДУЩЕЕ: «ТРЕТИЙ ПОИСК»
  • 1. Вырываясь из оков
  • 2. Вопросы
  • 3. Вывод: будущие направления «третьего поиска»
ГЛАВА 4. ПАРАДИГМЫ И РАСТОЧИТЕЛИ
  • 1. Евреи, крестьяне и расточители
  • 2. От притчи к парадигме

Часть вторая. Портрет пророка

ГЛАВА 5. ПРОРОЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИИСУСА
  • 1. Жизненный путь Иисуса: краткий обзор
  • 2. Среда Иисуса
  • 3. Иисус как «пророк речи» и «пророк-вождь»
  • 4. Пророк, сильный в деле и слове
  • 5. Больше, чем пророк?
ГЛАВА 6. РАССКАЗЫ О ЦАРСТВЕ (1): ВОЗВЕЩЕНИЕ
  • 1. Введение
  • 2. Контексты
  • 3. Переосмысление Царства: Весть
  • 4. Заключение: Весть о Царстве
ГЛАВА 7. РАССКАЗЫ О ЦАРСТВЕ (2): ПРИГЛАШЕНИЕ, РАДУШНЫЙ ПРИЕМ, ТРЕБОВАНИЕ, ПРИЗЫВ
  • 1. Введение: рассказ с открытым концом
  • 2. Приглашение: необходимо покаяться и уверовать
  • 3. Радушный прием: грешники и прощение
  • 4. Требование: жить как народ нового Завета
  • 5. Призыв: призыв стать помощником и спутником Иисуса
  • 6. Многие придут с востока и запада
  • 7. Истинная мудрость
  • 8. Заключение: обновленный народ Божий
ГЛАВА 8. РАССКАЗЫ О ЦАРСТВЕ (3): ОСУЖДЕНИЕ И ОПРАВДАНИЕ
  • 1. Введение
  • 2. Грядущее великое бедствие
  • 3. Уверение в оправдании
  • 4. Марк 13 и параллельные отрывки: грядущие разрушение и оправдание
  • 5. Вывод: суд и оправдание
ГЛАВА 9. СИМВОЛ И СПОР
  • 1. Введение: Царство, символ, спор
  • 2. Символы израильской идентичности: суббота, пища, народ, Земля
  • 3. Символы израильской идентичности: Храм
  • 4. Иисусовы символы Царства
  • 5. Иисус «сбивал народ с пути»?
ГЛАВА 10. ВОПРОСЫ О ЦАРСТВЕ
  • 1. Введение
  • 2. Кто мы?
  • 3. Где мы?
  • 4. Что не так?
  • 5. Где решение?
  • 6. Сколько времени?
  • 7. Пророк и Царство

Часть третья. Намерения и верования Иисуса

ГЛАВА 11. ИИСУС И ИЗРАИЛЬ: СМЫСЛ МЕССИАНСТВА
  • 1. Введение
  • 2. Мессианство в иудаизме и раннем христианстве
  • 3. Иисус и царский сан: события в Иерусалиме
  • 4. Мессианство как тайна пророческого служения Иисуса
  • 5. Вывод: Иисус и возвращение из плена
ГЛАВА 12. ПРИЧИНЫ РАСПЯТИЯ ИИСУСА
  • 1. Введение
  • 2. Римское обвинение
  • 3. Еврейское обвинение
  • 4. Намерения Иисуса (1): ключевой символ
  • 5. Намерения Иисуса (2): высказывания и символ
  • 6. Намерения Иисуса (3): эсхатологическое искупление в иудаизме
  • 7. Намерения Иисуса (4): странная победа
ГЛАВА 13. ВОЗВРАЩЕНИЕ ЦАРЯ
  • 1. Введение
  • 2. Еврейский мир смысла
  • 3. Загадки Иисуса о возвращении и прославлении
  • 4. Предвестие призвания
  • 5. Вывод

Часть четвертая. Заключение

ГЛАВА 14. РЕЗУЛЬТАТЫ
  • Приложение: «Царство Божье» в раннехристианских текстах
Библиография
 
28/04/2012
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (14 votes)
Аватар пользователя DikBSD