Франк-Дюкен - Что тебя ожидает после смерти

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Что тебя ожидает после смерти - Франк-Дюкен
Книга французского богослова Франк-Дюкена о посмертном состоянии души. Эта земная жизнь - наше время испытания; христианское Откровение не упоминает другой. В конце концов, она достаточна для того, чтобы проявить нашу фундаментальную склонность, глубокую ориентацию нашего бытия; и, ничего, в Слове Божием, не позволяет нам полагать, что радикальное изменение хода дела произойдет в  другой сфере существования.
 
Куда дерево наклоняется, туда и падает, говорит Библия, и «упадет дерево на Север или на Юг, то оно там и останется, куда упадёт» (Еккл 11:3). «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим братьям по вере».
 
Это добро, «не прекратим его делать: если не ослабеем, то в свое время пожнем» (Гал 6:9-10) Давайте будем действовать, пока сияет день жизни, так как «приходит ночь, когда никто не может больше делать» (Ин 9:4). Человек может «выйти на дело свое и на работу свою только до вечера» (Псалом 103:23).
 

Франк-Дюкен (Frank-Duquesne), Альбер. Что тебя ожидает после смерти?

Издания Францисканцев, 1950
Издания Sombreval, 2008
Перевод на русский язык  АлексейКазак,  в интернете опубликовано впервые
 

Франк-Дюкен - Что тебя ожидает после смерти - Содержание

I "ОБРАЗОВЫВАЕТСЯ" ЛИ ДУША ПОСЛЕ СМЕРТИ
II ПРОМЕЖУТОЧНОЕ СОСТОЯНИЕ, ИЛИ «ОТДЕЛЁННЫЕ» ДУШИ
III РАЙСКИЙ ОТДЫХ  ИЛИ «СОН СМЕРТИ»
IV НОСТАЛЬГИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР ЭСХАТОЛОГИИ АП. ПАВЛА
V НЕВОЗМУТИМОСТЬ, ПРИСУЩАЯ SCHÉOL’у
VI "СОН" СМЕРТИ НЕ ЕСТЬ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ
VII РАЙ И ЧИСТИЛИЩЕ
VIII В ЧЁМ СОСТОИТ «ОЧИЩЕНИЕ»
IX SCHÉOL И COMMUNIO SANCTORUM (ШЕОЛ И ОБЩЕНИЕ СВЯТЫХ)
X МОЛИТВА ОБ "ОТДЕЛЕННЫХ" ДУШАХ
XI SCHÉOL И МИСТИЧЕСКОЕ ТЕЛО
XII КАК ПОНИМАТЬ КОНСТИТУЦИЮ BENEDICTUS DEUS БЕНЕДИКТА XII
XIII «ЧАЮ ВОСКРЕСЕНИЯ МЕРТВЫХ»
XIV «ПРОСЛАВЛЕНОЕ ТЕЛО»
XV ПАРУСИЯ НЕ ЕСТЬ "ВОЗВРАЩЕНИЕ" ХРИСТА
XVI ПРЕДВЕСТИЯ ПАРУСИИ
XVII «DIES IRAE, DIES ILLA» (ДЕНЬ ГНЕВА, ДЕНЬ ТОТ)
XVIII СПАСЕНИЕ И СЛАВА
XXII ЧЕТВЕРОЯКОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ НЕБЕСНОЙ СЛАВЫ
XXIII ЕСТЬ СЛАВА И СЛАВА
XXIV ВНЕШНИЕ
XXV АДСКИЕ МУКИ
XXVII АД И БОЖЕСТВЕННАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ
XXVIII СХЕМА БОЖЕСТВЕННОГО ПРАВОСУДИЯ
XXIX АД И БОЖЕСТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ
XXXI БОГ «ВСЁ ВО ВСЁМ»
ПРИЛОЖЕНИЯ
              1. Четыре великих доктора об "этапных обителях"
              2. Почему нужно руководствоваться Библией
 

Франк-Дюкен - Что тебя ожидает после смерти - Парусия не есть "возвращение" Христа

 
Именно в «последний день» — еврейская концепция, подхваченная Спасителем: soph eqobh yomaya (Targoum peudo‑Jon. на Исход, 40:9–11; там же, и Иерусалимский Targ. на Числа, 24:14) — следовательно именно во время славного "возвращения" или Второго пришествия, Мессия, Господь наш Иисус Христос, воскрешает мертвых. Можно даже сказать, что это воскресение, это возвращение к жизни людей, находившихся в «состоянии смерти» со времени их кончины[1] — и это не прописная истина — и представляет собой Парусию. Христос, действительно, не спускается снова на наш уровень, а нас поднимает — и, говорит Павел, нас "восхищает" — на Его уровень. Мы увидим Его таким, каким Он является со времени своего прославления, потому что мы станем подобными Ему (1 Ин 3:2). Вместо того чтобы снова стать, «приняв образ раба», воспринимаемым нашими грубыми чувствами, Он сообщает нам «вдруг, во мгновение ока, при звуке последней трубы» или ритуального sophar Иерусалимского Храма (1 Кор 15:52; 4 Ездры 6:23 сл.). эти новые способности славного тела, которые сделают для нас возможным воспринимать Его Присутствие. Со времени Вознесения, Он не переставал быть постоянно с нами, присутствующим среди нас; Он сам нам это торжественно обещал: во все дни, до явления «будущего века», Он с нами (Мф 28:20); но только вера нам предоставляет уверенность в этом. Тогда, в тот самый момент, когда закончится настоящий цикл, эон испытания, подобно слуге Елисея, мы откроем глаза, нам будет дарован новый взгляд, и мы Его наконец увидим, уже не верой, но лицом к лицу, Его, которого мы пронзили нашими ошибками, нашей неблагодарностью (4 Царств 6:17; 1 Кор 13:1; Зах 12:10).
 
Если Воскресение Искупителя дало Ему, действительно, самый полный набор жизненных связей с материальными и осязаемыми творениями, не будем видеть в этом простого возвращения к условиям "естественным" и "земным", "рабским", как говорит Апостол, которым Он согласился подчиниться в течение Воплощения. Это Воскресение не ограничивается тем, что доказывает Его продолжение существования, доказывает, что Он продолжает жить и действовать после смерти, проявляет Его божество вечного Сына, неоспримо выявляя успех, победоносный исход и полное приятие Отцом Его искупительной смерти: оно нам открывает особенно неслыханным образом, абсолютно неожиданным потому что сверхъестественным, природу этой «новой жизни, Свыше», которую Он возвестил Никодиму, затем сестрам Лазаря. Это новое существование, Воскресение нам показывает, без тени возможного сомнения, что оно не является простым возобновлением или продолжением этого существования — как это был случаем для дочери Иаира, для юноши из Наина, для самого Лазаря, —  следовательно то, что Le Roy называл «реанимацией трупа», но формой бытия, абсолютно трансцендентной, несводимой ни к чему эмпирическому.
 
Идет ли речь только о доказательстве, о внешнем облике, предназначенном для нашего обучения? Действительно, через Воскресение Христос претерпевает, в том, что касается его условия человека, в том, что касается его morphê (образа)слуги, а не только в том, что касается его skhêma (вида), бесспорное и явно выраженное преображение. В противном случае, откровение новой жизни было бы обманчиво, иллюзорно, недостойно Того, Кто, если Он есть Жизнь, является для нас Путем к Жизни лишь потому, что Он есть Истина. Воскресение является не большей уловкой, чем Воплощение; на этот раз опять католическая вера противится докетическому ирреализму. Сама Личность Господа нашего, по мере того как его опыт Воплощенного Его обогащает, добавляет к её полноте, концентрирует в теле невыразимое богатство plérôme (полноты) (Кол 1:19 и 2:9), затронуто Воскресением, в той мере, в какой она соединена с человеческой природой, не по незнамо какому параллелизму с несторианством, но жизненно, ипостасно. Через смерть Богочеловек завладевает этим духовным условием, этим morphê (образом) человечества одухотворенного, но расцветшего, цветка полностью распустившегося — плодом которого является в нас Дух святой – а первой почкой — Его Преображение.
Но пасхальное утро не доводит до совершенства для Иисуса Христа вознаграждение за дело, с которым идентифицировалось Его жизнь; Воскресение не представляет окончательной платы за Его искупительную смерть. Всегда для нас — уже не propter nostram salutem (для нашего спасения): для чего достаточна Голгофа, но propter nos homines (нас ради человеков); уже не для того, чтобы нас вырвать у последствий Ошибки (Греха), но для того, чтобы перевернуть ("исправляя" его вне всех его "естественных" возможностей) наше условие (существования) людей — Он сделал в течение сорока дней: символический период ожидания, приобщения, ученичества, остановку на пути, который возвращал Его к небу. Без сомнения Победитель смерти жил среди нас в состоянии выше–человеческом, полностью сверхъестественном, причём тело принимало участие вместе с душой в этом прославлении. Райское состояние, говорит Он благоразумному разбойнику. Без сомнения еще эти сорок дней Он прошёл, переходя «от славы к славе», «от света к свету», «от знания к знанию» (именно все это предполагает Павлово apo doxês eïs doxan (от славы к славе)) к конечной и совершенной славе. Но Вознесение должно было принести в Воскресение это окончательное завершение. Небесная жизнь Иисуса Христа есть именно жизнь, поприще, постепенное развертывание, которое идет от пустой могилы к одесную Отца. Это — то, что делает Его для нас "образцом".
 

[1]     См. Fritz Lieb, Россия изменяется, Париж, 1946, стр. 217: «Проблема спасения души… Библия фактически ничего не знает об этой душе, оторванной от конкретной реальности человека». См. А. Sertillanges, Катехизис Неверующих, Париж, 1930, т. II, стр. 243: «Бессмертная душа — не человек. Спрашивать меня: Какая необходимость для бессмертной души возвращать себе материю? Это как если бы вы меня просили: какая необходимость для человека существовать? Св. Фома замечает, что само имя человека уже не принадлежит больше (отделенной) душе. Мы не можем сказать: Такой‑то около Бога, Такой‑то просто разрушен; существует только одна часть его личности… Если нет воскресение плоти, человеческая душа спасена; но человек не спасён, человечество не спасено, оно угасло; вселенная Бога обеднена (нашим) видом… (Его) место не занято больше, и смерть, которую Христос должен был бы уничтожить, сохранила своё господство… Жизнь изуродованной души не полностью нормальна… Естественное состояние души включает в себя сознание, соответствующее нашей цельному существу. Но в продлении жизни одной души нет больше телесного сознания, чувствительности, отпечатка вселенной и самого себя в полноте, памяти, так как физическое время уже не течёт. Из всего этого существует только принцип (возможность), сведённый к одной операции: мысли. Но мысль это — квинтэссенция души, она не есть вся душа». Это именно то, о чем мы сказали о состоянии, где находятся отделенные души, о «промежуточной стадии», между смертью и окончательным Судом.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.6 (9 votes)
Аватар пользователя Казаков