Гомберг - Дорога на Ханаан

Гомберг Леонид  Дорога на Ханаан
Книга охватывает огромные временные и пространственные массивы истории человечества, отраженной в Библии, – от стоянок «палестинского неандертальца», жившего 70 тысяч лет назад в пещерах Восточного Средиземноморья, до водворения в Ханаане клана переселенцев Иври из Ура и Харана в начале II тысячелетия до н. э. В повествовании представлены ключевые фигуры ранней библейской истории Каин, Ной, Нимрод, Авраам в контексте реально возможных событий, отраженных в мифах Месопотамии и Леванта: строительства Иерихона и  новости НОП, Всемирного потопа, строительства Вавилонской башни и Вавилонского столпотворения, гибели Содома и Гоморры.
 
Мифологическая история – почти неизведанная область знания, находящаяся на стыке исторической науки, народного мифотворчества и художественно-публицистической литературы, исследующая, в какой степени соотносятся между собой историко-археологические и этнографические данные науки с мифологией, как они сочетаются, как переплетаются друг с другом, и как растворяются одни в других.
Так что же такое «мифологическая история»: наука или беллетристика, факты или вымысел? Пожалуй, и то, и другое, и третье, и четвертое. Если история призвана ответить на вопрос «как это было?», а мифология – «как это представлялось?», то мифологическая история рассказывает о том, «как это могло бы быть?».
 
Автор рассматривает Тору (Пятикнижие Моисея) как Книгу несомненно Богоданную. В то же время если Всевышний говорит с людьми на их языке, то Он, по-видимому, не может не апеллировать к событиям непосредственно связанным с человеком и его судьбой, отраженной за отсутствием адекватной знаковой системы в мифах. Миф, таким образом, предшествует истории, а значит, в каком-то смысле ее замещает.
На основании достоверных (в той или иной степени) научных данных, с одной стороны, и легенд, мифов, сказаний, созданных человеком – с другой, мифологическая история выстраивает гипотезу, а затем и концепцию возможной чреды исторических событий. Автор ничего не утверждает окончательно, он просто размышляет и приглашает к размышлению читателей.
 

Леонид Гомберг - Дорога на Ханаан - Прогулка литератора по дорогам мифологической истории иудейской цивилизации

Феникс, Ростов н/Д, 2005
ISBN 5-222-07234-7
 

Леонид Гомберг - Дорога на Ханаан - Прогулка литератора по дорогам мифологической истории иудейской цивилизации - Содержании

КНИГА ПЕРВАЯ ОТ ЭДЕНА ДО ВАВИЛОНА ОЧЕРКИ МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ИУДЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  •     МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ ИСТОРИИ
  •     ВТОРАЯ ПОПЫТКА ИЛИ ИСТОРИЯ НОАХА
  •     ЛОВЕЦ ЧЕЛОВЕКОВ
КНИГА ВТОРАЯ ДОРОГА НА ХАНААН
  •     АВРААМ В УРЕ
  •     ДОРОГА НА ХАНААН
  •     ПЕРЕКРЕСТОК ЦИВИЛИЗАЦИЙ
  •     ВОСХОЖДЕНИЕ
  •     ЗАКЛЮЧЕНИЕ А БЫЛ ЛИ АВРААМ?
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВЕРОЯТНОСТИ
 

Леонид Гомберг - Дорога на Ханаан - Прогулка литератора по дорогам мифологической истории иудейской цивилизации - В поисках Эдена

 
Священная Книга евреев Тора, известная в христианском мире как Пятикнижие Моисея, повествует о Сотворении человека в первой главе книги Берэшит (Бытие), что в переводе с иврита означает «Вначале». История эта не велика по объему, она занимает не многим более двух страниц книжного текста. Поразительно, что в таком небольшом рассказе уместились многие фундаментальные основы духовной культуры человечества.
 
В первом фрагменте второго раздела (стихи 1–5), начиная со слов «И закончены были небо и земля, и все воинство их» речь идет о Шестом дне Творения, когда собственно и был сформирован человек как единый в своей сущности объект. Следующий фрагмент возвращает нас к Третьему дню Творения, где говорится о создании сада в Эдене, а затем Автор Писания вновь возвращается к Шестому дню. Если не понять, что стихи с 5‑го по 16‑й второго раздела представляют собой «вставную новеллу», повествование потеряет всякий смысл.
 
Как явствует из текста, человеку в Эдене предстояло стать участником двух событиях: во‑первых, выслушать наказ Всевышнего о том, плоды каких деревьев сада есть можно, а какие нельзя, а во‑вторых, наречь имена всякой живности, которую Всевышний «образовал» и «привел» к человеку именно для этой цели. Лишь затем Он произвел разделение человеческого существа на две его сущности (ипостаси) – мужскую и женскую. Третья глава вмещает одну из самых популярных новелл в истории человеческой культуры – об обольщении Хавы змием и об изгнании первых людей из сада Эдена.
 
С историко‑мифологической точки зрения в тексте этого рассказа нас интересуют две проблемы, от решения которых будут зависеть многие существенные последствия описанных событий. Первая: когда произошло Сотворение человека? Вторая: где оно произошло?
 
При ответе на первый вопрос было бы слишком рискованно, да и затруднительно следовать традициям видных церковных авторитетов прошлого. Дата Сотворения мира, к которой обычно приурочивали Сотворение человека, расходится, например, у таких видных ученых как Блаженный Иероним (3491 год до н. э.) и епископ Феофил (5969 год до н. э.) почти на две с половиной тысячи лет. При этом следует помнить, что существует около двухсот различных версий толкования даты Сотворения мира. Самая распространенная сегодня, иудейская версия относит исходное событие истории человечества к 3761 году до н. э., то есть около 6000 лет назад.
 
Однако, такое привычное и естественное понятие как «год», некогда исчисленное астрономами и, казалось бы, данное нам сегодня в ощущениях, исторически совершенно неадекватно и, пожалуй, даже не состоятельно. Вглядываясь в Пятикнижие, мы чувствуем, что, чем дальше движемся в глубь веков, тем больше растягивается время. Мы не знаем истинных масштабов этого расширения, мы можем о них только догадываться. Читая историю Адама и Хавы, мы подсознательно ощущаем ее значительную временную протяженность, несмотря на то, что впервые встречаемся в тексте с историческим периодом, выраженным в «годах», лишь в сообщении о рождении их третьего сына Шета. До этого события никакой «числовой привязки» в тексте мы не обнаруживаем. Далее мы узнаем об огромной продолжительности жизни библейских патриархов, нам сообщается также о том, что срок человеческой жизни затем был сокращен до 120 лет. Но что это означает: что именно было изменено – структура времени или качество его течения – мы не знаем.
 
Принято считать, что легенда об Эдене родилась в недрах так называемой Убейдской культуры, которая была прямой предшественницей великих цивилизаций южной Месопотамии. Первые земледельческие поселения здесь возникают достаточно поздно – лишь в VI тысячелетии до н. э., в то время как на прилегающих территориях, в предгорьях Загроса, в Анатолии и Иерихоне, земли обрабатывались уже не менее пяти тысяч лет. Археологи называют эти поселения убейдскими по имени небольшого холма Эль-Убейд неподалеку от древнего города Ура, к югу от современного Багдада. Причину такого «опоздания» ученые видят в том, что некогда вся территория южной Месопотамии была затоплена водами Персидского залива и, следовательно, не пригодна для обитания. Есть, однако, мнение, что поселения здесь все-таки были, но впоследствии их занесло многометровыми толщами грунта. Как бы там ни было, но более ранних следов жизнедеятельности человека в этом районе не обнаружено.

Судя по всему, люди не селились здесь из-за нездорового климата, а также из-за отсутствия каких бы то ни было полезных ископаемых. Здесь не было даже камня, а значит, и необходимого материала для изготовления орудий. И все-таки люди сюда пришли. Откуда?

Археологи обнаружили, что в V тысячелетии до н. э. на восточном побережье Аравии проживали родственные «убейдцам» племена. Об этом свидетельствуют некоторые черты их материального уклада и, особенно, керамика – чаши, кувшины, кубки, изготовленные из зеленовато-желтой глины и расписанные красновато-коричневыми и черными геометрическими узорами. Можно было предположить, что родина «убейдцев» где-то на юге, вероятно, на аравийском побережье Персидского залива. Однако анализ «убейдской керамики» Аравии показал, что при всем сходстве возраст ее все же несколько моложе керамических изделий южной Месопотамии. Стало быть, речь скорее должна идти о миграции с севера на юг, а не с юга на север.

Когда убейдские земледельцы стали осваивать долину Тигра и Ефрата, в северной Месопотамии процветала высокоразвитая Тель-Халафская цивилизация, о которой речь впереди. Хотя сегодня нет прямых свидетельств о местонахождении прародины «убейдцев», все говорит о том, что они почти наверняка пришли с севера – с предгорий Загроса, восточной Анатолии, северной Месопотамии. Только там уже в течение нескольких тысячелетий развивались земледельческие и скотоводческие поселения, именно там впервые началось храмовое строительство, и зародился культ бога-быка, получивший в последствии широкое распространение в Шумере и Вавилоне. Ведь прошло всего тысячу лет после появления первых поселенцев в дельте великих рек Месопотамии, и здесь выросли невиданные в мире города с дворцами, храмами и библиотеками. Одним словом, многие, пусть косвенные, факты свидетельствуют о том, что Убейдская культура как-то связана с культурой Тель-Халафа, которая, как мы скоро увидим, в свою очередь тесно связана с более ранней Натуфийской культурой в Палестине. Следующим звеном этой многотысячелетней цепи событий стало установление деловых и культурных контактов «убейдцев» с поселениями на востоке Аравийского полуострова.

 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя eshatos