Гордиенко - Мир поздней античности - Выпуск 11

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Гордиенко В.Н. - Мир поздней античности - Документы и материалы - Выпуск 11 - Самаритяне в этноконфессиональной мозаике Ранней Византии
История самаритян как народа очень интересна для изучения. Исследование ныне малочисленной этнической общности, сохранившей свои традиционные особенности через тысячелетия, наглядно показывает важность религиозного фактора для сохранения человеческой общности. Многовековая история показывает значение осознания самаритянами себя как наследников древней этнической и конфессиональной традиции, воспитания этого самосознания в каждом поколении через передачу традиционных культурных ценностей для сохранения своей идентичности.
 
Кроме того, в современной Палестине особо остро стоят проблемы мирного сосуществования представителей разных конфессий, и актуально изучение исторических периодов относительного равенства религий в этом регионе и причин крушения такой системы. Хронологические рамки исследования. Нижней хронологической границей исследования является издание Миланского эдикта (313 г.), начало изменения имперской религиозной политики, верхней - завоевание Палестины мусульманами (614 г.), завершение пребывания самаритян под властью Византии.
 
В третьем параграфе третьей главы рассматривается связь истории самаритян с их нынешним положением в мировом сообществе, а следовательно рассматривается всё временя существования самаритян. Географические рамки исследования: Провинция Палестина, после 429 г. разделённая на три новые провинции: Палестину Первую, включавшую в себя Иудею и Самарию; Палестину Вторую, включавшую Галилею и Декаполис; Палестину Третью в составе Негева, Синая и южного Заиорданья. Данный регион был выбран как место преимущественного расселения самаритян.
 
Источники. Из нормативных источников наиболее ценны Кодекс Феодосия (действовал от 429 или 438 до сер VI в.) и Кодекс Юстиниана (с сер. VI в.). Они были призваны служить основными сборниками правовых норм христианской империи, чем объясняется общая тенденциозность данных источников по отношению к представителям других религиозных групп. В кодексы не вошли эдикты, не соответствовавшие официальной идеологии империи V-VI вв., ряд законов был подвергнут редакторской правке, переработан или сокращен, что не могло не отразиться на объективности их данных.
 
Кроме того, невозможно с уверенностью говорить и о территориальной сфере применения права. Тем не менее, включенные в кодексы эдикты позволяют проследить эволюцию взаимоотношений государства с представителями других конфессий и с самаритянами в частности, охарактеризовать официальное отношение государственной власти к самаритянам в IV - начале VI вв., выявить факторы, способствовавшие складыванию противоречий и борьбы между ними. Нарративные источники по данной теме разделены на языческие, христианские, самаритянские - согласно религиозным воззрениям их авторов.
 
Важными источниками являются произведения историков- язычников IV-V вв. - Аммиана Марцеллина, где освещаются антиязыческие политические процессы, проводимые правительством Констанция II и Валента; мероприятия языческой аристократии в римском сенате по поддержанию языческих культов. Богатейший исторический материал, позволяющий охарактеризовать внутреннюю и внешнюю политику империи в 361-363 гг., противостояние язычников и христиан в восточных провинциях Римской империи представлен в сочинениях императора Юлиана Отступника.
 
Пласт христианской литературы, содержащей сведения о межрелигиозной борьбе IV- начала VI вв., исключительно велик. Проблему сохранения симпатий к язычеству в различных слоях позднеримского общества затрагивало большинство христианских писателей данного периода. Наиболее ценными для нашего исследования были труды Прокопия Кесарийского и Иоанна Малалы. Здесь можно найти много важной информации по восстаниям самаритян, и в целом, по конфликтам между ними и властью/христианством. Информация из произведений этих двух авторов считается наиболее точной, которую даёт нам нарративные письменные источники.
 
Среди самаритянских источников данного периода наиболее ценными в научной литературе считаются хроника Абульфата (за авторством Фильмара), хроника Адлера и Китаб Аль-Тарик (в переводе с арабского «История арабов»). Последняя является хроникой арабского автора Абу-л-Фатха Аль-Самири Аль-Данафи, который был самаритянином, принявшим ислам, или являлся потомком самаритян, перешедших в ислам. Данные произведения написаны значительно позднее рассматриваемых событий (Хроника Адлера вовсе написана в конце XIX века), что накладывает значительный отпечаток на их содержание.
 

Гордиенко В.Н. - Мир поздней античности - Документы и материалы - Выпуск 11 - Самаритяне в этноконфессиональной мозаике Ранней Византии

Белгород 2018 г. - 114 с.
 

Гордиенко В.Н. - Мир поздней античности - Документы и материалы - Выпуск 11 - Самаритяне в этноконфессиональной мозаике Ранней Византии - Содержание

  • Введение
Глава 1. Мозаика взаимоотношений этноконфессиональных групп и Империи
  • 1.1.Переплетение интересов Империи и христианства
  • 1.2.Противоборство империи и язычников
  • 1.3.Взаимоотношения империи и иудеев
  • 1.4.Противоречия между самаритянами и Империей в ранневизантийской Палестине
Глава 2. Самаритяне в межконфессиональных отношениях позднеантичной Палестины
  • 2.1. Религиозные особенности самаритян и устройство их общины
  • 2.2.Конфессиональные противоречия между самаритянами и христианами в ранневизантийской Палестине
  • 2.3.Религиозные разногласия самаритян и иудеев
  • 2.4.Взаимоотношения между самаритянами и язычниками
Глава 3. Самаритянские восстания как крайняя степень противоречий в Палестине. Место самаритян в истории
  • 3.1.Самаритянское сопротивление административному нажиму в IV-V вв. Восстание 484 г.
  • 3.2.Империя против общины самаритян в VI веке. Восстания 529 г. и 555 г.
  • 3.3.Самаритяне в исторической перспективе Заключение
  • Список используемой литературы

Гордиенко В.Н. - Мир поздней античности - Документы и материалы - Выпуск 11 - Самаритяне в этноконфессиональной мозаике Ранней Византии - Противоборство империи и язычников

 
Как уже было сказано выше, трансформация римского общества в поздней античности проявилась и в изменении государственной идеологии. Постепенный процесс христианизации империи, несмотря на некоторую поддержку со стороны императоров, привёл к поэтапному снижению роли язычества, но языческие культы продолжали иметь значительное число последователей в разных социальных слоях на протяжении всей поздней античности. В правление Константина I Великого отношение к язычеству было скорее благожелательным, несмотря на противоположные заявления христианских историков - первое документально зафиксированное законодательное ущемление язычества относится ко времени императора Констанция II (хотя стоит отметить, что до нас дошло очень мало законодательных актов), а окончательное запрещение всяческих проявлений языческого культа имело место лишь в эпоху Феодосия Великого.
 
Император Константин не преследовавший язычество, противопоставляется в работах языческих авторов его преемникам. Либаний в речи «О храмах» отзывается о времени Константина I Великого благоприятно, противопоставляя его эпохе Феодосия Первого, однако делает замечание о разграблении языческих храмов, при сохранении их функционирования, для получения средств на возведение Константинополя - новой столицы (Lib. Or., XXX, 6). За это деяние, Константин, по мнению Либания, был наказан случаем с женой и сыном и конфликтом сыновей после смерти (Lib. Or., XXX, 37). Либаний не одинок в подобных утверждениях. Юлиан Отступник обвинял Константина Великого, в аллегорической истории династии Константина, в том, что он оставил Бога-Солнца и разграбили языческие храмы, отмечая, что разрушать их стали при сыновьях Константина (Jul. Or., VII, 22, 288 B-C).
 
Основным свидетельством против неблагоприятной политики Константина I Великого в отношении язычества является труд Евсевия, где говорится о полном запрещении языческих богов на основании своих мыслей по поводу ряда мер и законов (Euseb. Vita Canstan- tini, II, 45, 1; III, 26, 53, 55, 58). Евсевий рассказывает об единичных акциях, никак не связывает их с упомянутым им же общим законом о запрещении языческих жертвоприношений, не говорит о практической реализации закона, да и сам закон в принципе просто упоминает дважды, в разных частях труда. Так же отметим, что наиболее обстоятельные возражения труду Евсевия и общую оценку источникам по данной проблеме дали зарубежные историки Р. Эррингтон и Т. Эллиот и отечественный специалист по религиозной политике Константина Великого А. Рудоквас.
 
Преемникам Константина приходилось считаться с интересами языческой оппозиции, сохранять экономическую базу языческих коллегий не препятствовать отправлению традиционных языческих культов Рима и поддерживать преференции столичного жречества. В период правления Константа новая знать, военно-чиновничья аристократия принявшая христианство, попыталась экспроприировать владения языческих храмов, а при Валентиниане I организовала масштабный политический процесс против знати столицы. Этот конфликт политических и социальных интересов получил внешнее выражение в форме религиозного противостояния христианства и язычества.
 
Под лозунгами христиан выступала военно-чиновная знать, которая воспринимала приверженность новой вере как форму проявления лояльности к правящей династии. Язычество сплотило вокруг себя сенаторскую знать столицы. Действия христианской знати против языческой римской аристократии, в целях ограничения роста оппозиционных настроений среди сенаторского сословия, были пресечены императорской властью. Стоит отметить небольшой период укрепления позиций язычества во времена императора Юлиана. Период правления Юлиана Отступника представлял собой политическую и идеологическую реакцию куриального сословия. Сотрудничая с языческой оппозицией, Юлиан проводил благоприятную социально-экономическую и религиозную политику для куриалов.
 
Он укрепил положение курий и полисной аристократии, проводя политику возвращения городам земельных угодий, ослабляя влияние чиновно-бюрократического аппарата, лишая христианскую церковь привилегий, реформируя языческий культ и жречество, а также восстанавливая храмовое землевладение. При поддержке правительства Юлиана языческие партии некоторых городов перешли в наступление против церковной организации и спровоцировали во многих муниципиях курии кровопролитные выступления, направленные на христиан. Наиболее жестокие погромы произошли в крупных языческих религиозных центрах, потерявших значительную часть своих доходов в связи с политикой предыдущих правителей, например, в Александрии.
 
В целом, Юлиан правил слишком мало, чтобы добиться реальных успехов в религиозной политике, а после его смерти все его начинания были отменены. Большая часть столичной аристократии сохранила приверженность язычеству, несмотря на то, что многие представители сенаторского сословия, прежде всего женская часть, перешли в христианскую веру. Христианская церковь не достигла пока ни идеологического господства, ни внутреннего единства, еще не обрела статуса государственного института и связанных с этим почёта и имущественного положения, сравнимого с традиционными жреческими и светскими магистратурами.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Traffic12