Грацианский - Император Юстиниан Великий и наследие Халкидонского Собора

Грацианский Михаил - Император Юстиниан Великий и наследие Халкидонского Собора
Император Юстиниан Великий (527–565) является, без преувеличения, одной из масштабнейших фигур в мировой истории. Даже на фоне выдающихся личностей, стоявших во главе Римской империи вплоть до ее падения в 1453 г., — таких как Октавиан Август, Траян, Диоклетиан, Константин Великий, Ираклий, Василий II, Алексей Комнин, Иоанн Ватац, Михаил VIII Палеолог, — Юстиниан стоит особняком. Завершивший дело Октавиана Августа по развитию римского права, дело Диоклетиана как гражданского реформатора и дело Константина Великого как реформатора церковного, миротворец и завоеватель, не уступавший Траяну, Юстиниан, пожалуй, более всех претендует на то, чтобы стать символом и воплощением римского духа для всех времен существования Великой Империи.
 
После беспрерывных катастроф V в. на долю Юстиниана выпало вернуть Империи прежний блеск и престиж. Последовательно и планомерно Юстиниан возвращал и восстанавливал то, что оказалось потерянным или ослабевшим в предшествующее столетие. Оптимизированное административное устройство, лишенное рудиментов давно изжившей себя тетрархии, кодифицированное римское право, наконец-то приведшее к единообразию наследие золотого века римской юридической мысли и императорского законотворчества II–V вв., возвращенные под римскую власть обширные территории бывшей Западной империи, улаженные богословские споры и тяжелые церковные нестроения V в. — вот лишь самый общий перечень заслуг великого императора.
 

Грацианский Михаил - Император Юстиниан Великий и наследие Халкидонского Собора

М.: Издательство Московского университета, 2016. 391 с.
(Труды исторического факультета МГУ: Вып. 86; Сер. II, Исторические исследования: 42).
ISBN 978-5-19-011148-4
 

Грацианский Михаил - Император Юстиниан Великий и наследие Халкидонского Собора - Оглавление

Предисловие
Введение
Историографический обзор
Источники
 
Глава I. Церковно-политическая ситуация от окончания Халкидонского Собора (451 г.) и до начала восстания Виталиана (513 г.)
Глава II. Переход к прохалкидонской церковной политике
  • II.1. Прохалкидонская партия в последние годы правления императора Анастасия (513–519)
  • II.2. Окончательный переход власти к прохалкидонской партии. Император Юстин
  • II.3.  Переворот в церковной политике в пользу халкидонского православия
  • II.4.  Основания и периодизация политики Юстиниана по отношению к антихалкидонитам
Глава III. Фактор Феодоры в религиозной политике Юстиниана
Глава IV. Религиозная политика Юстиниана в 532–536 гг.
  • IV.1. Собеседование с севирианами 532 г. и его последствия
  • IV.2. Переговоры с Севиром. Патриарх Анфим Константинопольский и Собор 536 г.
Глава V.  Годы после Константинопольского Собора 536 г. Переход к спору о Трех Главах
  • V.1.  Спор о двух природах
  • V.2. Дело папы Сильверия и поставление Вигилия папой Римским. Переход к спору о Трех Главах
  • V.3.  Отношения с севирианами
  • V.4.  Миссионерские предприятия 40-х гг. VI в.
  • V.5.  Миссия Иакова Барадея
Глава VI. Спор о Трех Главах (540–553)
  • VI.1.  Позиция императора в споре о Трех Главах
  • VI.2.  Позиция сторонников Трех Глав
  • VI.3.  Осуждение Трех Глав и его последствия
Глава VII. Церковная политика Юстиниана в период после осуждения Трех Глав (553–565 гг.)
  • VII.1. «Мелькиты-антихалкидониты»
  • VII.2. Афтартодокетизм Юстиниана
Заключение
Список сокращений
Библиография
Приложение 1 - 7
Zusammenfassung
Summary
 

Грацианский Михаил - Император Юстиниан Великий и наследие Халкидонского Собора - Предисловие

 
Настоящая монография представляет собой глубокую переработку диссертации «Die Politik Kaiser Justinians I. gegenьber den Monophysiten», написанной нами на немецком языке и представленной на соискание степени Doctor philosophiae в Йенском университете имени Фридриха Шиллера (Германия) в 2005 г. Впоследствии с текста диссертации был сделан авторизованный перевод на русский язык, который в 2009 г. под названием «Политика императора Юстиниана Великого по отношению к монофиситам» был представлен для обсуждения на кафедре истории Средних веков исторического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и по результатам обсуждения, с учетом предложенных доработок, рекомендован к публикации. Дополненный вариант данного исследования, уже под названием «Император Юстиниан Великий и монофиситы», был удостоен в 2013 г. премии памяти митрополита Московского и Коломенского Макария III степени.
 
Предлагаемый вниманию читателя текст представляет собой плод значительной переработки предшествующих версий нашего исследования и переосмысления некоторых основополагающих концептуальных моментов, проведенных на основании наших новейших публикаций в рамках работы над проектом «Причерноморье и Средиземноморский мир в системе отношений Руси, Востока и Запада в Средние века», поддержанным Российским научным фондом (соглашение № 14-28-00213 от 15 августа 2014 г.). Работая над проектом, мы, в частности, отказались от использования термина «монофиситы» как в названии работы, так и в целом по ее тексту. Представляется также важным добавление новой главы, содержащей очерк церковно-политического развития, последовавшего за решениями Халкидонского Собора в 451–518 гг., что в целом помогло лучше интегрировать старую начальную часть диссертации в общий контекст исследования. Также в итоговой версии текста мы предлагаем выполненный нами в 2014–2016 гг. перевод основных богословских документов Юстиниана, авторство которых принадлежит самому императору (см. прил. 1–7 в конце книги).
 
Интерес к тематике исследования возник у нас спонтанно в силу увлечения восточнохристианской тематикой и, шире, — историей и культурой Ближнего Востока римского и исламского времени. Этот интерес явился логическим продолжением специализации по истории Византии, полученной нами на историко-филологическом факультете Российского православного института св. Иоанна Богослова под руководством ныне почившего профессора Игоря Сергеевича Чичурова. Углубленные занятия историей Ближнего Востока и восточными языками были продолжены в течение 2002–2005 гг. во время пребывания в аспирантуре в Graduiertenkolleg «Leitbilder der Spдtantike» Института античной истории Йенского университета имени Фридриха Шиллера под общим научным руководством также ныне почившего профессора Юргена Думмера.
 
Первоначальной целью данной работы была попытка заняться исследованием истории Римской империи (т.н. Византии) первой половины VII в. — захватывающего периода начала исламских завоеваний, проходивших на фоне религиозного брожения и мессианских ожиданий на всем Ближнем Востоке. Согласно распространенному в науке мнению, быстрота завоевания мусульманами обширных территорий римского Востока была обусловлена нелояльным отношением к правительству большей части населения этих территорий, придерживавшейся «монофиситского» вероисповедания. Приступив к изучению данного периода, мы очень быстро осознали, что без учета всей предыдущей истории антихалкидонского движения, возникшего как реакция на IV Вселенский Халкидонский Собор (451 г.), работа над избранной темой невозможна. Дальнейшие исследования показали, что ключевыми для понимания процессов формирования и развития антихалкидонского движения в Империи, как оно выглядело к началу VII в., являются период правления и церковная политика Юстиниана Великого (527–565).
 
Изучение церковной политики этого императора, и в частности его политики по отношению к антихалкидонитам, увело нас настолько далеко от первоначального замысла, что в конечном итоге вниманию читателя предлагается исследование, посвященное именно церковной политике Юстиниана, составившей — так же как и все, что делал этот великий государственный деятель, — эпоху в истории христианства, Церкви и Империи. Тему церковной истории Юстиниана, равно как и истории его политики по отношению к антихалкидонитам, никак нельзя назвать новой в мировой историографии, и потому мы бы заранее испытали немалый страх от обилия соответствующей литературы и разноречивости мнений исследователей о данном сюжете, если бы изначально не поставили себе задачу подойти к нему через подробное изучение всех релевантных источников.
 
Длительная работа над источниками помогла нам создать собственное представление об интересующем предмете и впоследствии по достоинству оценить работы многочисленных исследователей, также писавших на эту тему. Изначально пугавшее обилие источников и «вторичных» работ оказалось возможным одолеть и осмыслить, в результате чего появилась возможность дать собственное изображение политики императора Юстиниана по отношению к антихалкидонитам, основанное, прежде всего, на данных источников. Это последнее обстоятельство приходится особо подчеркивать, несмотря на то что для каждого историка данный подход должен быть вполне естественным. К сожалению, наше ознакомление с работами многочисленных западных исследователей оказалось полным неожиданных и не слишком приятных сюрпризов: выявился поразительный консерватизм западной науки, на протяжении десятков и даже более чем сотни лет повторяющей, как мантру, одни и те же спорные или явно устаревшие взгляды, концепции и, самое удивительное, — штампы.
 
Западные авторы в основном отдают явное предпочтение историографии в ущерб исследованию источников при работе с более или менее крупными историческими сюжетами. При создании обобщающих и справочных работ они странным образом предпочитают иметь дело с более старыми обобщающими или справочными работами, лишь в малой степени учитывая достижения исследователей, работавших с отдельными источниками и уточнявших отдельные небольшие вопросы, касающиеся более крупной общей темы. Такая ситуация в сфере изучения церковной политики Юстиниана позволила данному исследованию, вопреки первоначальным опасениям, состояться. В любом случае, в отечественной историографии оно по сути оказывается первым по избранной тематике.
 
Некоторые части настоящей работы были опубликованы в виде отдельных статей. По сравнению с первоначальной немецкой версией нами были предприняты значительные исправления и добавления: наряду с прочим, о чем говорилось выше, была расширена библиография посредством учета работ, вышедших на протяжении 2005–2015 гг., и внесены некоторые изменения в соответствии с отечественными требованиями представления научного материала. В заключение автор хотел бы выразить благодарность тем лицам, присутствие и помощь которых он постоянно ощущал на протяжении работы над книгой. Прежде всего, с грустью и признательностью хотелось бы здесь вспомнить об ушедших учителях. В первую очередь — об Игоре Сергеевиче Чичурове, проявлявшем к автору данной работы поистине отеческую заботу: ему мы чрезвычайно многим обязаны в профессиональном и личном отношении.
 
С искренней теплотой и глубокой признательностью мы также хотели бы упомянуть здесь почившего в 2016 г. преподавателя латинского языка, профессора Николая Алексеевича Федорова, превосходный педагогический талант, эрудиция и огромное человеческое обаяние которого до сих пор являются для нас одним из самых ярких воспоминаний студенческой юности. Хотелось бы воздать должное и светлой памяти профессору Юргену Думмеру, с большой заинтересованностью наблюдавшему за созданием первоначального варианта настоящей работы во время стажировки ее автора в Йене и проявлявшего по отношению к нему искреннее расположение, которое можно было еще встретить среди восточных немцев старшего поколения.
 
Особую благодарность мы хотели бы высказать президенту исторического факультета МГУ академику Сергею Павловичу Карпову за исключительно благосклонное внимание к данной работе и предоставленную возможность представить ее исходный русский вариант к защите на соискание степени кандидата исторических наук. Автор также глубоко признателен доктору исторических наук, профессору Александре Алексеевне Чекаловой, выступившей оппонентом при защите автором кандидатской диссертации и сделавшей целый ряд важных и интересных, подчас плодотворно критических и во всех случаях глубоко профессиональных замечаний по настоящей работе.
 
С особой теплотой мы хотели бы отметить неизменно благотворное и вдохновляющее влияние наших друзей и соратников — Павла Владимировича Кузенкова и Николая Игоревича Быстрицкого, сыгравшее и при подготовке настоящего исследования свою живительную роль. И наконец, самую сердечную благодарность и самую искреннюю и глубокую признательность я хотел бы выразить своим родителям, Татьяне Михайловне Матвеевой и Вячеславу Игоревичу Грацианскому, на протяжении всей моей жизни с любовью и терпением поддерживающим меня во всех моих начинаниях, не исключая и написание настоящей работы. Им она посвящается.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон