Христиане и мусульмане - проблемы диалога - Хрестоматия

Христиане и мусульмане - Журавский Алексей
За последние 40 лет на Западе появилась обширнейшая научная, а вслед за ней и популяризаторская, литература, посвященная проблемам исламо-христианского диалога. Сегодня можно уже с уверенностью говорить о возникновении принципиально нового междисциплинарного научно-богословского направления в гуманитарном знании. Междисциплинарного - поскольку исследование диалога необходимо предполагает сочетание различных методов и навыков таких наук, как сравнительное религиоведение, востоковедение, герменевтика, богословие... Можно сказать, мета-междисциплинарного, поскольку каждая из перечисленных наук, которые вобрало в себя новое направление (назовем его наукой о диалоге), сама по себе является междисциплинарной.
 
Что же следует понимать под диалогом религий и, в частности, под исламо-христианским диалогом? В широком смысле это весь комплекс отношений, которые складываются между двумя религиями (хотя некоторые авторы не без оснований полемизируют с такой точкой зрения). Мы должны признать, что такой диалог существовал всегда. Какими бы враждебными ни были установки одной религии по отношению к другой, между ними постоянно происходило общение, подспудный обмен ценностями. Одна религиозная культура заимствовала у другой прежде всего то, чего ей недоставало в ее собственном потенциале. Обмен мог быть продуктивным в большей или меньшей степени, но он всегда существовал. Однако сегодня под диалогом религий мы все чаще понимаем не стихийный, подспудный процесс обмена культурной информацией, а сознательную ориентацию на взаимопонимание. Этот сложный процесс требует как теоретического осмысления, так и институционального оформления. В этом смысле диалог религий только начинается. Поэтому паука о диалоге имеет одну существенную особенность: она в равной мере и исследует диалог, и творит его, это не только паука о диалоге, но и паука диалога.
 

Христиане и мусульмане - проблемы диалога - Хрестоматия

Составление, вступительная статья и комментарииАлексея Журавского
Межконфессиональный и межрелигиозный диалог
Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2000
ISBN 5-89647-036-3
 

Христиане и мусульмане - проблемы диалога - Хрестоматия - Содержание

ВВЕДЕНИЕ
  • Алексей Журавский. Христиане и мусульмане:от конфронтации к диалогу
глава 1.   КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ О ДИАЛОГЕ
  • Nostra aetate. Декларация Об отношении Церкви к нехристианским религиям
  • Dignitatis humanae. Декларация О религиозной свободе
  • Lumen gentium. Из Догматической конституции О Церкви
  • Gaudium et spes. Из Пастырской конституции О Церкви в современном мире
  • Ecclesiam suam. Из энциклики О путях, на которых Католическая Церковь должна выполнять свою миссию в нагие время
  • Речь Иоанна Павла II, обращенная к молодым мусульманам на встрече в Касабланке
глава 2.   ДВА ВЗГЛЯДА НА НОВЫЙ КАТЕХИЗИС
  • Майкл Л. Фицджералд. Другие религии в Катехизисе Католической Церкви
  • Мухаммед Аркун. Размышления мусульманина о "новом"Катехизисе
глава 3.   БОГОСЛОВИЕ ДИАЛОГА
  • Клод Жеффре. Богословие нехристианских религий через 20 лет после II Ватиканского собора
  • Клод Жеффре. Богословское значение исламо-христианского диалога
  • Абдулазиз Сахедина. Исламское богословие христиано-мусульманских отношений
глава 4.   ТЕМЫ ИСЛАМСКО-ХРИСТИАНСКОГО ДИАЛОГА
  • Луи Массиньон. Три молитвы Авраама, отца всех верующих
  • Мохамед Талой. Вера Авраама и мусульманская вера
  • Робер Каспар. Слово Божье и язык человеческий в христианстве и исламе 
  • Али Мерад. Исламо-христианский диалог: в поисках общего языка
  • Джейн Дэммен Мак-Олифф. Избранные пред женами: Мария и Фатима в коранической экзегезе
глава 5.   ХРИСТИАНЕ И ИСЛАМ
  • Адел-Теодор Хури. Ислам в восточной христианской мысли в средние века
  • Норман Дэниел. Ислам в христианской мысли на Западе: от начала до 1914 г
  • Оливье Клеман. Ислам - божественный вызов иудеям и Мухаммад - возвеститель последнего пророчества
  • Жан-Поль Габюс. Отношение христианства к исламу
  • Анри Тесье. Священная история в Обители Ислама
глава 6.   МУСУЛЬМАНЕ И ХРИСТИАНСТВО
  • Жак Варденбург. Мировые религии с точки зрения ислама
  • Махмуд Айуб. Отношение мусульман к христианству: несколько современных примеров
глава 7.   ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ
  • Светлана Лучицкая. Моральный портрет мусульман в хрониках крестовых походов
  • Андрей Смирнов. Путь к истине: Ибн Араби и Николай Бердяев (о двух типах мистического философствования)
  • Алексей Журавский. П. Чаадаев и Вл. Соловьев: открытие ислама
  • Алексей Журавский. Ислам в исторических судьбах России: мусульманский Восток в историософских концепциях русских антизападников 
  • Ольга Бессмертная. Русская культура в свете мусульманства: текст и поступок
вместо заключения. ВСТРЕЧА ДВУХ РЕЛИГИЙ
  • Морис Бормане. Две религии: общие доктринальные основания и точки соприкосновения в различных общественных сферах
КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
УКАЗАТЕЛЬ АРАБСКИХ ТЕРМИНОВ
 

Христиане и мусульмане - проблемы диалога - Хрестоматия - Алексей Журавский - Христиане и мусульмане: от конфронтации к диалогу

 
Конструктивные отношения между верующими разных религий невозможны без признания права другого быть иным. Признание права на инаковость неизбежно влечет за собой интерес к ней. Поэтому в науке о диалоге столь пристальное внимание уделяется представлениям мусульман и христиан друг о друге. "Это удивительно увлекательный вопрос - то, как люди судят друг о друге и видят друг друга, особенно когда они принадлежат разным культурам и даже религиям. Он делается еще увлекательней, когда в восприятии происходят явные изменения, поскольку стародавние модели и парадигмы представлений о другом уступают место прямому взаимодействию".[1]
Сравним два высказывания.
 
"Существует еще и религия измаилян, которая господствует и в наши дни, вводя в заблуждение народы и предвозвещая приход антихриста", - это начальные слова 100-й главы книги О ересях Иоанна Дамаскина, в подлинном смысле законодателя средневековой полемики с исламом.
"Церковь также с уважением относится и к мусульманам, которые поклоняются единому Богу, живому и сущему, милосердному и всемогущему, Творцу неба и земли, Который говорил к людям", -это начальные слова 3-го раздела Nostra aetate - Декларации II Ватиканского собора Об отношении Церкви к нехристианским религиям.
 
Между этими двумя высказываниями - 12 веков сложнейших взаимоотношений христиан и мусульман, которые довольно часто представляют как вечное непримиримое противоборство, битву меча и ятагана, но на самом деле они были далеко не столь однозначны. Рассматривать развитие исламо-христианских отношений как долгий путь от взаимных проклятий к начаткам взаимопонимания - также несколько наивно. Достаточно вспомнить De расе fidei (О согласии веры) Николая Кузанского, в котором он высказал идею "единой во всем различии обрядов религии, которой принадлежат все разумные существа". Полагая бессмысленными любые попытки обратить мусульман в христианство, равно как и крестовые походы, Николай Кузанский вместе с Иоанном из Сеговии разработал проект некоего собрания-дискуссии христиан и мусульман (Иоанн дал ему название - contraferentia) ,[2]
 
Однако с тем, что в исламо-христианских отношениях на протяжении многих веков преобладали, мягко говоря, негативные мотивы, спорить не приходится.
Заявление о том, что Церковь с уважением относится к мусульманам, прекрасное начало, но этого явно недостаточно для развития диалога, как недостаточно только утверждения, что христиане и мусульмане верят в одного единого Бога. По всей видимости, подлинный диалог невозможен до тех пор, пока не даны более или менее положительные ответы на фундаментальные, предельные вопросы, стоящие в той или иной форме перед всеми верующими. Самый предельный из них - вопрос спасения.
Действительно, можно ли всерьез говорить о диалоге с людьми, участью которых станет вечный ад, если они не обратятся в христианство?
Жесткая формула Ферраро-Флорентийского собора (1438 -1442) "Святая римская Церковь... твердо верит, исповедует и провозглашает, что вне Католической Церкви никто не будет участвовать в вечной жизни, будь он язычник, иудей, неверующий или отделившийся от Церкви: он будет жертвой вечного огня, уготовленной дьяволу и его ангелам, если он перед смертью не соединится с Католической Церковью"[3] была принципиально изменена II Ватиканским собором. В Догматической конституции о Церкви (Lumen gentium) Собор включил в главу Народ Божий 16-й раздел О пехрис-тианах, в котором утверждается возможность спасения не только для нехристиан, верующих в единого Бога, но и для всех тех, "кто еще не достиг ясного познания Бога, но пытается вести правильную жизнь не без помощи Божьей благодати".[4]
 
О мусульманах в разделе говорится: "Но Замысел спасения объемлет и тех, кто признает Творца, и среди них - прежде всего мусульман, которые, исповедуя свою приверженность вере Авраама, вместе с нами поклоняются Богу единому, милосердному, Который будет судить людей в последний день". Итак, Собор классифицировал ислам как небиблейскую монотеистическую религию.
Но и этого недостаточно. Остаются другие фундаментальные вопросы, на которые так или иначе следует искать положительные, насколько это возможно, ответы. Позволю себе небольшой исторический экскурс.
В самых общих чертах традиционная христианская полемика с исламом преследовала цель продемонстрировать: 1) несостоятельность религии мусульман по сравнению с христианством, 2) необоснованность претензий Мухаммада на пророческую миссию и 3) претензий мусульман на то, что Коран является словом Божьим, 4) аморальность образа жизни мусульман.
 
В доказательство того, что Мухаммад был лжепророком, христианские полемисты чаще всего приводили четыре довода. Во время ниспослания Откровения у него не было свидетелей. Когда Моисей получал Откровение от Бога, свидетелем тому был весь израильский народ: Бог явился в огне и буре. Напротив, Мухаммад спал в пещере один, когда с ним якобы говорил Бог. Никто из пророков не предвозвещал миссии Мухаммада. Он не мог предсказать, что случится даже в ближайшем будущем. Наконец, Мухаммад не совершил ни одного чуда. Его личность также была объектом критики христианских полемистов. Прежде всего они указывали на якобы свойственные характеру Мухаммада чувственность, жестокость, склонность к насилию - качества, несовместимые с пророческим статусом.
Полемисты утверждали, что Коран не может быть словом Божьим, поскольку нечестиво и бесчестно искажает библейское повествование, прибавляя к нему вымыслы и легенды, что это - плод человеческой фантазии. По их убеждению, перед фактом жертвы Христовой, которая отрицается в Коране, мусульманам нечего предъявить кроме своего исповедания веры, обрезания, омовения, молитвы и священной войны (видимо, своеобразная интерпретация пяти столпов ислама). Но все это - вторичные признаки религии, которые сами по себе не могут обеспечить спасения.[5] Лаконичный итог средневековой полемике подвел М. Лютер: "Очевидно, что Коран написан сатаной, который таким образом забавляется, издеваясь над Богом и людьми".[6]
Какими бы наивными и прямолинейными ни виделись нам сегодня эти доводы, очевидно одно - в них наши предки безошибочно определили самые болезненные темы, которые проявились сегодня в исламо-христианском диалоге - темы Откровения и пророческого статуса Мухаммада. Вначале практически на всех исламо-христианских встречах со стороны мусульман звучал укор христианской стороне: мы чтим Иисуса как величайшего пророка и посланника, признаем Священное Писание христиан, а вы отказываете нам и в том и в другом.
Возможно ли Откровение вне библейской традиции? Это - одна из основных проблем богословия нехристианских религий.[7] Ее разработка ведется в двух направлениях. В основе первого лежат идеи Ж.Даниелу. Религии, включая и христианскую, суть конкретизации в верованиях, обрядах и законах онтологично присущей человеку устремленности к Богу. Они играют необходимую позитивную роль, открывая человека Богу, но являются лишь человеческим усилием, человеческим даже в том, что их приверженцы называют пророчеством и Откровением. Откровение в Библии и, в конечном итоге, во Христе, Слове Божьем, напротив, есть инициатива Бога, обращенная к человеку, который должен ответить на нее своей верой. Таким образом, религия и религиозное чувство, с одной стороны, Откровение и вера - с другой, встречаются как два потока, один из которых направлен снизу вверх, другой - сверху вниз. И они сливаются, дополняя друг друга, в человеческом сердце: вера питает и оживляет религиозное чувство, которое придает ей культурное и социальное оформление, свою плоть.
 
Основные идеи второго направления в рамках богословия спасения нехристиан были разработаны Карлом Ранером. Оно различает две истории спасения, точнее - два течения в русле единой экономии спасения. Первое - общее, универсальное, ординарное - охватывает все известные и неизвестные нам религии, которые когда-либо и где-либо существовали с момента появления человека. Бог всегда "говорил к людям", и Его Слово могло принимать различные формы: от космического откровения типа Ноева завета до персонализированных пророчеств и вдохновений. Второе течение - библейское и христианское Откровение - особое, партикулярное, экстраординарное. Оно уникально, но отнюдь не исключительно. Отношения между этими двумя типами откровений описываются как конвергенция, схождение, совпадение в бесконечности. Таким образом, полная интеграция этих течений возможна только с наступлением конца времен, однако в историческом времени нужно и должно искать пути согласия между ними, прежде всего - в решении основных проблем, стоящих перед человеком и человечеством.



[1] Islam and Christianity: Mutual Receptions since the mid-lQth Century. Ed. by Jacques Waardenburg. Leuven, 1998, p. 1.
[2] Cf.: Rescher N. Nicolas of Cusa on the Qur'an. - Studies in Arabic Philosophy. L., 1973, p. 140-144.
[3] Цит по: Le Christianisme et les religions du monde: Islam, Hindouisme, Bouddisme. P., 1986, p. 45.
[4] См. документ в этом сборнике, с. 24.
[5] Подробно на эту тему см. в этом сборнике: Норман Дэниел. Ислам в христианской мысли на Западе: от начала до 1914 г.
[6] Caspar R. Traite de la theobgie musulmane. Т. I. Rome, 1987, p. 107.
[7] Сегодня термину богословие нехристианских религий все чаще предпочитают более корректный термин богословие диалога. Подробнее об этом см. в сборнике две статьи Клода Жеффре: Богословие нехристианских религий через 20 лет после II Ватиканского собора и Богословское значение исламо-христианского duojioza.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.8 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos