Ионкис - Евреи и немцы

Грета Ионкис - Евреи и немцы в контексте истории и культуры
 
Книга Греты Ионкис повествует о жизни и судьбе немецких евреев. Это исторические очерки, по большей части — очерки-биографии. Герои очерков — евреи и немцы, люди всемирно известные и такие, с которыми многие читатели впервые встретятся именно в этой книге.
 
Люди, о которых пишет Грета Ионкис, жили в разное время, занимались разным делом, их взгляды, условия жизни, их духовный мир и отношения с окружающим миром различны, но каждый по-своему полно выражал время, в котором жил, — его внутреннюю сущность и внешние проявления. «История, отражённая в одном человеке, в его быте, жизни, жесте, изоморфна истории человечества, — писал Ю.М. Лотман. — Они отражаются друг в друге и познаются друг через друга».
 
Эта мысль усвоена Гретой Ионкис и реализована в её книге.
 
Но биографии героев книги воссоздаются и рассматриваются в ней не вообще, а в системе еврейско-немецких или немецко-еврейских отношений, и это придаёт им особость, побуждает по-иному осмыслить их, привносит в них новые краски, приводит к новым, подчас неожиданным оценкам. То, что в других жизнеописаниях тех же людей оставалось на периферии, опускалось, умалчивалось, здесь выдвинулось на первый план, обрело объём и силу.
 
Мы слышим от Гёте и Ницше, от Гейне и Кафки то, чего не слышали прежде, что отодвигали в сторону, не полагали первостепенным. Более того: многое, что мы слышим со страниц этой книги, меняет наши привычные представления о некоторых чертах личности даже, казалось, хорошо знакомых её героев, их взглядах.
 

Грета Ионкис - Евреи и немцы в контексте истории и культуры

СПб. : Алетейя,2006. —400 с.; ил. —(Серия «Русское зарубежье. Коллекция поэзии и прозы»).
ISBN 5-89329-897-7
 

Грета Ионкис - Евреи и немцы в контексте истории и культуры - Содержание

Владимир Порудоминский. Боль памяти
От автора
Введение. По залам Еврейского музея в Берлине
 
Часть первая. Историко-биографические очерки и эссе
«Спор о еврейских книгах» как пролог к Реформации
Правозащитник рабби Йосельман из Росхайма
Парадокс Мартина Лютера
Очки, отшлифованные Барухом Спинозой
« Натан » Лессинга, или Апология еврейской мудрости
Рабби Мозес из Дессау — отец Хаскалы
Гёте и народ Моисея
Немецкие гернгутеры, или Протосионистские идеи Юнга-Штиллинга
Дочь Мозеса Мендельсона — амазонка немецкого романтизма
Литературные салоны Берлина и их законодательницы
Голгофа Генриха Гейне
Рим и Иерусалим Морица Оппенгейма
У пиршественного стола Ницше
Встреча через века: Глюкель и Берта
Еврей Зюсс как знаковая фигура
Франц Кафка и Милена: под знаком судьбы
От Лорелеи до Освенцима
Гюнтер Грасс: улитка с еврейскими рожками
Заложник вечности: Гёте на пороге нового тысячелетия
 
Часть вторая. Отклики и заметки
Неизвестный Эрих Мария Ремарк
Мои встречи с Анной Франк
Глаза Клары Шер
Сага о спасении еврейских детей в Англии
Вокруг Ваннзее
Не все были убийцами
Гюнтер Демниг: споткнись и вспомни!
Это слово гордое — товарищ
Папа римский в кёльнской синагоге
Отец Эрвин: «туда душа моя стремится...»
Мемориал над Рейном «Маалот»
 

Грета Ионкис - Евреи и немцы в контексте истории и культуры - Предисловие

 
Очерки расставлены по хронологическому принципу, но хронология не господствует в книге. Поиски «времён связующей мысли» побуждают сопоставлять события, отделённые одно от другого десятилетиями, даже веками, приглашать к «рукопожатию» людей разных эпох, выстраивать цепочки ассоциаций, подчас неожиданных. От очерка к очерку мы видим эту повторяемость явлений, фактов, стремлений, идей, предрассудков, — история здесь и в самом деле развивается по спирали; взгляд автора умеет следить за происходящим на протяжении времени, двигаясь не только по кривой, но и прокладывая прямые от витка к витку, — время в книге динамично и насыщенно.
 
Пространство, в котором происходит действие, — многие города Германии: Кёльн, Берлин, Майнц, Франкфурт, замок Вартбург, но место действия каждого очерка не ограничивается классическим «единством места», как время действия не умещается в рамки «единства времени». Оно, место действия, не умещается даже в границах одной страны, широко захватывает территорию Европы, оно опять-таки подвижно, чему причина — блуждающая судьба евреев, в данном случае евреев немецких, несущих с собой по белу свету своё несмываемое еврейство и вместе с тем свою привязанность к Германии, свою принадлежность к ней по рождению и становлению, свою духовігую и душевную приверженность, как к отечеству, родине.
 
Крупнейший современный историк Фриц Штерн, известный глубокими исследованиями, посвященными еврейско-немецким связям, в эссе «Потерянная родина» пишет, что родина означает чувство защищённости, воспитывает «бессознательное самосознание», говоря сегодняшним языком, способствует идентификации.
 
Но особенность еврейской идентификации, еврейской приверженности к отечеству по рождению, еврейского чувства родины в том, что они формируются во многом не «благодаря», а «вопреки»: вопреки незащищённости, вопреки редко увенчивающемуся успехом стремлению чувствовать себя равноправными носителями общего «самосознания», вопреки неприятию их как чужих, «не наших», подозрительности, вражде, насилию.
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя palatinus