История женщин на Западе - Том 1

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 1
История женщин на Западе в 5-ти томах
 

 
 «История женщин» — только начало работы. Вместо того, чтобы хотя бы поверхностно охватить весь огромный материал, она ориентируется главным образом на западноевропейский опыт, уделяя некоторое внимание Северной Америке. Вместо того, чтобы выносить конечный вердикт — данное издание представляет исследование истории женщин во всем ее разнообразии. Здесь раскрывается широкий спектр оценок, которые давались женщинам в различные эпохи в разного рода исторических контекстах.
 
Мы обращаемся к тому, как гендер влиял на социальную, политическую и экономическую жизнь общества, и в свою очередь определялся этими категориями, демонстрируя различные методологические и теоретические подходы, которые могут быть использованы при изучении жизни женщин. На протяжении всего повествования ситуации, в которых оказывались женщины, анализируются через опыт и через его представление в общественной практике. Женщины рассматриваются и как объекты дискурса, и как активные его субъекты.
 
Различия, которые мы выявили в том, как женщины говорят о себе и в том, как и что мужчины говорят о женщинах, позволили составить довольно яркую картину, подробно выписанную во всех пяти томах.
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 1 - От древних богинь до христианских святых

 
Под общ. ред. Ж. Дюби и М. Перро; под ред. П. Шмитт Пантель; науч. ред. перевода Н.Л. Пушкарева
СПб.: Алетейя, 2014. - 600 с: ил. - (Гендерные исследования).
 
ISBN 5-89329-788-1
ISBN 5-89329-789-8 (т. I)
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 1 - От древних богинь до христианских святых - Содержание

 
Новый вид истории [Натали Земон Дэвис и Джоан Уоллас Скотт)
Рассказывая историю женщин [Жорж ДюРи и Мишель Перро)
Образы женщин [Паулина Шмит Пантель)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЖЕНСКИЕ МОДЕЛИ АНТИЧНОГО МИРА

Глава 1. Что есть богиня? [Николь Лоро)
  • Theos, Thea: Богиня
  • Женские формы Божественности
  • Богиня: Вопрос Материнства
  • Конструируя гендер
Глава 2. Философия пола Платона и Аристотеля [Джулия Сисса)
  • Женщина как объект познания
  • Проблема гендера
  • Наследие Платона
  • Гендер: классификация или происхождение
  • Являются ли половые различия специфическими?
  • Являются ли половые различия родовыми?
  • Больше и меньше
  • Слабость холодного тела
  • Материя и тело
  • Значение симметрии
  • Вероятность гендера
  • Причинные случайности
  • Непростительное отождествление
  • Плутарх: от идентичности к неравенству
  • Женщины и закон
Глава 3. Разделение полов в римском законодательстве [Ян Томас)
  • Принудительная норма
  • Женщины, семья и власть передачи прав
  • Узаконение материнского наследственного права во II в.
  • Передача статуса
  • Комплекс прав, недоступных женщинам
  • Образы и социальное положение
Глава 4. Фигуры женщин [Франсуа Лиссараг)
 
  • Бракосочетание
  • Ритуалы
  • Пространство
  • Мифические образы

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЖЕНЩИНЫ В ТРАДИЦИОННЫХ РИТУАЛАХ

  • Брачные стратегии
Глава 5. Брак в Древней Греции [Клодин Ледюк)
  • Дар невесты во времена Гомера
  • Эпоха городов-государств, VIII-IV вв. до н. э.
  • Афины
  • Превратности биологической судьбы
Глава 6. Политики телесности в Древнем Риме [Алин Руссель)
  • Биологическое предназначение женщин
  • Разделение труда
  • Меняющийся социальный порядок
  • От культа к христианству
Глава 7. Дочери Пандоры, или Ритуалы в греческих городах [Луиза Зайдмэн)
  • Молодые девушки
  • Жены
  • Женщины и жречество
Глава 8. Религиозные роли римских женщин [Джон Шейд)
  • Римская религия: мужское дело
  • Весталки, фламиники и другие жрицы
  • Литургии матрон
  • Бесправные, но незаменимые
Глава 9. Женщины в раннем христианстве [Моник Александр)
  • Первая христианская миссия: обращения и деяния

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

  • Матриархат и миф
Глава 10. Создание мифа о матриархате [Стелла Джоргуди)
  • Идеи, взятые у Бахофена
  • Создание мифа
Глава 11. Женщины и древняя история сегодня [Паулина Шллит Пантель)
  • От женской истории к гендерной истории
  • История женщин и древняя история
Эпилог
  • Женский голос
  • Перпетуя, или Самопознание
 

История женщин на Западе - в 5-ти томах - Том 1 - От древних богинь до христианских святых - Отрывок из гниги

 
Финальная сцена в трагедии Еврипида «Ипполит» рисует богиню и смертного. Вот молодой Ипполит — его тело разбито проклятием его отца, он умирает. Двигаясь впереди печальной процессии, несущей искалеченное тело сына Тесея, Артемида уже прибыла домой. Вот она выразила свой гнев за то, что была принуждена видеть умирание своего любимца — «человека, который из всех смертных был мне дороже всех». Затем Ипполита опускают на землю. Божественное благоухание, невыразимое благоухание богов, оживляет его чувства. Внутри его тела — тела, о котором он желал бы забыть, но которое жестоко напоминает ему о своем присутствии, — вдруг затихает боль. Между смертным и богиней начинается диалог:
 
— Ты здесь со мной, со мною, Артемида?
— Она с тобой, любимый, бедный друг.
 
Soi philtate theon: для тебя, любимейшая из богов. Или следует читать «любимейшая из богинь»? В языке времен Гомера, в котором имелся родительный падеж женского рода множественного числа от theaon, вопрос бы не возник, но в классическом греческом языке форма theon не дает возможности с уверенность сказать, относится ли здесь Артемида к группе богов в целом или к отдельной группе богинь. И хотя Артемида открыто выражает свою любовь к Ипполиту, когда его рядом нет, она воздерживается от изъявления своих чувств, когда он рядом. Ипполит находится в конфликте со своими чувствами:

для тебя, Артемида, любимейшая из богов. Возможно, именно по этой причине он делает еще одну попытку нарушить божественую сдержанность: «Владычица, мои страдания ты видишь?» На что Дртемида отвечает: «Все вижу я. Но слезы лить глазам запрещено». В безличности этого ответа — избегание использования притяжательного местоимения [моим глазам, мои слезы). Все это соответствует формулировке закона: богам в целом, не только Артемиде, запрещено (ои thernis) плакать о смертном. [Сравним с переводом Грина на английский язык: «Heavenly law forbids ту tears». — Божественный закон запрещает мне плакать] Униженному Ипполиту, однаког божественный закон представляется жалким оправданием. У богини — именно: данной конкретной богини — он просит нежности и утешения, но Артемида отвечает, что это и есть божественное начало в ней, и таким образом, избегая человеческих страданий, это начало берет в ней верх над ее женственностью, с которой люди тесно связывают слезы в своем мире.

Означает ли это, что женское божество не имеет ничего общего со смертной женщиной? Или следует нам отнести эту сдержанность непорочности в пользу беспощадной девственности Артемиды? Ипполит, между тем, продолжает, как будто вновь пытаясь укрепить узы между собой и богиней:
— Товарищ твой и спутник умирает.
— Но он умрет в лучах моей любви.
— Возница твой... твоих лугов хранитель.
 
Но Артемида явилась сюда не для этих излияний. Она открывает имя богини, ответственной за случившееся несчастье: Афродита, которой Ипполит пренебрег и от мести которой теперь пострадал. После чего Артемида решает более насущную задачу — она мирит сына с отцом. После чего, как никогда спокойная, она удаляется, предоставив людей самим себе:
— Простимся. Взор небесный никогда
Не должен видеть смерти, и глазаТуманит нам холодное дыханье.
А черное уж над тобой... я вижу...
Богиня уже исчезла, когДа Ипполит заканчивает свой ответ, ответ с привкусом горечи (строки 1440-1441):

-И в добрый путь тебе, святая дева! С миром!

Легко оставить можешь ты и продолжительную дружбу. Понял ли смертный Ипполит, что именно этот факт «продолжительной дружбы» (homilia), которой он столь гордился, будто это являлось привилегией, данной лишь ему одному (строки 84-86), стоил ему жизни? Ревность Афродиты была ревностью не обычной женщины, не случайно в прологе к пьесе (строка 19) она характеризует дружбу (homilia) между мужчиной и богиней как слишком возвышенную для смертного. Так или иначе, она, можно сказать, приняла вид оскорбленной божественности. Греческое благочестие основывалось на дистанции между человеком и богом; поэтому ошибкой Ипполита стало то, что он позволил себе в своем удовольствии от близости к божественной Охотнице забыть об этом основном догмате. Дружба с богом, даже на эфебовых лесных тропах, была в лучшем случае неподходящей, в худшем — дерзкой...
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя denpon