Корбен, Куртин, Вигарелло - История тела - Том III

Корбен, Куртин, Вигарелло - История тела - Том III
XX век создал теорию тела. Это произошло прежде всего благодаря психоанализу, с того момента, когда Фрейд, наблюдая за телами, демонстрируемыми Шарко в клинике Сальпетриер, разгадал природу конверсионной истерии и дал основу для будущих исследований: через тело говорит бессознательное. Этот первый шаг имел решающее значение, был поднят вопрос о соматизации, и открыта дорога к пониманию образа тела в воспитании субъекта, того, что получит определение «я-кожа».
 
Вторым шагом можно считать идею о том, что тело, как определил его Эдмунд Гуссерль, является «первоначальной колыбелью» любого значения. Во Франции его идеи упали на добрую почву и, через феноменологию и экзистенциализм, переросли в концепцию, разработанную Морисом Мерло-Понти, о теле как «воплощении сознания», его раскрытии во времени и пространстве в качестве «оси мира».
 
Третий этап этого открытия тела связан с областью антропологии, с тем изумлением, которое испытал Марсель Мосс, увидев во время I Мировой войны, что британская пехота марширует иначе, чем французская, и роет окопы особенным образом. Невозможно представить себе в полной мере, насколько понятие «техника тела» — «традиционные способы, посредством которых люди в различных обществах пользуются своим телом», как сформулировал это Мосс, проанализировав свое удивление, — станет пищей для всех исторических и антропологических рефлексий того времени на этот счет.
 
Таким образом, тело вновь оказалось связанным с бессознательным, привязано к субъекту и включено в социальные культурные формы. Ему оставалось преодолеть лишь одно препятствие: наваждение лингвистического структурализма, которое в период после II Мировой войны и до 1960-х годов практически предало забвению вопрос о теле, наравне с проблемой субъекта и его «иллюзий». Ситуация начала меняться к концу 1960-х: возможно, это было связано не столько, как принято думать, с инициативами мыслителей того времени, сколько с тем фактом, что тело начало играть главенствующую роль в индивидуалистских и эгалитарных движениях протеста против засилья культурной, политической и социальной иерархий, наследуемых из прошлого.
 
«Наше тело принадлежит нам!» Вот возглас женщин, которые в начале 1970-х годов протестовали против законов, запрещающих аборты, незадолго до того, как тот же лозунг будет подхвачен движением гомосексуалов. Господствующая система понятий была связана с властью, в то время как тело было отнесено к категориям притесняемым, оно занимало в обществе маргинальное положение: расовые и классовые меньшинства полагали, что не обладают ничем, кроме тела, что позволило бы им противостоять дискурсу власти, языку, принуждающему тела к молчанию.
 
«Пусть даже считается, что Женское движение было начато интеллектуалами, — заявила однажды Антуанетт Фук, одна из основательниц Движения за освобождение женщин во Франции, — прежде всего был возглас, и вместе с этим возгласом появилось тело: тело, которое столь сурово притеснялось обществом в 1960-е годы, которое столь резко отвергали современники, мэтры современной мысли». С этого момента тело помещается в контекст борьбы за права меньшинств, развернувшейся в 1970-х годах: главной сферы репрессий, важнейшего инструмента либерализации, обещания революции. «Я уже говорила, что революция, которую собиралось совершить Движение за освобождение женщин, должна была заключаться в том, чтобы отменить цензуру тела, как Фрейд... отменил цензуру бессознательного».
 

Ален Корбен, Жан-Жак Куртин, Жорж Вигарелло - История тела - В 3 томах - Том 3 - Перемена взгляда - XX век

 
Под редакцией Алена Корбена, Жан-Жака Куртина, Жоржа Вигарелло
Перевод с французского А. Гордеевой (введение, части 2.2, 2.3, 3), Ю. Романовой (часть 1.1, 2.1), Д. Николаева (части 1.2,4), Д. Жукова (часть 5).
М.: Новое литературное обозрение, 2016. — 464 с: ил.
Серия «Культура повседневности»
 
ISBN 978-5-4448-0536-7 (т.З)
ISBN 978-5-4448-0027-0
В оформлении обложки использован фрагмент картины Пьера-Поля Прюдона (Academie d'homme, Pierre-Paul Prud'hon, ca. 1800).
 

Ален Корбен, Жан-Жак Куртин, Жорж Вигарелло - История тела - В 3 томах - Том 3 - Перемена взгляда - XX век

 
Введение - Жан-Жак Куртин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЗНАНИЯ ОБ ОРГАНИЗМЕ

Глава I. Тело с точки зрения медицины - Анн Мари Мупен
I.Тело в XX веке: ни больное, ни здоровое
II.Контроль над телом
III.Возвращение инфекционных болезней?
IV СПИД
V.Изобретение хронических болезней
VI.Тело и машина
VII.Человеческое тело как объект эксперимента, или общество-лаборатория ...
VIII.Одинокое тело. Индивид и боль
IX.Научное признание уникальности тела
X.Тело в социальном пространстве
XI.Видеть сквозь тело. История медицинских изображений
XII.Тело в театре теней
XIII.Тело в лучах радиации
XIV.Тело в тумане
XV.Социум в эпоху изображений
XVI.Тело во всемирной паутине
Заключение. На пороге XXI века: «познай самого себя»
Глава II. Изобретение и осмысление генетического тела - Фредерик Кек и Пол Рабинов
I.От генетики к расшифровке человеческого генома
II.Генетические заболевания и ассоциации больных
III.Популяционная генетика и управление рисками
IV Юридические и этические дебаты, связанные с собственностью на геном

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЖЕЛАНИЕ И НОРМЫ

Пища I. Тело как сексуальный объект - Анн-Мари Зон
I. Показывать тело
II.Тело как сексуальный объект: научные исследования и виды вмешательства
III.Освобождение тела и сексуальных желаний
Пища II. Обыденное тело - Паскаль Ори
I.Создание образца или соответствие ему?
II.Новые правила игры тел
III.Испытание тел
Заключение. Каковы тенденции?
Пиша III. Тренировать тело - Жорж Вигарелло
I.Программы для «атлетических» тел
II.Досуг, спорт, сила воли
III. Между «тонусом» и «личным» телом

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ОТКЛОНЕНИЯ И ОПАСНОСТИ

Глава I. Анормальное тело. История и культурная антропология уродств - Жан-Жак Куртин
I.Демонстрация анормального
II.Сумерки монстров
III.Ужасно человечные
IV.Монструозность, ограничение трудоспособности, отличия
Глава II. Идентифицировать. Следы, приметы, подозрения - Жан-Жак Куртин и Жорж Вигаредло
I. О чем «говорят» черепа
II. Дегенерат
III.Потребность в идентификации
IV.Антропометрическая идентификация
V.Отпечатки пальцев
VI.Тело и его следы
VII.«Сожаления Гальтона» и генетические отпечатки

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. СТРАДАНИЕ И НАСИЛИЕ

Глава I. Бойни. Тело и война - Стефан Одуан-Рузо
I.Современная война: новый телесный опыт
II.Телесные страдания
III.Тела врагов, тела гражданских лиц, тела мертвых
Глава II. Уничтожение. Тело и лагеря - Аннет Беккер
I.Дикое истребление
II.Слышать, видеть, чувствовать лагерь
III.Использовать тела: работа и голод
IV Анимализация, реификация для стирания идентичности
V.Тело для сохранения памяти, для борьбы
VI.От выживания к смерти
VII.Что делать с трупами?
VIII.Промышленное истребление: создание и уничтожение тел

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ВЗГЛЯД И ЗРЕЛИЩА

Глава I. Стадионы. Спортивное зрелище: от трибун к экранам- Жорж Вигарелло
I. Спортивные толпы
II.Энтузиазм и миф
III.Деньги и ставки, очарование экрана
Глава II. Экраны. Тело в кинематографе - Антуан де Бек
I.Монстр и бурлеск: тело-зрелище начала XX века
II.Гламур, или производство соблазнительного тела
III.От классического кино к новому: одичавшее тело
IV.Тело автора фильма
V.Современный кинематограф как возвращение к примитивному телу
Глава III. Сцены. Танцующее тело: лаборатория восприятия - Анни Сюке
I.От визуального к динамическому
II.Расцвет шестого чувства. Кинестезия
III.Непроизвольное движение
IV.Континуум живого
V.Память материи
VI.«Воображение есть единственный предел изобретению движения» (Мерс Каннингем)
VII.Танец как «весовой диалог»
VIII.Перцептивные вымыслы
Глава IV. Изображения. Тело и визуальные искусства - Ив Мишо
I.Значение технических устройств
II.Механизированное тело, искаженное тело, тело красоты
III. Тело-медиум, тело-произведение
Заключение. Душа, ставшая телом, и жизнь без жизни
Примечания
Об авторах
Указатель имен
 

Ален Корбен, Жан-Жак Куртина, Жоржа Вигарелло - История тела - В 3 томах - Том 3 - Перемена взгляда - XX век - Введение

 
Мечты ушли. Осталась лишь политическая борьба. Индивидуальные чаяния поместили тело в центр культурных дискуссий, глубоко трансформировали представление о нем как об объекте мысли: отныне оно несет следы рода, класса и происхождения, которые не могут быть стерты. Наконец, в теоретическом плане должно было произойти ницшеанское переосмысление связи между телом и субъектом, которое получило самую радикальную трактовку в «Анти-Эдипе» и нашло признание в работах Мишеля Фуко, чье присутствие, явное или тайное, в качестве объекта критики или же, наоборот, точки отсчета, ощущается во многих исследованиях этой серии. Можно соглашаться или не соглашаться с его концепцией сил, оказывающих влияние на плоть, но невозможно не признать заслугу Фуко в том, что он прочно и надолго вписал это понятие в исторический горизонт. Возможно, что отклик его работ можно найти и во внезапном появлении тела в качестве объекта истории менталитета, и в повторном открытии значения процесса цивилизации, проделанном до этого Норбертом Элиасом, и в смещении акцентов в современных исторических исследованиях на жесты, манеры, чувственность и интимность.
 
Итак, вопрос поставлен, осталось сделать заключение. Речь идет о перевороте: никогда еще человеческое тело не знало преобразований, которые по своему масштабу и глубине могли бы сравниться с тем, что происходило с ним на протяжении XX века. Наш третий том, будучи продолжением двух предыдущих, занимает в этом отношении особое место. Преемственность его состоит в том, что при прежнем внимании к вымыслам, образам и дискурсу, превращающим тело в культурный объект, страницы, которые вы собираетесь прочесть, полностью сохраняют общий замысел — выявить материальное тело: тело органическое, из плоти и крови, тело как действующий субъект и инструмент социальных практик, тело субъективное, наконец, концепт «я-кожа» как материальную оболочку осознанных действий и неосознанных стремлений. Здесь вновь поднимаются многие проблемы, затрагивавшиеся уже во втором томе, те, которые касаются периода с конца века до начала I Мировой войны. Но, кроме этого, здесь рассматриваются и те вопросы, которые ранее были лишь намечены, как, например, тело монстра, или которые только ждали своего часа, такие как тело солдата или преступника. Периодически это требует от третьего тома более глубокого погружения в исследование второй половины XIX века. И наконец, в этом томе сделана попытка воспроизвести уникальность существования тела в XX веке за счет акцента на изменениях во взгляде, который на него направлен, так как многие из них не имели прецедента: никогда еще организм не был настолько подвластен технологиям медицинской визуализации, никогда еще интимная, половая сторона тела не получала столь пристального внимания, никогда еще наша визуальная культура не знала эквивалентов образам насилия, которому подвергалось тело на войне или в концентрационных лагерях, никогда еще зрелища, объектом которых оно являлось, не производили такого переворота, как современные живопись, фотография и кино.
 
Именно в такой перспективе данный труд последовательно рассматривает формирование медицинского знания об организме (включая представления о генетике), напряжение между желаниями тела, наделенного половыми признаками, и нормами социального контроля, трансформацию восприятия анормального тела и необходимость идентификации опасных индивидов, неисчислимые страдания, порожденные кровавыми трагедиями и жестокостью XX века, и, наконец, наслаждения, которые предлагает зрителю искусство, кино, театр, трибуны, демонстрирующие современные метаморфозы тела. Настоящий том стремится изложить эти аспекты как детально, так и в целом, максимально охватывая пространство западного мира: история тела пренебрегает границами, независимо от того, имеют они национальную или дисциплинарную природу.
 
Каждый этап этого исследования раскрывает отдельную сторону сложного процесса исторических изменений, в ходе которых формируется отношение современного субъекта к своему телу: переосмысление различий между телом больным и здоровым, телом нормальным и анормальным, переосмысление соотношения жизни и смерти в обществе, полностью охваченном медицинским обслуживанием; ослабление наследуемых из прошлого условностей и строгих порядков, создание законов, в основе которых лежит наслаждение, одновременно с возникновением новых норм и новых возможностей как биологического, так и политического характера; здоровье, которое стало правом, и тревога перед лицом опасности, стремление к личному благосостоянию и чрезмерная массовая жестокость, кожный контакт в интимной жизни и тиражирование в публичном пространстве бесчувственных сексуальных иллюзий. Вот лишь некоторые парадоксы и контрасты, из которых складывается история тела в XX веке.
 
Однако, по всей видимости, здесь можно усмотреть и иной смысл: не очевидно ли, что исследование тела в этом счастливом и трагическом веке представляет собой способ поставить вопрос антропологического характера о человеческой природе. «Мое тело больше не было моим», — в такой простой формулировке Примо Леви напоминает о том, что еще недавно казалось бесчеловечным. В эпоху, когда быстрое распространение получают виртуальные тела, когда все глубже становятся визуальные исследования живых организмов, когда обмениваются кровью и органами, когда программируется воспроизведение жизни, когда обилие имплантантов стирает границу между механикой и органикой, когда генетика все ближе подходит к возможности репликации индивидуума, становится необходимее, чем когда-либо, изучить и испытать границы человека: «Мое тело — это все еще мое тело?» История тела только начинается.
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik