Бейли - Иисус глазами Ближнего Востока

Кеннет Бейли - Иисус глазами Ближнего Востока
На протяжении шестидесяти лет, с 1935 по 1995 годы, моим домом был Ближний Восток. Мое детство прошло в Египте, затем я провел сорок лет, преподавая Новый Завет в семинариях и институтах в Египте, Ливане, Иерусалиме и на Кипре. Все это время мои научные усилия были направлены на то, чтобы более точно понять евангельские истории в свете культуры Ближнего Востока.
 

Кеннет Бейли - Иисус глазами Ближнего Востока

Черкассы: Смирна, 2015. — 552 с.
ISBN 978-617-698-070-4
Originally published by InterVarsity Press as Jesus Through Middle Eastern Eyes by Kenneth E. Bailey
 

Кеннет Бейли - Иисус глазами Ближнего Востока - Содержание

Предисловие
Введение
Часть 1. Рождение Иисуса
  • 1. История рождения Иисуса
  • 2. Родословная и праведный Иосиф
  • 3. Спаситель, мудрецы и видение Исайи
  • 4. Злодеяние Ирода, Симеон и Анна
Часть 2. Заповеди блаженства
  • 5. Заповеди блаженства 1
  • 6. Заповеди блаженства 2
Часть 3. Господня молитва
  • 7. Господня молитва: Бог наш Отец
  • 8. Молитва Господня: Божья святость
  • 9. Молитва Господня: Божье Царство и хлеб наш
  • 10.Господня молитва: наши грехи и лукавый (зло)
Часть 4. Драматические действия Иисуса
  • 11. Призвание Петра
  • 12. Ознаменование начала служения Иисуса
  • 13. Слепой и Закхей
Часть 5. Иисус и женщины
  • 14. Иисус и женщины
  • 15. Женщина у колодца
  • 16. Женщина сирофиникиянка
  • 17. Женщина, взятая в прелюбодеянии
  • 18. Женщина в доме Симона фарисея
  • 19. Притча о вдове и судье
  • 20. Притча о мудрых и немудрых девах
Часть 6. Притчи Иисуса
  • 21. Введение к притчам
  • 22. Притча о добром самарянине
  • 23. Притча о богатом безумце
  • 24. Притча о великом пире
  • 25. Притча о двух строителях
  • 26. Притча о неверном управителе
  • 27. Притча о фарисее и мытаре
  • 28. Притча о щедром работодателе
  • 29. Притча о служащем господине
  • 30. Притча о богаче и Лазаре
  • 31. Притча о десяти минах
  • 32. Притча о благородном хозяине виноградника и о его сыне
Библиография
 

Кеннет Бейли - Иисус глазами Ближнего Востока - Введение

 
На протяжении шестидесяти лет, с 1935 по 1995 годы, моим домом был Ближний Восток. Мое детство прошло в Египте, затем я провел сорок лет, преподавая Новый Завет в семинариях и институтах в Египте, Ливане, Иерусалиме и на Кипре. Все это время мои научные усилия были направлены на то, чтобы более точно понять евангельские истории в свете культуры Ближнего Востока.
Для подобных исследований можно использовать древние, средневековые и современные письменные источники. Если говорить о древней литературе (арамейской, древнееврейской, сирийской и арабской), я интересовался не только Ветхим Заветом, межзаветной литературой и Свитками Мертвого моря. Я считал важной и учитывал иудаистскую литературу постновозаветных времен (Мишна, Мидраш Раба и два Талмуда). В дополнение к иудаистике существует литература восточных семитскоговорящих церквей.
 
Вот что говорил и писал Иоанн Мейендорф о важности восточной христианской традиции: «Все еще широко распространено мнение о том, что ранняя христианская традиция была ограничена рамками греческого и латинского языков. Это предположение искажает историческую реальность и очень сильно ослабляет наше понимание корней христианской теологии и духовности. В третьем и четвертом столетиях сирийский язык был третьим международным языком церкви. Он служил основным средством общения в Римской епархии "Востока", которая включала в себя Сирию, Палестину и Месопотамию».[1]
 
Христиане Ближнего Востока были названы «забытыми верными». Мир знает, что на протяжении многих столетий на Ближнем Востоке жили евреи и мусульмане. Тем не менее сразу после Константинопольского Собора в 451 году по Р.Х. память о существовании ближневосточных христиан по большей части исчезла из западного сознания. Мало кто знает о том, что в наши дни существует более десяти миллионов христиан-арабов, которые обладают богатым наследием древней и современной литературы. Эти христиане, говорящие на семитском языке — обычные люди, которые живут, дышат, думают, трудятся и участвуют в формировании средневосточной культуры. Их корни уходят вглубь в традиционные устои Ближнего Востока. Их голоса — прошлые и настоящие — нужно услышать во время изучения Библии.
 
В попытке услышать эти голоса данная подборка эссе использует раннюю сирийскую и арабскую христианскую литературу, написанную о Евангелиях. Сирийский язык — родственный с арамейским языком Иисуса. Христиане, говорящие на арабском языке, появились в день Пятидесятницы, когда некоторые из присутствовавших там услышали, как Петр проповедовал на арабском (арабский язык относится к центральной группе западно-семитских языков, будучи родственным ивриту, арамейскому, угаритскому, финикийскому и другим языкам семитского семейства. Ссылаясь на состав паломников, прибывших в Иерусалим на праздник Пятидесятницы, автор имеет в виду страны юго-восточного Средиземноморья, где использовались древнекарфагенский, набатейский, аморитский (библ. аморейский) и моабитский (библ. моавитский) языки, — прим. теол. ред.). Известно, что в ранние века христиане, говорившие на арабском языке, жили в Йемене, Бахрейне, Катаре и в других местах.[2] С расцветом ислама арабский язык постепенно стал основным теологическим языком для всех восточных христиан. Арабская христианская литература, писавшаяся на протяжении многих столетий и имевшая высокое качество, так и осталась большей частью неопубликованной и неизвестной.[3] Все эти источники — сирийский, древнееврейский/арамейский и арабский — являются частью широкой культуры древнего Ближнего Востока, и все они этнически ближе к семитскому миру Иисуса, чем греческая и латинская культура Запада.
 
В ранний христианский период появились работы, написанные Ефремом Сириным, и три классических перевода Евангелий на сирийский язык: Древнесирийский, Пешитта (Пешитта представляет собой перевод Библии на сирийский язык (от арам, «ясный», «простой»). Новозаветная его часть возникла еще до того, как произошел раскол Сирийской Церкви в 431 году, поскольку Пешитта принята как восточной (несто-рианской), так и западной (яковитской) ветвями сирийского христианства. Раббула, епископ Эдессы (411-435 гг.) перевел на сирийский язык только Евангелие от Иоанна. В Пешитте отсутствуют Второе и Третье послания Иоанна, Второе послание Петра, Послание Иуды, Откровение Иоанна и фрагменты Лк. 22:17-18 и Ин. 7:53-8:11. Эти тексты не рассматриваются как канонические восточными церквами, — прим. теол. ред.) и Харклен (Harclean). Во время написания этой книги принимались во внимание все эти три источника.
 
Начиная с восьмого столетия, ранняя арабская христианская традиция становится важной. Уже с начала средневекового периода самым выдающимся средневосточным ученым по Новому Завету, работы которого я знаю, был Абу аль-Фарай Абдалла Ибн аль-Таиб аль-Машрикви (Aby al-Faraj Abdallah Ibn al-Tayyib al-Mashriqi), более известный как Ибн аль-Таиб. Этот выдающийся ученый Багдада умер в 1043 году по Р.Х. Георг Граф описывает его так: «Философ, врач, монах и священник в одном лице». На самом деле он был человеком Возрождения за пятьсот лет до Возрождения. Он хорошо знал греческий и много читал на нем, кроме того, Ибн аль-Таиб был также образованным врачом, который преподавал медицину и был автором медицинских текстов. Как ученый, он перевел Новый Завет с сирийского языка на арабский, написал философские и теологические труды, отредактировал Диатессарон и написал комментарии к Ветхому и Новому Заветам. В этой книге часто приводятся цитаты из его работ, написанных по Евангелиям.
 
Другим важным голосом средневекового периода был коптский ученый Хибат Аллах Ибн аль-Хассал (Hibat Allah ibn al'Assal), который в 1252 году закончил издание четырех Евангелий, приняв во внимание все имевшиеся тогда материалы. Его работа — это удивительный справочник того, как на протяжении столетий текст переводился с греческого, коптского и сирийского языков на арабский.[4] Я также принимал во внимание и комментарии на Евангелия, которые написал Диюнисиус Иа-кьюб Ибн аль-Салиб (Diyimisiyus Ja'qub Ibn al-Salib), умерший в 1171г. по Р.Х.
 
Если говорить о нашем времени, я ссылался на Ибрахима Сахида (Ibrahim Sa'id) — выдающегося египетского протестантского ученого, который в двадцатом столетии написал на арабском языке хороший комментарий на Евангелия от Луки и от Иоанна. В дополнение я снова и снова обращался к коптскому православному ученому, умершему в 2006 году, Матта Эль-Мескину (Matta al-Miskin). Этот ученый монах, который стал патриархом своей церкви, несколько десятилетий своей монашеской жизни потратил на то, чтобы написать на арабском языке комментарии к Новому Завету. Шесть больших томов, написанных им на Евангелия, просто ошеломляют, но за пределами арабского христианского мира их совсем не знают.
После комментариев, как древних, так и современных, идут тексты арабских версий Библии. Я убежден, что арабская Библия обладает самой длинной и прославленной историей по сравнению со всеми другими языковыми традициями. Новый Завет был переведен на латинский, коптский, арамейский и сирийский языки. Но к пятому столетию все попытки перевода прекратились.[5] Арабские Новые Заветы наверняка сохранились со времен девятого столетия, возможно, даже с восьмого.



[1] John Meyendorff, preface to Epherem the Syrian: Hymns. Trans, by Kathleen E. McVey (New York:Paulist, 1989), p. 1.
[2] J. Spener Trimingham, Christianity Among the Arabs in Pre-Islamic Times (London: Longmans, 1979).
[3] Georg Graf, Geschichte der christichen arabischen Literatur. 5 vols. (Vatican City: Biblioteca Apos-tolica Vaticana, 1944-1953).
[4] Kenneth E. Bailey, "Hibat Allah Ibn al-Assal and His Arabic Thirteenth Century Critical Edition of the Gospels." Theological Review (Beirut), 1 (1978): 11-26
[5] Единственное исключение — перевод на сирийский язык, сделанный Харкленом, который был закончен в 614 г. по Р.Х.
 
 

Категории: 

Оцените работу сайта и поблагодарите за файл - поставьте лайк, кликнув по сердечку (первое - 1 балл, последнее - 10 баллов): 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя asaddun