Кестлер - Тринадцатое колено

Артур Кестлер - Тринадцатое колено
В те времена, когда Карл Великий носил корону императора Запада, на восточной окраине Европы, между Кавказом и Волгой, доминировало иудейское государство, известное как Хазарская империя.
 
На пике своего могущества, с VII по X век, Хазария играла важную роль в судьбах средневековой Европы.
 
Византийский император Константин Багрянородный (913-959 гг.), должно быть, хорошо знал положение дел, когда отметил в «Книге о церемониях византийского двора», что послания римскому папе и императору Запада несут золотую печать достоинством в два солида, тогда как печать на посланиях правителю хазар должна быть в три солида (32; 690).
 
То была не лесть, a Realpolitik. «Вероятно, в занимающий нас период, — пишет Дж. Бьюри, — хазарский хан значил для византийской внешней политики никак не меньше, чем Карл Великий и его преемники» (21; 402).
 
 

Артур Кестлер - Тринадцатое колено

 
Перевод с английского  А.Ю. Ка­балкина. - М.: АСТ: Астрель, 2010. - 346,  [6]  с. 
ISBN 978-5-17-068218-8 (000 «Изд-во Ает») 
ISBN 978-5-271-30880-2 (000 «Изд-во Астрель») 
 

Артур Кестлер - Тринадцатое колено - Содержание

 

Часть первая ВЗЛЕТ И КРУШЕНИЕ ХАЗАР

I. На взлете
II. Обращение
III. Упадок
IV. Крушение

Часть вторая  НАСЛЕДИЕ

V. Исход 
VI. Откуда? 
VII. Встречные течения 
VIII. Раса и миф 
Резюме

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение I. О написании
Приложение II. Об источниках
А) Древние источники
1. Арабские источники 
2. Византийские источники
3. Русские источники
В) Современная литература 
Приложение III. "Хазарская переписка" 
П риложениеIV.  О последствиях. Израиль и диаспора
Приложение V. Библиография к оригинальному изданию
 

Артур Кестлер - Тринадцатое колено - На взлете

 
Страна хазар, народа тюркского происхождения, занимала стратегически важное положение между Черным и Каспийским морями, где в те времена сталкивались интересы крупнейших восточных держав. Она играла роль буфера, защищающего Византию от вторжений сильных варварских племен из северных степей — булгар, венгров, печенегов и др., а позднее викингов и русских. Однако более важен с точки зрения византийской дипломатии и европейский истории тот факт, что хазарские армии действительно остановили арабское нашествие на раннем, самом разрушительном этапе, и тем самым помешали арабскому завоеванию Восточной Европы. Один из наиболее авторитетных исследователей в области истории хазар, профессор Д. М. Данлоп из Колумбийского университета, очень кратко характеризует этот решающий, но совершенно неизвестный эпизод истории:
 
«Земли хазар... лежали на пути естественного продвижения арабов. За считанные годы после смерти Мухаммада (632 г.) армии Халифата, прорываясь на север и круша две империи, достигли великой горной преграды — Кавказских гор. Стоило преодолеть этот барьер — и перед ними открылся бы путь в Восточную Европу. Но как раз на кавказском рубеже арабы столкнулись с организованной военной силой, помешавшей им продолжить завоевание в этом направлении. Войны арабов и хазар, продолжавшиеся более столетия, но ныне почти неизвестные, имели большое историческое значение.
 
Франки под предводительством Карла Мартелла отразили арабское вторжение в битве при Пуатье (732 г.). Одновременно Европе грозила не менее серьезная опасность с востока... Победоносные мусульмане были остановлены силами Хазарского царства... Вряд ли можно сомневаться, что если бы не хазары, населявшие области к северу от Кавказа, то Византия, оплот европейской цивилизации на востоке, была бы обойдена арабами с флангов, и тогда история христианства и ислама сильно отличалась бы от известной нам сегодня» (37, стр. IX-X).
 
Учитывая эти обстоятельства, не приходится удивляться, что в 732 г., после громкой хазарской победы над арабами, будущий император Константин V (741-775) женился на хазарской принцессе. Со временем их сын стал императором Львом IV (775-780), известным под именем Лев Хазар.
 
По иронии судьбы, последняя битва той войны, разыгравшаяся в 737 г., закончилась поражением хазар. Но к этому времени движущие силы Священной войны мусульман были уже растрачены, халифат сотрясали внутренние распри, поэтому арабские завоеватели вынуждены были отступить за Кавказские горы, так и не закрепившись на севере, тогда как хазары стали могущественнее, чем прежде.
 
Еще через несколько лет, примерно в 740 г., каган, его придворные и военная верхушка приняли иудаизм, который стал государственной религией хазар. Современники были, несомненно, удивлены этим решением не меньше, чем современные исследователи, наталкивающиеся на свидетельства этого события в арабских, византийских, русских и еврейских источниках. Такова, например, интерпретация этого события в труде венгерского историка-марксиста Антала Барты «Венгерское общество в VIII и IX вв.». Несколько глав этой книги посвящены хазарам, так как на протяжении почти всего указанного периода венгры находились под их властью. Тем не менее о переходе хазар в иудаизм здесь говорится всего в одном абзаце, причем с нескрываемым недоумением:
 
«Мы не можем углубляться в проблемы, связанные с историей идей, однако вынуждены обратить внимание читателя на проблему государственной религии в Хазарском царстве. Официальной религией правящего слоя общества стала иудейская вера. Излишне говорить, что переход в иудаизм и провозглашение его государственной религией этнически нееврейского народа могли бы стать темой для любопытных размышлений. Мы же ограничимся замечанием, что этот официальный переход — вопреки попыткам распространения христианства со стороны Византии и мусульманскому влиянию с Востока, а также несмотря на политическое давление тех и других — в веру, не поддерживавшуюся в мире никакими политическими силами, а, наоборот, почти всеми преследовавшуюся, удивляет всех историков, занимающихся хазарами, и не может расцениваться как случайность, а должен быть признан свидетельством независимой политики царства» (13; 35).
 
Это размышление только усугубляет наше удивление. При наличии расхождений в разных средневековых источниках, касающихся лишь второстепенных подробностей, главный факт не вызывает сомнений.
Неясно другое: какой была дальнейшая судьба иудеев-хазар после разрушения их государства в XII или XIII в. Источников по этой проблеме очень мало, зато во времена Средневековья существовало много хазарских поселений в Крыму, на Украине, в Венгрии, Польше, Литве.
 
Общая картина, которую удается составить из фрагментарных сведений, указывает на процесс миграции хазарских племен и общин в те районы Восточной Европы — в основном в Россию и Польшу, — где на заре Нового времени было сосредоточено больше всего евреев. Некоторые историки делают из этого вывод, что значительная часть, а то и большинство восточного еврейства, а значит, мирового еврейства как такового, имеет тюркское (условно говоря, хазарское), а не семитское происхождение.
 
Далекоидущие последствия такой гипотезы объясняют ту осторожность, с которой историки подходят к этой проблеме, если не избегают ее вовсе. Так, в «Еврейской энциклопедии» (Encyclopaedia Judaica. 1973) статья «Хазары» подписана Д. М. Данлопом, однако есть и особый раздел «Хазарские иудеи после падения каганата», подписанная «издателями» и определенно преследующая цель не раздражать тех, кто верит в догму «избранного народа»:
 
«Тюркоязычные караимы (ортодоксальная иудейская община в Крыму, в Польше и в других местах) утверждают, что происходят от хазар, что находит подтверждение в их фольклоре, антропологии и языке. Существует немало свидетельств непрерывного присутствия в Европе потомков хазар».
 
Но насколько велико в количественном выражении это «присутствие» кавказских сынов Яфета в шатрах Сима? Одним из самых радикальных пропагандистов гипотезы о хазарских корнях восточноевропейского еврейства является профессор средневековой еврейской истории Тель-Авивского университета А. Н. Поляк. Его книга «Хазария» была издана на иврите в Тель-Авиве в 1944 г. и переиздана в 1951 г. В предисловии он пишет, что факты требуют «нового подхода как к проблеме отношений между хазарским еврейством и другими еврейскими сообществами, так и к тому, как далеко мы можем идти, рассматривая это [хазарское] еврейство как ядро диаспоры евреев в Восточной Европе... Их потомки — и те, кто остался на месте, и те, кто эмигрировал в Соединенные Штаты и в другие страны, и те, кто подался в Израиль, — составляют ныне ощутимое большинство мирового еврейства» (94).
 
Это было написано еще до того, как стал известен истинный масштаб Холокоста, однако факт остается фактом: ощутимое большинство выживших евреев всего мира имеют восточноевропейские — а значит, возможно, именно хазарские корни. Если это так, то предки их пришли не с Иордана, а с Волги, не из Ханаана, а с Кавказа, когда-то считавшегося колыбелью арийской расы, и генетически состоят в более тесном родстве с гуннами, уйгурскими и венгерскими племенами, чем с потомками Авраама, Исаака и Иакова. Если это правда, то термин «антисемитизм» утрачивает смысл, становясь всего лишь следствием недопонимания между убийцами и их жертвами. Так Хазарская империя, контуры которой медленно проступают из тьмы прошлого, становится жесточайшей мистификацией, когда-либо порожденной Историей.
 

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.2 (6 votes)
Аватар пользователя esxatos