Русская философия смерти

Коллектив авторов, Константин Глебович Исупов - Русская философия смерти. Антология
Судьба Антологии «Русская философия смерти» весьма печальна. Вчерне работа над ней завершена была двенадцать лет назад; дважды ее готовили в печать в двух издательствах, но откладывали за неимением средств.
 
Работа велась при отсутствии словарей по русской философии – они еще только составлялись; некоторые тексты приходилось добывать чуть ли не контрабандным способом.
 
За эти годы отечественная антология выросла в самостоятельную научную дисциплину.
 
Несомненный приоритет принадлежит здесь группе молодых исследователей философского факультета ЛГУ (теперь – СПбГУ), усилиями которой с 1991 г. были предприняты издание серии сборников «Фигуры Танатоса» и организация ряда семинаров. В группу входил ныне покойный Андрей Демичев, автор лучшей отечественной монографии по проблемам танатологии «Дискурсы смерти» (СПб., 1997).
 

Коллектив авторов - Константин Глебович Исупов - Русская философия смерти - Антология

 
Москва, Санкт-Петербург: Центр гуманитарных инициатив 2014 г.
ISBN 978-5-98712-152-8
 

Коллектив авторов - Константин Глебович Исупов - Русская философия смерти - Антология - Содержание

 
От составителя
К. Г. Исупов. Русская философия смерти (XVIII–XX вв.)
М. М. Щербатов. Размышления о смертном часе
Разговор о бессмертии души Предисловие
О бессмертии души Разговор
А. Н. Радищев. О человеке, о его смертности и бессмертии
Еп. Игнатий (Д. А. Брянчанинов). Слово о смерти
Ф. М. Достоевский. Записная книжка 1863–1864 гг. (Фрагмент)
Н. Н. Страхов. Значение смерти
Прот. Павел Светлов. Христианская вера в бессмертие
В. С. Соловьев. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории, со включением краткой повести об антихристе и с приложениями (Фрагмент)
Н. Ф. Федоров. Философия общего дела (Фрагменты)
Ф. Э. Шперк. О страхе смерти и принципах жизни
Р. М. Соловьев. Философия смерти
Псалом первый
Псалом второй
Псалом третий
Псалом четвертый
Псалом пятый
Даниил
Л. Н. Толстой. О смерти: Мысли разных писателей (Собрал Л. Н. Толстой)
В. В. Розанов. Вечная тема
В. В. Розанов. Смерть… и что за нею
М. В. Морозов. Перед лицом смерти
Идеалы одиночества и отчаяния
П. С. Юшкевич. О современных философско-религиозных исканиях
Н. Я. Абрамович. Смерть и художники слова
«Взыскующие Града»…
О. Уайльд и Смерть
Мировая гильотина
Абсолютизм человеческого
И. Е. Репин. Смерть
Е. Н. Трубецкой. Свобода и бессмертие
Н. А. Бердяев. Метафизика пола и любви
О рабстве и свободе человека (Фрагмент)
Самопознание: (Опыт философской автобиографии) (Фрагмент)
М. М. Бахтин. Автор и герой в эстетической деятельности (Фрагмент)
Временно́е целое героя: (Проблема внутреннего человека души)
К переработке книги о Достоевском
Н. М. Бахтин. Похвала Смерти
Л. Шестов. Откровения Смерти (Фрагменты)
Преодоление самоочевидностей: (К столетию рождения Ф. М. Достоевского)
Л. Шестов. Дерзновения и покорности (Фрагменты)
X. Сегодня и завтра
XIV. Смерть и сон
XXXII. В начале было Слово
И. И. Лапшин. Ars moriendi
Г. В. Флоровский. О воскресении мертвых
Н. О. Лосский. О воскресении во плоти
Г. П. Федотов. О смерти, культуре и «числах»
Л. П. Карсавин. Поэма о смерти
1. От автора и об авторе
2. Как бы личное
3. Сомнение
4. Бессилие
5. Израиль
6. Распятый
7. Начало
Я. С. Друскин. Смерть
И. А. Бунин. Освобождение Толстого (Фрагменты)
о. Сергий Булгаков (С. Н. Булгаков). Софиология смерти
С. Н. Булгаков. Жизнь за гробом
И. А. Ильин. Поющее сердце: Книга тихих созерцаний (Фрагменты)
24. О смерти: (Письмо первое)
25. О бессмертии: (Письмо второе)
А. И. Рубин. Что такое философия?
В. Н. Ильин. Великая Суббота (о тайне смерти и бессмертия) (1938)
Н. И. Трубников. Проблема смерти, времени и цели человеческой жизни: (Через смерть и время к вечности)
Георг Зиммель. К вопросу о метафизике смерти
В. Н. Топоров. Об одном специфическом повороте проблемы авторства
Комментарий
М. М. Щербатов
А. Н. Радищев
Игнатий (Д. А. Брянчанинов)
Ф. М. Достоевский
Н. Н. Страхов
П. Я. Светлов
В. С. Соловьев
Н. Ф. Федоров
Ф. Э. Шперк
Р. М. Соловьев
Л. Н. Толстой
В. В. Розанов
М. В. Морозов
П. С. Юшкевич
Н. Я. Абрамович
И. Е. Репин
Е. Н. Трубецкой
Н. А. Бердяев
М. М. Бахтин
Н. М. Бахтин
Лев Шестов
И. И. Лапшин
Г. В. Флоровский
Н. О. Лосский
Г. П. Федотов
Л. П. Карсавин
Я. С. Друскин
И. А. Бунин
С. Н. Булгаков
И. А. Ильин
В. Н. Ильин
Н. Н. Трубников
Книги, подготовленные Центром гуманитарных научно-информационных исследований ИНИОН РАН
 

Коллектив авторов - Константин Глебович Исупов - Русская философия смерти - Антология - К. Г. Исупов - Русская философия смерти (XVIII–XX вв.)

 
Перед историком национальной философии смерти стоит достаточно странная задача: обобщить материал размышлений над кардинальным фактом конечности человеческого существования, эмпирически бесспорном и даже абсолютизированном школьной логикой («Кай смертен, следовательно…»), но фактом такого рода, который очень хочется опровергнуть, причем не теоретически, а изнутри эмпирически фиксированной доли человека. Навстречу этому желанию спешат охранительные институции внутренней личности: и простейшие рефлексы самозащиты, и эмотивные контраргументы, и хитроумная диалектика дискурса. Стоит факту смерти перейти в статус события и в ранг проблемы жизни и культуры, наконец, просто оказаться «предметом» разговора, как над «смертью» воздвигаются некие онтологические кавычки, начисто лишающие ее возможности иметь собственное бытийное содержание.
 
Фактичность смерти девальвируется непризнанием за ней объектного статуса. Она живет в истории мысли как квазиобъектный фантом, о котором, по сути, и сказать нечего, коль скоро нет самой сути смерти: она существенна в бытии, но бытийной сущностью не обладает. Танатология молчаливо разделила участь математики или утопии, чьи «объекты» суть реальность их описания, а не описываемая реальность.
 
В полемике с позитивистски бодрой статьей А. А. Токарского о страхе смерти В. Ф. Эрн отметил, что для автора-психиатра исчезает философская спецификация проблемы, как будто и нет никакой смерти на свете. Но и для Эрна проблемные очертания смерти проясняются в рамках вопроса о свободе (смерть для него – «рабство у времени»), а для В. В. Розанова, вступившего в спор, и вовсе эти очертания размываются в типично бытовом: «Просто. Я думаю, умрем».
 
Если на уровне пластической предметности смерть еще может получать эстетические объективации (в архаическом мифе и образах искусства); если культурная антропология и историческая психология неплохо знают эволюцию смерти в векторе отношения к ней, что позволило выйти на специфическую типологию культур, то философия смерти так и не обрела амплуа автономной дисциплины с собственным терминологическим антуражем и логическими режимами мысли: проблемная фактура танатологии неизбежно и без остатка отпроецировалась в витальный план и в ценностный космос слова о жизни, слова об истории и слова о личности.
 
Однако как только в кругу витальных запросов мыслителей к судьбе и смыслу существования оформляется проблемная коррекция на смерть, танатология со всего периметра своего маргинального присутствия засылает в самый центр этого круга наиболее сложную и наиболее ответственную экзистенциальную тематику: спасение и искупление, бессмертие и «смерть вторая», ответственность «я» пред лицом конечной жизненной сюжетики «другого», судьба смертного мира в перспективе конца времен. Этот список качественных включений смерти в кардинальный проблемный репертуар онтологии, этики и философии истории можно продолжать бесконечно – и здесь исследователя ожидает еще одна опасность: смерть (как тема и проблема) перестает просматриваться сквозь виталистские футляры репрезентирующих и присваивающих ее языковых фактур описания. Не каждый памятник философского творчества позволяет осуществить процедуры «обратного» чтения-вычленения иллюзионного (мнимосущностного) «текста» Танатоса из растворившего его «контекста» Эроса, Бытия и т. п. Вопросы о пользе, цели, возможности и технике такого вычленяющего «вспять-чтения» сами по себе представляют немалую герменевтическую задачу.
 
Наши намерения намного скромнее: рассмотреть некоторые фабулы русской интуиции смерти в связи с культурфилософскими пристрастиями XVIII–XX вв. Развертывание неизученной истории русского Танатоса впору большой монографии; мы ограничимся существенными эпизодами.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя warden