Кожурин - Консерватизм - pro et contra

Консерватизм: pro et contra, антология
Русский консерватизм — феномен масштабный и многогранный, имеющий долгую историю. История консервативной мысли в России сопряжена с историей национального самосознания и является одной из важных составляющих русской культуры и русского духа. Перефразировав известный афоризм, можно сказать, что консерватизм в России — больше чем консерватизм.
 
Некоторые современные исследователи считают, что об истоках охранительной идеи на Руси мы можем говорить, начиная с XI-XII вв. — со времени становления русской духовной и политической мысли: по текстам первых «Поучений», «Сказаний», «Посланий», житийной литературы и летописей. Сохранение устоев и противление кардинальным переменам, способным подорвать эти устои, — это было всегда и всюду, особенно в традиционных обществах. Но консерватизм как социально-политическая идеология — это все же феномен Нового времени, и в России консерватизм возникает почти тогда же, когда и в Европе — во второй половине XVIII столетия, в «эпоху Просвещения» (как реакция на деятельность просветителей и революционные плоды этой деятельности в «просвещенной» Франции), а как культурно-теоретическое направление консерватизм в России оформляется в начале XIX в.
 

Консерватизм: pro et contra - антология

Сост., вступ. статья,  коммент. А. Я. Кожурина; ред., предисл. А. А. Синицына.
СПб.: РХГА, 2016 г. 1120 с.
(Русский Путь)
ISBN 978-5-88812-805-3
 

Консерватизм: pro et contra, антология – Содержание

А. А. Синицын  «В них обретает сердце пищу»  (предисловие редактора тома «Консерватизм: pro et contra»)  
А. Я. Кожурин Феномен русского консерватизма

I У истоков русского консерватизма

  • Ф. В. Ростопчин Мысли вслух на Красном крыльце российского дворянина Силы Андреевича Богатырева  
  • А. С. Шишков Рассуждение о любви к Отечеству, читанное в 1812 году в Беседе любителей русского слова
  • H. M. Карамзин Речь, произнесенная на торжественном собрании Императорской Российской Академии 5 декабря 1818 года  
  • H. M. Карамзин Мнение русского гражданина
  • А. С. Пушкин Карамзин
  • А. С. Пушкин Второе послание цензору
  • А. Вяземский Старая записная книжка <Фрагмент>
  • А. Вяземский Характеристические заметки и воспоминания о графе Ростопчине

II «Православие, самодержавие, народность»: развитие идеологии консерватизма в царствование Николая I

  • А. С. Пушкин Клеветникам России
  • А. С. Пушкин Бородинская годовщина
  • А. С. Пушкин Письмо к П. Я. Чаадаеву
  • С. С. Уваров О некоторых общих началах, могущих служить руководством при управлении Министерством народного просвещения
  • С. С. Уваров Доклад Императору Николаю I о славянстве
  • М. П. Погодин Параллель русской истории с историей западных европейских государств, относительно начала
  • Я. В. Гоголь Выбранные места из переписки с друзьями (Письмо XIII. Карамзин)
  • Ф. И. Тютчев Море и утес
  • Ф. И. Тютчев Россия и Революция
  • <Н. В. Гоголь> Из письма Н. В. Гоголя к А. С. Пушкину <Фрагмент>
  • А. С. Пушкин На выздоровление Лукулла. Подражание латинскому
  • Я. И. Греч Воспоминания старика <Фрагмент>
  • С. М. Соловьев Мои записки для детей моих, а если можно, и для других <Фрагмент>
  • Б. Я. Чичерин Москва сороковых годов <Фрагмент>
  • А. И. Герцен «Москвитянин» и вселенная

III Арьергардные бои: консервативные идеи в эпоху «Великих реформ»

  • Я. С. Лесков Деспотизм либералов
  • Б. Я. Чичерин Что такое охранительные начала?
  • Я. Я. Страхов Роковой вопрос
  • M. Я. Катков Совпадение интересов украинофилов с польскими интересами
  • Ф. Я. Тютчев Гуманный внук воинственного деда
  • Я. С. Аксаков Игнорирование основ русской жизни нашими реформаторами
  • Ю. Ф. Самарин Всеподданнейшее письмо к императору Александру Николаевичу
  • Ф. М. Достоевский I. Три идеи
  • К. Я. Леонтьев Религия — краеугольный камень охранения
  • Я. Я. Огарев Что за год бесчеловечий!
  • А. Я. Герцен Новая фаза русской литературы <Фрагмент>
  • A. К Толстой Песня о Каткове, о Черкасском, о Самарине, о Маркевиче и о арапах
  • Б. Я. Чичерин Москва сороковых годов <Фрагмент>
  • B. С. Соловьев Несколько личных воспоминаний о Каткове

IV «Правительство возвращается»: консерваторы и политика контрреформ

  • М. Я. Катков Единственный царский путь
  • <Александр III> Высочайший манифест 1  
  • Н. Я. Данилевский Несколько слов по поводу конституционных вожделений нашей «либеральной прессы»
  • К. П. Победоносцев Письмо к Александру III 1
  • К. Н. Леонтьев Над могилой Пазухина
  • В. И. Ламанский Речь в Славянском обществе  
  • В. В. Розанов О подразумеваемом смысле нашей монархии  
  • К. П. Победоносцев Церковь и государство  
  • Е. М. Феоктистов Воспоминания <Фрагмент>  
  • Т. И. Филиппов Письмо к К. Н. Леонтьеву 4
  • Н. А. Бердяев Нигилизм на религиозной почве
  • A. А. Блок Возмездие <Фрагмент>

V В поисках спасения: предреволюционная ситуация и консерватизм

  • М. О. Меньшиков Замкнутое государство
  • Л. А. Тихомиров Рабочий вопрос и русские идеалы
  • <Б. В. Никольский> Всеподданнейшая речь профессора Б. В. Никольского, произнесенная им в Высочайшем присутствии, при приеме депутации «Русского собрания» 31 декабря 1905 года
  • B. А. Грингмут Руководство черносотенца-монархиста
  • А. С. Суворин На Великоросса идут с оружием и дреколием
  • П. А. Столыпин Речь о правах крестьян выходить из общины, произнесенная в Государственном совете 15 марта 1910 г
  • В. В. Розанов Суворин и Катков
  • Н. А. Бердяев Судьба русского консерватизма
  • Д. В. Философов Царь-Папа <Фрагмент>
  • Л. Н. Толстой Письмо к П. А. Столыпину <Черновое>
  • П. Б. Струве 17 октября 1909 г. (А. И. Гучков и П. А. Столыпин. — Что такое государственный человек? — Вопрос о русской конституции)
  • B. И. Ленин Столыпин и революция
  • <И. В. Сталин> История ВКП(б) <Фрагмент>

VI Бытование консервативных идей в послереволюционной России и в эмиграции

  • Н. А. Бердяев О консерватизме
  • П. А. Флоренский Предполагаемое государственное устройство в будущем
  • И. А. Ильин Основы государственного устройства
  • П. Б. Струве Б. Н. Чичерин и его место в русской образованности и общественности (Речь, произнесенная в заседании Русского научного института в Белграде)
  • C. Л. Франк Пушкин как политический мыслитель
  • <И. В. Сталин> Выступление товарища И. В. Сталина на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии
  • <И. В. Сталин> Обращение тов. И. В. Сталина к народу
  • И. А. Ильин О расчленителях России
  • И. Л. Солоневич Миф о Николае Втором
  • M. E. Кольцов Омоложенное Евангелие
  • 3. Н. Гиппиус « Православный » Струве
  • Г. П. Федотов Революция идет <Фрагмент>

VII Новая жизнь: консервативные идеи в России второй половины XX века

  • В. В. Кожинов Единая, целостная
  • В. И. Белов Еще раз о языке
  • И. Р. Шафаревич Две дороги к одному обрыву
  • А. Г. Дугин Консервативная революция
  • Иоанн (Снычев), митрополит Священное и страшное дело — власть
  • A. Б. Гулыга Формула русской культуры
  • B. В. Кожинов История не терпит обрывов
  • А. С. Панарин О Державнике-Отце и либеральных носителях «эдипова комплекса»
  • Ю. П. Кузнецов «Повернувшись на Запад спиной...»
  • <С. Г. Кара-Мурза, В. С. Кожемяко> Феномен Кожинова (Сергей Кара-Мурза в беседе с Виктором Кожемяко)
Комментарии
Указатель имен
 

Консерватизм: pro et contra, антология - А. Я. Кожурин Феномен русского консерватизма

 
Консерватизм, наряду с либерализмом и социализмом, может быть отнесен к наиболее влиятельным социально-политическим и идеологическим течениям двух последних столетий. Столкновение этих течений во многом предопределило историю Новейшего времени. Сразу необходимо оговориться, что в отечественной историографии консерватизму повезло значительно меньше, чем его оппонентам. Особенно это касается русского консерватизма. Во второй половине XIX — начале XX века тон задавали исследователи либерального направления, которые воспринимали консервативную идеологию и ее носителей в качестве своего непосредственного врага. В советский период в основу исследовательской методологии был положен марксизм, при этом многие характеристики, относящиеся к русскому консерватизму, были буквально восприняты от исследователей либерального толка. Таким образом, совместными усилиями авторов либерального и марксистского направлений создавался отталкивающий образ отечественного консерватизма. В этом же ключе работали и западные исследователи консерватизма в России.
 
Имманентная традиция интерпретации русского консерватизма начала складываться в позднесоветский период. Это, разумеется, не значит, что прежде не появлялись работы, посвященные отечественному консерватизму, написанные его адептами. Такие работы, безусловно, были, но не сложилось историографической традиции. В этом отношении важнейшую роль сыграли В. В. Кожинов и его единомышленники, не побоявшиеся бросить вызов сложившимся стереотипам. Их усилиями в 80-е годы прошлого столетия начали выходить работы, в которых идейные установки русских консерваторов оказались удивительно созвучными современности. Своеобразное табу, существовавшее долгое время, было снято. Читатель наконец стал искать в наследии классиков отечественного консерватизма ответы на волновавшие нашу страну вопросы.
 
 За два последних десятилетия русскому консерватизму было посвящено множество монографий, научных статей, диссертационных исследований. Проанализированы основные этапы развития консервативных концепций в России. Появились работы, в которых интерпретировались религиозно-философские основания, философско-исторические установки, социально-антропологическая тематика русского консерватизма, давался сравнительный анализ отечественной и западной традиций консерватизма. Мы уж не говорим о публикациях, посвященных отдельным персоналиям. Опираясь на эти исследования, попытаемся проанализировать специфику русской консервативной традиции.
 
Большинство исследователей рассматривает европейский консерватизм как идейную реакцию на Великую французскую революцию. Именно отсюда ведут свою генеалогию две основные линии западноевропейского консерватизма XIX века — либеральная (Э. Берк) и традиционалистская (Ж. де Местр, Л. де Бональд). С. С. Аверинцев писал, что «самый феномен проведенного через рефлексию, претворенного в идеологию или анти идеологию воинствующего консерватизма... без опыта Революции невозможен. В дореволюционной Франции, в дореволюционной Европе голоса энциклопедистов и Руссо звучали, вызывая время от времени бессильные полицейские меры или столь же бессильные нападки, но никем или почти никем по существу не оспариваемые. Лишь по эту сторону черты, раз и навсегда проведенной 1789, 1793 и 1794 годами, оказался возможен содержательный спор между идеологией и — анти-идеологизмом, между утопией — и антиутопией. Это спор, все новые глубины которого непрерывно разверзаются, составляя драматическую интригу умственной жизни в продолжение последних двух веков, — и конца ему не видно. Для удобства злободневной полемики Революция предпочитала видеть в своих оппонентах людей вчерашнего дня. С гораздо большим правом она могла бы, напротив, утверждать, что сама заново создала своих оппонентов, разбудила их, вывела из исторической инерции, принудила их привести в порядок свои резоны».
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя warden