Коплстон - Аквинат

Коплстон - Аквинат
Аквинат был университетским профессором, преподавателем, и стиль его сочинений, объективный и лишенный каких-либо личных пристрастий, соответствовал его профессии. Его жизненный путь не отмечен внешним драматизмом, в его жизни не было каких-то трагических событий, сравнимых с драмой Сократа. Не был он  также одной из тех странных, одиноких фигур, вроде Ницше,  личность которых всегда привлекает внимание биографов и  психологов. Поэтому главные события его жизни можно изложить очень кратко.
 
Точная дата рождения Аквината неизвестна, хотя, по всей  вероятности, он родился в 1225 г. или около того. Родом он был из  Ломбардии и родился в замке Роккасекка вблизи маленького городка Аквино, расположенного между Неаполем и Римом. В раннем  детстве его отправили в аббатство Монте Кассино, где он получил  начальное образование, а в 1239 г. он стал студентом университета в Неаполе, основанного императором Фридрихом II в 1224 г. В Неаполе он вступил в Доминиканский орден. Этот поступок его семьей был встречен враждебно, в течение некоторого времени его  держали дома под надзором. Получив свободу, он отправился на  север продолжить свое обучение у Альберта Великого, также  доминиканца, в Париже и потом в Кельне.
 
По возвращении из Кельна в Париж в 1252 г. он читал лекции, в согласии с обычаем сначала по св. Писанию — с 1252 г. по 1254 г., а затем по «Сентенциям» Петра Ломбардского — с 1254 г. по 1256 г. В практике средневековых  университетов объяснение и комментирование текста играло важную роль, a Libri quattuor sententiarum (Четыре книги сентенций) —  теологическое сочинение, составленное Петром Ломбардским в XII веке, — оставались учебным пособием вплоть до конца XVI века. Ведущие теологи и философы XIII и XIV столетий, включая Аквината, Дунса Скота и Уильяма Оккама, читали по ним лекции и писали к ним комментарии. 
 

Фредерик Чарльз Коплстон - Аквинат. Введение в философию великого средневекового мыслителя

 
(Перевод В. П. Гайденко) 
Вестком Долгопрудный 1999 г. 270 стр.
ISBN 5-9200-0002-3
 

Фредерик Чарльз Коплстон - Аквинат. Введение в философию великого средневекового мыслителя - Оглавление

 
Предварительные замечания
  • 1. Вводная глава
  • 2. Мир и метафизика
  • 3. Бог и творение
  • 4. Человек (1): тело и душа
  • 5. Человек (2): мораль и общество
  • 6. Томизм
Библиографическая справка 
 

Фредерик Чарльз Коплстон - Аквинат. Введение в философию великого средневекового мыслителя - Предисловие

 
Вряд ли кто станет утверждать, что, изучая развитие  политического устройства европейского общества, целесообразно вообще не рассматривать средние века. Ясно ведь, что средние века были важным формообразующим периодом в этом развитии и его по-настоящему невозможно понять без обращения к  средневековью. Я думаю, сейчас достаточно осведомленный человек не отрицал бы, что аналогичное утверждение может быть  высказано и относительно роли средневековой философии в общем развитии европейской философской мысли. Конечно, было бы весьма неразумно утверждать, что между философией  средневековья, Ренессанса и послеренессансной философией существует непрерывная последовательность, не разрываемая появлением новых факторов. Общекультурный переход от средневекового мира к постсредневековому отозвался по-своему и в философии; становление науки в эпоху Ренессанса было мощным толчком, стимулировавшим новые способы мышления. Но хотя,  несомненно, были новшества, все же существовала и непрерывность.
 
Большая ошибка принимать за чистую монету высказывания тех  писателей, кто, подобно Декарту, заявлял о решительном разрыве с прошлым и о начале совершенно новой философской эры. И  привычно оскорбительные намеки на последователей Аристотеля и схоластов, довольно частые в сочинениях мыслителей эпохи  Ренессанса, могут ввести в заблуждение, если понять их в том  мысле, что действительно в это время возникает нечто абсолютно новое, без всякой связи с предшествующим. Конечно, философия Декарта служит для нас предостережением, чтобы мы, находя у позднейших мыслителей термины, встречающиеся в  средневековой философии, не считали, что эти термины  употребляются в том же самом значении; и тем не менее справедливо, что таких писателей, как Декарт и Локк, нельзя понять до конца без знания средневековой философии. Например, чтобы правильно понимать учение Локка о естественном законе морали и о  естественном праве, необходимо не только учитывать то, что оно отчасти, через Хукера, восходит к средневековой доктрине, но и разобраться, в чем его отличие от учения такого философа, как Аквинат. Если даже кто-то предпочитает видеть в средневековой философии не более чем подготовительный этап в развитии  европейской мысли, это все же этап, причем важный, и его  влияние сказывается далеко за пределами средневековья.
 
Действительно, историческое значение средневековой  философии признано теперь в Англии гораздо более широко. Признан не только сам факт существования средневековой философии, но также и то, что в средние века были разнообразные  философские воззрения и идеи, диапазон которых весьма широк: от  глубокомысленной метафизической спекуляции до эмпиристской критики метафизики и от духовного постижения высокого  предназначения философии до преимущественного внимания к  тонкостям логического анализа. Уже по крайней мере два  британских университета, — один из которых Оксфорд, важный центр философской мысли в средние века, — ввели преподавание  средневековой философии. Признается, во всяком случае, что этот предмет — законная область исторического исследования и  способен дать материал для докторской диссертации.
 
В то же время, по-видимому, все еще считается разумной практика, когда студент, изучающий европейскую философию, должен перепрыгивать от Аристотеля, умершего в 322 г. до Р. X., к Фрэнсису Бэкону и Декарту, родившимся соответственно в 1561 г. и в 1596 г. И я полагаю, что глубинной причиной  живучести пренебрежительного отношения к средневековой  философии является убеждение, явное или неявное, что средневековые философы не могут предложить нам ничего ценного. Правда, не отрицают, что многие из них — люди выдающегося ума и  дарований. Но распространено мнение, что их мировоззрение и  общепринятые тогда способы мышления о мире устарели и что их философские системы прекратили свое существование вместе с культурой, к которой они принадлежали. А так как некоторые читатели могут подходить к книге об Аквинате со скрытым  недоверием, сомневаясь, что в сочинениях средневекового  философа можно найти что-то, способное внести значимый вклад в нынешние философские дискуссии, то я и хочу высказать в этой главе некоторые общие замечания, которые, возможно,  сделают таких читателей более расположенными прислушаться к Аквинату.
 
В рамках этой книги я, конечно, не могу подробно  обсуждать различные представления о природе и назначении  философии. Не могу я также в книге, посвященной конкретно  Аквинату, предпринять защиту средневековой философии вообще. Это уж во всяком случае было бы бессмысленным  предприятием. Ибо одновременно защищать позиции, скажем, Дунса  Скота и Николая из Отрекура столь же трудно, как защищать в одно и то же время философские воззрения Ф. Г. Брэдли и  Рудольфа Карнапа. Более того, даже «защита»'Аквината не  является главной моей задачей. Я не придерживаюсь мнения, что философия Аквината представляет собой корпус истинных  утверждений, которые можно сообщить и заучить, как таблицу умножения; согласится ли читатель с идеями Аквината или нет — это решать ему самому. Но в то же время я убежден, что большая часть того, что хотел сказать Аквинат, имеет  непреходящее значение; и моей целью было сделать все возможное, чтобы читателю легче было отнестись с симпатией к его стилю философствования и его объяснению мира. 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя Андрон