Лопухин - Библейская история

Толковая Библия
Книга была переиздана более 20 раз до октябрьского переворота 1917 года. Она актуальна и сегодня - историческое значение изложенных в Библии фактов, доказывает, что библейские рассказы о сотворении человека, грехопадении, потопе, смешении языков имеют под собой реальную историческую основу.
 
В книге приводится множество объяснений быта, реалий, традиций того времени, когда была создана Библия, которые помогают понять глубину и смысл Библейского Писания.
 
Александр Лопухин писал свой труд простым языком изложения, потому книга легка и проста для понимания.Автор предназначал свой труд широкой аудитории, поэтому язык изложения легок и прост для понимания. В это издание вошло изложение Библейской истории Ветхого и Нового Завета.
 
Книга содержит большое количество иллюстраций.
 

Библейская история Ветхого и Нового Завета - Александр Лопухин

Эксмо; Москва; 2013
ISBN 978‑5‑699‑63470‑5
 

Александр Лопухин - Библейская история Ветхого и Нового Завета - Предисловие автора

 
В исторической науке в настоящее время совершается необычайное движение, именно благодаря тем изумительным открытиям, которые делаются на забытом пепелище исторической жизни древних народов Востока. С того счастливого часа, когда историки, не ограничиваясь пером, взялись за заступы и лопаты и начали раскапывать мусор развалин в долинах Нила, Тигра и Евфрата, равно как и в других странах исторического Востока, перед взорами исследователей открылся целый мир нового исторического знания: бледные и тощие страницы истории древних народов чрезвычайно оживились и расширились, открыто было даже существование новых, совершенно неизвестных дотоле народов и монархий, знание о которых пролило новый свет на всю судьбу древнего человечества.
 
Вход Господен в ИерусалимНо эти необычайные открытия получили еще больше значения вследствие того, что они оказались в ближайшем соотношении с библейской историей, и не только пролили в нее много нового света, уясняя часто самые темные ее страницы, но и представили почти чудесное подтверждение многих библейских событий и фактов, которые дотоле могли безнаказанно подвергаться критике скептицизма.
 
Это обстоятельство чрезвычайно оживило интерес к библейской истории, которая перестала быть сухой специальностью богословов, а привлекает теперь внимание и светских ученых историков, и всего образованного общества всех цивилизованных народов. Интерес этот заметен и у нас; но, к сожалению, у нас он доселе еще не выходил из узких рамок кружка специалистов, и для нашего общества, собственно, доселе буквально не имеется ни одной такой общедоступной книги, которая бы могла служить руководством или введением к этой глубоко интересной и в высшей степени поучительной области знания. Удовлетворение этой, по нашему мнению, насущной потребности, отчасти и имеет в виду настоящая книга.
 
В своих главных частях она составлена была несколько лет тому назад и предназначалась лишь в качестве конспекта для наших личных кабинетных занятий в соприкосновенной с нашей специальностью («Историей Древнего мира») области библейско‑исторического знания. Но сознание указанной выше глубокой потребности побудило нас обработать этот конспект в таком виде, чтобы он хоть в малейшей мере мог удовлетворить эту потребность, именно давая связный и живой курс библейской истории с привнесением в него главнейших черт из неисчерпаемого богатства новейших библейско‑исторических исследований.
 
Понятно, что в тех рамках, какие намечены были для настоящего руководства, означенные исследования не могли найти себе самостоятельного места в нем, и мы действительно ограничились лишь привнесением некоторых черт из них; но надеемся, что читатели заметят их присутствие при каждом более или менее важном библейско‑историческом событии, и сами убедятся, как много света новейшие открытия проливают в области истории и сколько свежего интереса придают самым общеизвестным фактам и событиям.
 
Свое «руководство» мы предназначаем для чтения вообще, но особенно желали бы, чтобы оно нашло доступ в среду учащегося юношества. По нашему глубокому убеждению, библейская история может стать неисчерпаемым источником нравственного и высшего исторического воспитания для всякого более или менее способного к серьезной умственной жизни человека. Всякая история есть воспитательница ума и сердца и учительница мудрости; но библейская история в этом отношении стоит выше всех других историй, потому что предмет ее – центральные пункты духовной жизни человечества, и в ней раскрываются глубочайшие законы всемирно‑исторического развития.
 
Она яснее всего может показать, что в истории народов нет ничего случайного и произвольного, что всякая попытка «делать историю» бессмысленна и вредна, потому что все ждет и требует «исполнения времен», которого нельзя ни приблизить, ни отдалить. Вместе с тем, она представляет ряд глубоких житейских опытов величайших характеров, которые своими добродетелями и не менее своими пороками широко раскрывают дверь в самую глубь духовной жизни человека и тем самым преподают глубочайшие уроки для всякого обладающего достаточно живым нравственным чувством для того, чтобы воспринимать подобные поразительные опыты. Наше «руководство», конечно, не имеет никаких претензий на изложение библейской истории с этой именно стороны: понимание этой стороны в ней предполагает предварительное знакомство с начатками библейско‑исторического знания, и эти‑то начатки именно и предлагаем мы в своей книге, в надежде, что она может послужить руководством к проникновению и в более глубокую область знания.
 
В непродолжительном времени имеет последовать подобное же «Руководство к библейской истории Нового Завета».
СПб. 31 декабря 1887 г.
А. Л.
 

Александр Лопухин - Библейская история Ветхого и Нового Завета - Апостольская деятельность и мученическая кончина ап. Петра. Соборные послания ап. Петра. Деятельность других апостолов

 
Одновременно с ап. Павлом потерпел мученическую кончину и ап. Петр, который таким образом закончил свою апостольскую деятельность также в столице того языческого мира, первенцев которого он некогда первый принял в церковь Христову. Но он, как известно, скоро должен был уступить поприще деятельности среди языческого мира тому, кто специально был призван быть апостолом язычников, и действительно, он скоро всецело предоставил это великое поприще ап. Павлу и сам стал почти исключительно проповедовать Евангелие среди иудеев как Палестины, так и других стран.
 
Как один из верховных апостолов, он хорошо был известен всем главным церквам. В Коринфе при разделении местных христиан на партии одна ставила на своем знамени имя Петра или Кифы. Он основал несколько церквей в различных областях Малой Азии и для утверждения их в вере обращался к ним с посланием, в котором между прочим поименовывает и сами страны. Именно он обращался с посланием к «пришельцам, рассеянным в Понте, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, избранным» (1 Петр 1:1). Этим указанием отчасти определяется то апостольное поприще, которое он проходил.
 
Но он не ограничивался и этими странами, и в своей апостольской ревности проник даже в Вавилон, чтобы и в этой стране пленения возвестить своим единоплеменникам истину Евангелия. По свидетельству Иосифа Флавия, в Вавилонии было множество поселений иудейских, которые славились своим богатством и щедрыми приношениями храму. Последние были так ценны, что, по свидетельству того же историка, требовались две крепости для охранения их, и когда эти приношения отправлялись в Иерусалим, то их сопровождало несколько тысяч иудеев, чтобы обезопасить их от разбойнического нападения парфян.
 
Проповедь ап. Петра среди вавилонских иудеев сопровождалась благословенным успехом, и в своем первом послании он передает малоазиатским церквам и приветствие от «церкви в Вавилоне», которую он называет «избранной». Из этого же послания видно, что сотрудниками его в это время были Силуан и Марк, которые были в свое время и сотрудниками ап. Павла. Это обстоятельство показывает, какое тесное общение существовало между апостолами и как они, действуя, так сказать, на противоположных концах мира, находились в постоянных сношениях через одних и тех же сотрудников и соработников на евангельской ниве.
 
Уже в преклонных летах ап. Петр, как бы следуя за общим течением жизни, стремившейся к Риму как к центру, отправился в столицу мира. О пребывании его там существуют только неясные предания. По учению Римской церкви, он будто бы был первым епископом Рима и епископствовал двадцать пять лет. Но это учение находится в явном противоречии с очевидными хронологическими данными, показывающими, что апостол прибыл в Рим только незадолго до смерти. Главными событиями во время его пребывания в Риме были, согласно с позднейшими сказаниями, совершенные им обращения Филона и сенатора Пудента с его двумя дочерьми Праксидой и Пуденцианой, и его публичное состязание с Симоном‑волхвом.
 
Микеланджело - Распятие Петра

Этот обманщик, потерпев неудачу в воскрешении умершего юноши (каковое чудо было совершено ап. Петром), наконец попытался обольстить народ уверением, что он подымется на небо. Но по молитве апп. Петра и Павла он был оставлен поддерживавшими его демонами и грохнулся на землю, разбившись в кровь. Во время Неронова гонения ап. Петр будто бы по настойчивым просьбам христиан хотел удалиться из Рима.

 
Но когда он вышел за Капенские ворота, то встретил Господа, несущего свой крест, и спросил Его: «Господи, куда Ты идешь?» – «Я иду в Рим, – сказал Христос, – вновь потерпеть распятие за тебя».
Апостол, чувствуя всю силу этого кроткого укора, возвратился назад и был заключен в темницу в Туллиануме. Там он обратил к вере своего тюремщика, чудесно источая для его крещения источник из каменного пола темницы. Видя, как его жену вели на казнь, он радовался этому ее путешествию в «отечество» и, называя ее по имени, громким голосом призывал ее к радостному мужеству: «О, помни Господа!»
 
Сам он был казнен в один день с ап. Павлом.
 
 Они расстались на Остийской дороге, и ап. Петр был затем отведен на вершину Яникула, где он и был распят, но не в обычном положении, а по его собственной просьбе – вниз головой, потому что он считал себя недостойным умирать одинаковым способом с своим Господом. Незадолго до смерти он написал Второе соборное послание, как последнее завещание тем, которым он раньше проповедовал. В этом послании, между прочим, апостол предостерегает христиан от разных лжеучителей, «которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель».
 
В послании делается, между прочим, ссылка на послания ап. Павла с завещанием, что в них «есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные, к собственной своей погибели извращают, как и прочие писания» (2 Петр 3:16). Эта ссылка показывает опять, что апостолы вели проповедническую деятельность общими силами, взаимно делясь и своими посланиями, в которых вырабатывалось богословие Вселенской церкви.
 
Если скудны известия о верховном ап. Пет ре, то еще скуднее они о других апостолах. Пробыв в Иерусалиме до Иерусалимского собора, они затем, как орлы крылатые, разлетелись по всем направлениям с проповедью Евангелия, и о деятельности их не сохранилось никаких письменных памятников, так как она запечатлевалась только на сердцах тех, которые принимали ее. Вследствие этого о них сохранились лишь неясные отголоски в предании.
 
По свидетельству предания, ап. Андрей избрал поприщем своей апостольской деятельности берега Черного моря, так называемую Скифию. Берега этого моря были усеяны богатыми греческими колониями, находившимися в постоянных сношениях с северными народами, от которых сырые материалы, привозившиеся из глубины страны, сплавлялись по морю в Малую Азию и Грецию. Причиной, почему он избрал поприщем своей апостольской деятельности эту именно страну, могло быть то, что он сам находился в ближних сношениях с греками, как показывает и само его греческое имя, и потому мог более рассчитывать на успех.
 
По позднейшему преданию, он не ограничивался и берегами Черного моря, а отправился и вглубь самой страны, и там на Киевских горах, водрузив крест, он произнес свое великое пророчество о том, что благодать Божия воссияет на этих горах и возникнет великий город. Апостол Андрей потерпел мученическую кончину в г. Патрах, в Ахаии, будучи распят на особого рода кресте, который известен под названием Андреевского.
 
Св. Иаков, брат Господень, по смерти Иакова Зеведеева, был епископом Иерусалимской церкви и отличался такой строгостью жизни, что пользовался великим уважением даже иудеев, так что ему дозволен был вход во святилище, хотя это право предоставлялось только священникам. Он потерпел мученическую кончину в самом Иерусалиме, и главным виновником его смерти был первосвященник Анна (Ганан) Младший, последний из сыновей первосвященника Анны, упоминаемого в Евангелии. Ненависть ко Христу и христианам уже привела дом Анны к обагрению своих преступных рук кровью Христа и первомученика св. Стефана, к одобрению убиения Иакова, сына Зеведеева, и к стараниям добиться смерти и святого ап. Павла.
 
Та же неусыпная враждебность теперь вовлекла младшего Ганана, человека буйного и повелительного темперамента, в новое преступление. Он воспользовался неожиданно благоприятным случаем для того, чтобы предать смерти брата Господня и таким образом нанести еще один удар христианской церкви. Фест, справедливость которого спасла жизнь ап. Павлу и который был одним из самых почтенных римских прокураторов Иудеи, умер после краткого двухгодичного управления. Преемником ему был назначен Альбин, но до его прибытия прошел небольшой промежуток, во время которого Иудея находилась только под отдаленным надзором легата Сирии. Агриппы II не было в Иерусалиме. В такое время дерзкий и жестокий саддукей, каким был этот первосвященник, легко мог побудить синедрион превысить свой авторитет и вновь присвоить себе право совершения смертной казни, которая, строго говоря, уже не принадлежала ему.
 
Он надеялся, что этого правонарушения римляне или не заметят, или взглянут на него сквозь пальцы, так как они были очень терпимы во всему, что делалось в интересах всякой законом дозволенной религии, и, естественно, не имели охоты вмешиваться в дело, которому не придавали политического значения. Одушевляя синедрион своей собственной смелостью, Ганан уговорил его арестовать Иакова и других главенствующих христиан и побить их камнями.
 
Обвинением против них, несомненно, служило богохульство, так как во всяком случае Иакова нельзя было обвинять в «преступлении закона». Если бы Иаков был столь же ненавидим, как святой ап. Павел, то, быть может, ничего бы не оставалось и говорить больше. Но Иаков в Иерусалиме, подобно Анании в Дамаске, был глубоко уважаем иудеями, не менее чем и христианами. Он также был «муж благочестивый по закону, одобрямый всеми иудеями, живущими там» (Деян 22:12).
 
Не только простые обращенцы в христианство, но и некоторые из самых почитаемых в городе и известных законников также опечалились от этого безумного убиения благочестивого назорея. Они решились защищать таких граждан от дерзости кровожадного дома и принесли жалобу Агриппе II. Этот царь слышал защиту ап. Павла перед Шестом и был способен лучше взглянуть на христианство, чем сколько считалось политичным со стороны его коварного и беспринципного отца.
 
Они также жаловались новому прокуратору Альбину, который теперь находился на пути из Александрии в Иерусалим. Следствием этого было то, что Альбин написал Ганану строгий выговор за его беззаконное насилие, и Агриппа почувствовал, что он мог, не подвергая опасности свою популярность, лишить его первосвященства, хотя он занимал его только в течение трех месяцев. От ап. Иакова осталось одно соборное послание. Побуждением к его написанию послужили внешние бедствия верующих, особенно из иудеев, а также злоупотребление учением об оправдании верой. Поэтому в нем с особенной настойчивостью излагается важность добрых дел в оправдании. Кроме того, в нем даются различные наставления и между прочим излагается учение о таинстве елеосвящения и исповеди.
 
Св. Иуда (брат) Иаковлев проповедовал в разных странах Азии и потерпел мученичество в Финикии. Ему принадлежит краткое соборное послание, в котором апостол предостерегает верующих от различных нечестивцев, которые «вкрались» в церковь и идут в ней путем Каиновым, причиняя соблазны на вечерях любви и всячески богохульствуя.
 
Св. ап. Филипп проповедовал во Фригии и Скифии и потерпел мученичество в Иераполе.
 
Св. ап. Варфоломей (Нафанаил), по преданию, путешествовал в Индию и принес туда Евангелие св. Матфея. После проповеди в Ликаонии и Армении он, по преданию, или был казнен содранием с него кожи, или распят головой вниз в Албанополе, в Армении. Ему приписывается замечательное изречение, что «богословие в одно и то же время и велико и очень мало, и Евангелие широко и велико, а также сжато».
 
 
Св. ап. Матфей, по преданию, проповедовал в Парфии и Эфиопии и в последней потерпел мученичество через сожжение. По одному древнему свидетельству, он питался только травой и вел образ жизни, по своей простоте и самоотречению приближавшийся к аскетическому.
 
Св. ап. Фома называется апостолом Индии и, по преданию, основал христианские общины в Индии, и доселе называющие себя его именем. По другому преданию, он проповедовал в Парфии. В четвертом столетии его гробница показывалась в Едессе.
 
Св. ап. Симон Зилот проповедовал Евангелие по одному преданию – в Вавилоне, по другому – на Британских островах, где и был распят.
 
Св. ап. Матфий, который избран был в число двенадцати по жребию, был из числа семидесяти. Проповедывал в Эфиопии и потерпел мученическую кончину в Иерусалиме.
 
Этими скудными известиями и ограничиваются наши сведения о духовных родоначальниках новозаветного человечества. Эти светильники мира исчезли от наших чувственных взоров, но мы знаем, что они озарили и просветили мир. Они не искали себе земной славы, но искали славы Божией и спасения человечества, и эта их деятельность увенчалась чудесным успехом. Рыбаки галилейские, обойдя весь мир, сделали такой чудесный «улов человеков», подобного которому еще не представляет история духовно‑религиозной жизни человечества.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя esxatos