Люкимсон – Фрейд: История болезни

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Петр Люкимсон – Фрейд: История болезни
Серия – «Жизнь замечательных людей»

Я решил раздобыть книги «этого самого Фрейда», но тут выяснилось, что это совсем непросто, если не сказать — невозможно. По неким неведомым мне тогда причинам книг Фрейда не было не только в магазинах, но и в библиотеках, а краткие статьи о нем в различных энциклопедиях и справочниках носили исключительно критический характер. В нескольких учебниках и популярных книгах по психологии я набрел на пару-тройку страниц, посвященных его теории сексуальности и формирования различных «комплексов», но они лишь разожгли интерес, не дав ответов на многие вопросы.
 
Уже в университете, всерьез заинтересовавшись психологией и став членом соответствующего студенческого кружка, я, наконец, дорвался до сочинений самого Фрейда. По большей части это были издания 1920—1930-х годов, украденные неведомыми мне лицами из спецхрана, скопированные в самиздате и в таком виде ходившие по рукам. В моей домашней библиотеке до сих пор хранятся несколько таких «раритетных» самиздатовских копий. Никогда не забуду своего первого ощущения от встречи с работами Фрейда. Это было как ожог, как откровение.
 
Сопоставляя всё, что он говорил по поводу природы сексуальности, со своими собственными ощущениями, детскими воспоминаниями, личными наблюдениями, а также с подслушанными в разные годы разговорами взрослых, я пришел к выводу об абсолютной верности его теории и стал почти фанатичным ее поклонником. Тогда же я понял, почему именно Фрейд пользовался такой нелюбовью советской власти. Именно после прочтения его работы «Психология масс и анализ человеческого “Я”», написанной в 1921 году, автор этой книги окончательно осознал всю ненормальность, всю ложь той тоталитарной системы, в которой мы жили, где общественное ставилось выше личного, а любовь к вождям и партии — выше любви между мужчиной и женщиной.
 

Петр Люкимсон – Фрейд: История болезни

Издательство – «Молодая гвардия» –  495 с.
Москва – 2014 г.
ISBN 978-5-235-03673-4
 

Петр Люкимсон – Фрейд: История болезни – Содержание

  • Вместо предисловия. Попытка объясниться
Раздел первый. Динамический диагноз
  • Глава первая. Навеки «галицианец»
  • Глава вторая. Семейные тайны
  • Глава третья. Вундеркинд
  • Глава четвертая. Время больших ожиданий
  • Глава пятая. Жребий брошен!
  • Глава шестая. Страдания юного Зигмунда
  • Глава седьмая. Кто видел яички угря?
  • Глава восьмая. Доктор медицины
  • Глава девятая. Странная история Анны О
  • Глава десятая. Роман с кокаином
  • Глава одиннадцатая. Парижские тайны
  • Глава двенадцатая. Родовые муки психоанализа
Раздел второй. Жалобы и симптомы
  • Глава первая. Психоанализ начинается
  • Глава вторая. Друзья и враги
  • Глава третья. «Благовещение»
  • Глава четвертая. Большая стирка
  • Глава пятая. Сновидец
  • Глава шестая. Всюду жизнь
  • Глава седьмая. Рим должен быть разрушен!
  • Глава восьмая. Психология сексуальности
  • Глава девятая. На переломе
  • Глава десятая. «Вставайте, сир, вас ждут великие дела!»
  • Глава одиннадцатая. Отец и дети
  • Глава двенадцатая. Бунт на корабле
  • Глава тринадцатая. Отец первобытной орды
Раздел третий. Развитие болезни
  • Глава первая. Война — совсем не фейерверк
  • Глава вторая. «Сильна, как Смерть, Любовь»
  • Глава третья. Челюсти
  • Глава четвертая. Работа над ошибками
  • Глава пятая. Сделка со смертью
  • Глава шестая. Время сюрпризов
  • Глава седьмая. Гёте и свастика
  • Глава восьмая. А напоследок я скажу
  • Послесловие. Эпикриз
  • Основные даты жизни и творчества Зигмунда Фрейда
  • Литература

Петр Люкимсон – Фрейд: История болезни – Навеки «Галицианец»

 
Расхожая фраза о том, что все мы — родом из детства, не принадлежит Зигмунду Фрейду, но, вне сомнения, является одним из краеугольных камней его учения. Именно в этот период (даже не в первые годы, а в первые месяцы, а возможно, и дни нашего существования), согласно теории психоанализа, закладывается фундамент нашей личности. Первое наслаждение, первая боль, первое порицание, первый страх — ничто не исчезает бесследно. Будучи вроде бы забытыми, оттесненными в сферу бессознательного, все события и впечатления раннего детства вместе с прививаемыми нам культурными кодами в итоге определяют саму личность человека и весь ход его жизни.
 
Но если это справедливо по отношению к любому человеку, то тем более справедливо по отношению к Зигмунду Фрейду, сумевшему, в отличие от большинства, сохранить (или верившему, что сумел сохранить) самые ранние воспоминания детства — едва ли не с первых месяцев жизни. Без обращения к раннему периоду жизни Фрейда, более того — без знакомства с его семьей (а также того, как он сам рисовал жизнь этой семьи), по большому счету невозможно понять, ни откуда берет истоки его учение, ни саму его суть. Поэтому неудивительно, что почти все биографы Фрейда всегда начинают с его родословной, тем более что на первый взгляд проследить ее совсем не сложно. В автобиографии Фрейд пишет, что его предки жили на берегах Рейна, затем переехали на восток и оттуда уже перебрались в Вену.
 
Но вот тут-то Фрейд впервые и лукавит. Вольно или невольно — это важный, но уже другой вопрос. Фрейд лукавит — и это главное, так как никаких документов, подтверждающих, что его предки жили на берегах Рейна, нет. Однако для Зигмунда Фрейда эта фраза, видимо, имела принципиальное значение. Евреи Германии и Франции, первыми из своих соплеменников причастившиеся к европейской культуре и попытавшиеся стать ее частью, вплоть до Второй мировой войны крайне недоброжелательно относились к евреям Чехии, Польши, России, Украины, Бессарабии, презрительно называя их «ост-юден» — восточные евреи. Фрейду явно не хотелось числиться среди «ост-юден» — вот он и придумал версию о предках с Рейна, и не исключено, что сам же в нее и поверил.
 
Но ирония судьбы заключается в том, что согласно всем документам корни семьи Фрейда уходят в Восточную Европу. И не просто в Восточную Европу, а в Галицию, то есть в то огромное территориальное пространство, которое на протяжении столетий переходило из рук в руки, а ныне включает в себя Львовскую, Ивано-Франковскую и Тернопольскую области Украины. Почти с тем же презрением, с каким евреи Берлина, Парижа и Вены относились к «ост-юден», все остальные «ост-юден» относились к евреям из Галиции — галицийцам, или, как они сами их называли, «галицианцам». От них старались держаться подальше. Про них сочиняли анекдоты. Даже их диалект идиш служил поводом для насмешек. Само слово «галицианец» стало синонимом мужлана, невежды, недотепы, нищего попрошайки.
 
Фраза «По происхождению он — галицианец» обычно сопровождалась у евреев присловьем «не про нас будь сказано». Само собой, галицийцы платили своим братьям-евреям из других мест той же монетой. Разумеется, как и большинство стереотипов, подобное мнение о галицийских евреях было предвзятым и несправедливым. Но тот факт, что по происхождению он был именно «галицианцем», явно тяготил Фрейда. Отсюда, от неприятия самого места происхождения своей семьи, берет начало вечный бег Фрейда от самого себя. Бег, который в итоге всегда оказывался бегом по кругу, превратил его в невротика и... привел к рождению теории психоанализа. Даже в конце жизни, несмотря на все сознательные попытки перебороть в себе это отношение к соплеменникам и землякам, Фрейд всё еще комплексовал по этому поводу.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat librarian