Майнарди - Встреча с братом

Адальберто Майнарди - Встреча с братом
Иисус говорил притчами. Он возвещал людям Царствие Божие, но очерчивал его лишь притчами и подобиями.
 
Тайну Царствия Небесного нельзя открыть иначе как притчами, потому, что оно рождается в свободе Духа, его нельзя принудить.
 
Оно -близко, но никто не знает его время, как никто не знает день и час пришествия Сына Человеческого. Отказ от подробного описания Царства Божьего -это отказ от детерминизма, отказ от желания определить жизнь другого.
 
Притчи о Царствии повествуют нам о живой, саморазвивающейся, самовозрастающей реальности: зерно горчичное, дрожжи, виноград, который ожидает человеческой заботы, чтобы принести свой плод. Царство Божие вселяется в сердце человека, но не вынуждает его: оно питается свободой, как семя водой.
 
Иисус никогда ничего не писал, только однажды, наклонившись низко перед женщиной прелюбодейкой и ее обвинителями, обрисовал перстом в песке образ бесконечной милости Божьей (см. Ин. 8:3-11).
 
Он не искал читателей, не искал почитателей. Он искал слушающего сердца. «Потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат» (Мф. 13:13). «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мк. 4:9). «Слушайте: вот, вышел сеятель сеять». А что он вышел сеять? «Сеятель слово сеет» (Мк. 4:1-14).
 
Иисус сеял Слово Божье, подобно зерну горчичному, в сердца людей.
 
 

 Адальберто Майнарди - Встреча с братом - Христианское предание между Востоком и Западом

 
Киев, Дух i Лiтера, 2012. - 304 с.
Перевод: иг. Арсений (Соколов), Светлана Панич, Ирина Языкова, Дарья Морозова, Светлана Желдак
 
 Адальберто Майнарди - Встреча с братом - Христианское предание между Востоком и Западом - Содержание
 

I. Святость и Писания

1. Время святых.
Время Божие и время человеческое между Востоком и Западом
2. Апостолы — братья, Церкви — сестры. Андрей, «первый ученик» Христа, в четвертом Евангелии
3. «Человек Божий» в средневековой литературе: святой Франциск Ассизский и преподобный Сергий Радонежский
4. Понятие времени в древнерусской агиографии
5· Святость надежды. Преподобный Силуан Афонский

II. Предание и современность

6. «Slavia Orthodoxa» в эпоху Просвещения
7. Добротолюбие и Просвещение
8. Европейский гуманизм, права человека и христианская концепция личности
9. Обмен даров. Свидетельство духовной традиции Православия христианскому Западу на международных конференциях в Бозе
10. Встреча с братом.От уединения к общению
Смысл праздника. Вместо заключения
Библиография
 

 Адальберто Майнарди - Встреча с братом - Христианское предание между Востоком и Западом - Предисловие

 
Максим Исповедник видел в притче о Царствии Небесном притчу о Слове: «Слово Божие подобно горчичному зерну, и до того, как быть посаженным, оно кажется малым, а посеянное надлежащим образом Оно становится столь великим, что все возвышенные логосы чувственных и умопостигаемых тварей, наподобие птиц небесных, обретают покой в ветвях Его». «Логосы» всех вещей, то есть их «причины», «основания» (греч. Λόγοι), -продолжает преподобный Максим - «пребывают в Слове (Λόγος) Божием и вмещаются в Нем, но ни одно из сущих не вмещает в себя Его. Поэтому сказал Господь, что имеющий веру с горчичное зерно может словом передвинуть гору (Мф. 17:2ο)».
 
Слово и вера безразрывно связаны между собой. Слово Божье - семя, которое становится зерном, из которого изготовляют хлеб. Цистецианский монах Исаак «Звезды» (XII в.) говорит своим братьям в перерыве во время тяжелых полевых работ: «Так давайте же, утомившись от семени земного, отдохнем малость в тени вот этого падуба, который видите перед собой. Здесь протрясем, перемелем, испечем и съедим (теперь придется внутренне попотеть!) семя божественного слова, без которого испытаем неистовство поста» (Sermo XXIV, 1 // Patrologia latina 194, 1768D-1769A). Слово Божье - пища, подкрепляющая нашу жизнь. Оно - не закон, который мы должны исполнять, но пища, без которой мы умрем. Это вводит нас в логику дара и жизни: мы нуждаемся в слове Божьем для того, чтобы жить, как нуждаемся в пище, которую едим.
 
Вера - семя благодатно-духовной жизни во Христе Иисусе. Она рождается от слышания, а слышание - от слова Христова (Рм. 10:17), потому, что Сам Иисус - вечное Слово Отца (Ин. 1:1). «И был из облака глас, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Его слушайте» (Лк. 9:35). Чтобы входить в Царство небесное, надо слушать, что Иисус говорил. «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Вы - друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам ...Сие заповедаю вам, да любите друг друга» (Ин. 15:10-17). Слово оживает, когда его слышат, когда оно снова становится звуком, голосом, диалогом, общением с другими, живой встречей.
 
Ведь Евангелие повествует о встречах. Встреча с Учителем из Галилеи переворачивала жизнь самых разных людей: так случилось с братьями рыболовами, закидывающими сети в море (Мф. 4:18); с богатым начальником мытарей по имени Закхей (Лк. 19:2); с женщиной с алавастровым сосудом, которая обливала ноги Иисуса слезами и отирала своими волосами (Лк. 7:37-38)...
Встреча эта продолжается в истории, в многообразии христианских традиций.
 
Если вера - дар Божий, то она также и событие в человеческой истории. Она передается через поколения, «в роды родов», воплощается в разнообразии народов и культур. В этом и состоит сердцевина живого предания. Само предание растет как гостеприимное дерево с большими ветвями, пристанище для многих птиц; оно простирается на Востоке и на Западе, обретает различные образы и формы. Оно не замкнуто в себе, но открыто миру, оно проливает свет Евангелия на вопросы, тревожащие современность. Предание живет и дышит в свободе Духа. Иногда его многообразие пугает нас. Нас пугает свобода. Но свобода - существенная черта христианства. Согласно Бердяеву, свобода - основа самого бытия, неизреченная глубина Божественной тайны.
 
В предлагаемой читателю книге собраны попытки осмыслить те исторические пути христианства, где разнообразие христианских традиций не превращалось в разделение, а преображалось в общность даров. Она состоит из двух частей. Первая, «Святость и Писания», посвящена образам восточной и западной святости. Только через святость можно понять нерасторжимую связь между Писанием и Преданием. Жизнь святого человека является воплощением в истории Слова Божьего, местом, где царствует Бог, точкой сияния небесного света среди людей. Святые несут «надежду времени». Они жили «в нынешнем веке» (Тит. 2:12), в соприкосновении с сокровенным смыслом истории. В Житиях святых, как на Востоке, так и на Западе, прошлое воздействует на настоящее, а настоящее придает значение прошлому: «время святых» обладает качеством «образца» для современников, а «земное время» получает свой смысл в ожидании пришествия Иисуса Христа со всеми святыми Его (1Сол. З.ТЗ).
 
Вторая часть книги посвящена творческому взаимодействию учения восточных отцов с вызовами и требованиями современности. Ключевую роль в формировании православной духовности в Новое время сыграл старец Паисий Величковский (1722-1794) и его переводы из святоотеческого наследия (Добротолюбие, и не только). Переводческая деятельность преподобного Паисия была продолжена и возобновлена старцами Оптиной пустыни. Трудно переоценить влияние этой знаменитой обители в России XIX века не только в духовном, но и в культурном плане. Паисиевское движение показало возможность синтеза всех познавательных, нравственных и духовных способностей человека, закладывая основы интегрального христианского гуманизма.
 
Между тем, в середине XIX века богословская мысль, как на Западе Q.-A. Möhler), так и на Востоке (А. С. Хомяков), вновь поставила вопрос о «единстве Церкви». К концу века Владимир Соловьев, в полемике со славянофилами, уже говорил о соединении Церквей, исходя из глубокого понимания органического роста христианского предания. Сто лет спустя, после Второго Ватиканского собора (1962-1965) и взаимного снятия анафем 1054 года (7 декабря 1965 года), начал свой долгий и порой очень трудный путь официальный богословский диалог между Римо-Католической и Православными Церквами.
 
Наша книга не касается догматических вопросов. Но она призвана обратить внимание читателя на тот обмен дарами между христианами Востока и Запада, который предшествует богословскому диалогу и который должен бы его сопровождать в подлинном диалоге любви. Соединение Церквей - это дело Духа Святого. Дело христиан - «не угасить Духа» (см. 1 Сол. 5:19), не препятствовать Его действию, то есть не строить стены между человеком и человеком, но открывать путь навстречу братьям. А это значит - научиться обитать в пространстве общения с другими, приобрести гостеприимное сердце, способное к взаимному прощению, к слушанию своего ближнего, к послушанию Слову Божьему.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя ASA