Мелиоранский - История и вероучение христианской Церкви

Профессор Борис Михайлович Мелиоранский - История и вероучение христианской Церкви
В Философском обществе 11 октября 1901 г. Б. М. прочитал доклад: «Философская сторона иконоборчества». В нем Б. М. указал, что теоретическое разногласие иконоборцев и православных сводится к вопросу: совместима ли вера в изобразимость Богочеловека с учением о Его Существе IV— VI Вселенских соборов; т.о. разногласие их было не метафизико-богословского, а философско-гносеологического характера, при чем оказалось, что в своих опровержениях иконоборческих доводов о неописуемости и неизобразимости Христа православные, не сознавая того, в сущности стояли на точке зрения той гносеологии, которая, со времени Канта, носит название критической гносеологии. Доклад этот имел для самого Б. М. большое значение и тогда же обратил на себя внимание, но Б. М. уклонился от его на-печатания, несмотря на полную его обработанность, желая прежде найти новые данные для подтверждения своей мысли о значении критической философии для православного святоотеческого богословия периода Вселенских соборов. С тех пор Б. М. был постоянно занят этой мыслью и, собирая материалы, часть их предложил тому же Философскому обществу и Христианскому содружеству учащейся молодежи в виде доклада «о догмате св. Троицы». Эта мысль должна была составить сущность его докторской диссертации, написать которую он не успел.
 

Профессор Борис Михайлович Мелиоранский - История и вероучение христианской Церкви

М.: Издательство М.Б. Смолина (ФИВ), 2016. — 512 с.
ISBN 978-5-91862-035-9
 

Профессор Борис Михайлович Мелиоранский - История и вероучение христианской Церкви - Содержание

Павел Верховской. Профессор Борис Михайлович Мелиоранский (1870-1906)
Список ученых трудов Б. М. Мелиоранского
Христос
История и вероучение древней христианской Церкви (I—VIII вв.)
  • Глава I. Еврейство в эпоху Христа и Евангельская проповедь
  • Глава II. Апостольский век. Вопрос об отношениях к Церкви иудеев, об отношениях христиан из иудеев к христианам из язычников и обратно
  • Глава III. Языческая империя и христианская Церковь. Гонения на христиан. Великое гонение
  • Глава IV. Христианская империя и язычество. Гонения на язычников
  • Глава V. Внутренние враги христианства во II—III вв.: гностицизм или ориентализация христианства
  • Глава VI. История вероучения до арианства
  • Глава VII. История триадологического догмата в IV в
  • Глава VIII. Окончательная формула триадологического догмата и оценка ее с точки зрения ее эпохи и вне ее эпохи
  • Глава IX. Философские построения триадологического догмата (и аналогии его) перед судом православного воззрения и философии критицизма
  • Глава X. Христологический спор
  • Глава XI. Монофелитство или единоволие
  • ГлаваXII. Иконоборство
  • Приложение. Спор о Фаворском свете (1335-1368 гг.)
Вопрос о древности канонических Евангелий
Разделение церквей
Римская церковь
Сектанство
Секуляризация в России
 

Профессор Борис Михайлович Мелиоранский - История и вероучение христианской Церкви - Христос

 
Христос — собственно значит «помазанник» (от греч.) и представляет собой греческий перевод еврейского maschiach в греческой транскрипции. В Ветхом Завете это обозначение (в полной форме maschiach Jehowa = «помазанник Иеговы») многократно прилагается к царям израильским, как поставленным Иеговой и получившим от Него силы на прохождение своего служения; Исайя (гл. 45, 1) применяет его к Киру. Но уже в Ветхом Завете оно применяется также и к будущему, Богом обетованному Мессии (например, Пс. 2, 2), и в еврейской литературе позднейшего времени (приблизительно с III в. до P. X.) оно преимущественно стало обозначать обетованного Мессию, Царя и Избавителя. Не вдаваясь в разбор вопроса, какого Мессию предвозвещали пророки в Ветхом Завете, можно констатировать, что в эпоху около P. X. евреи ожидали видеть в Мессии национального вождя, избавителя от власти римлян, праведного, непобедимого и вечного царя из дома и града Давидова[1] (см. «Христианство», § 1). Первым, сколько мы знаем, лицом, прямо возвестившим о Себе как об обетованном Мессии-Христе, был Божественный Основатель величайшей по своей нравственной высоте и своему историческому значению религии христианской Иисус Христос из Назарета Галилейского. Что Он и был истинный Мессия, признано всем христианским миром, а также в известном смысле и магометанами[2].
 
Иисус Христос должен быть признан, независимо от того, как судить о метафизической стороне Его Личности, величайшим из всех исторических деятелей уже по одним результатам этой деятельности — как Основатель христианской религии и церкви, как Починальник важнейшего исторического переворота, какой только видел мир. Как личность, как мыслитель и нравственный характер Он тоже есть явление беспримерное, единственное, истинное чудо истории. Евангелия, из которых одних мы знакомимся с Христом, доселе остаются неисчерпаемым источником вдохновения для мыслителей, философов, художников, поэтов; доселе из числа мыслителей самых разнообразных оттенков одни дорожат малейшей возможностью подкрепить свои учения ссылками на Евангелия, возможностью, так сказать, заслониться именем Христа, выступить как истолкователи, возобновители, применители Его учения к новым вопросам; другие не знают своим идеям сильнейшего противника, чем этот галилейский плотник, распятый за мнимый мятеж почти 2000 лет тому назад, и все силы ума и таланта тратят на попытки разрушить обаяние, окружающее Его и Его учение теперь все в той же мере, как и в те времена. Для громадного большинства людей, знакомых с Евангелием, верующих и неверующих, Иисус Христос остается идеалом душевной красоты; тенденциозные попытки отозваться на Его вопрос: «Кто из вас обличит Меня в грехе?» — мало на кого производили впечатление, обнаруживая только нечуткость, непонимание (намеренное или ненамеренное) тех, от кого они исходили. Этим же понятием о Христе как идеале объясняется, почему доселе не было художественного изображения Христа, которое удовлетворило бы если не всех, то хоть многих. Идеал есть предмет вечного стремления, т. е. нечто высшее всякой данной величины; а такой величиной неизбежно является всякое художественное изображение, претендующее на законченность, на цельность.
 
Так должны смотреть и смотрят на Христа-Спасителя все, принимающие, что Четвероевангелие дает Его подлинный исторический и нравственный образ. Но, с другой стороны, именно исключительная высота и красота этого образа способна внушить скептическому уму и чувству сомнение в его реальности. Поэтому наряду с изложенным преобладающим взглядом всегда были и другие, ставившие вопрос о том, таков ли был Христос, каким он рисуется в древнейшем христианском о нем представлении? Те, кто отвечает отрицательно на этот вопрос, решают загадку о «Христе истории» в две противоположные стороны: одни стараются низвести Его в разряд людей более или менее обыкновенных; другие доводят спиритуализацию Его образа до того, что отрицают самое его историческое существование, видят в Нем объектированный идеал, создание фантазии христиан I—II вв. Итак, кроме первого взгляда, 1) Христос — величайший гений и чистейший характер всемирной истории — мы находим два других: 2) Иисус Христос Евангелий — идеализация действительного Иисуса, раввина из Галилеи, малооригинального, не чуждого еврейской нетерпимости, предрассудков своего времени и человеческих слабостей (Иосиф Сальвадор, Гартман, Гейгер, отчасти Ренан и др.) и 3) Иисус Христос — миф, воплощение религиозного идеала, сложившегося в религиозно-философских кружках Александрии или Рима, как результат взаимодействия и совместной работы эллинского и еврейского религиозно-философского гения (Бруно Бауер, Пирсон, Набер, лондонский аноним 1887 г.). Первый взгляд идет, в сущности, навстречу церковному и даже вызывает его; оставляя чудо явления Христа чудом, он требует того или иного метафизического объяснения его. Такое объяснение и предлагала издревле церковь в учении о Христе-Богочеловеке. Кто принимает этот первый взгляд, но отвергает его церковное дополнение в виде догмата о Богочеловеке, тот попадает в ложное положение человека, согласившегося признать действительность чуда, но не дающего этому чуду никакого объяснения



[1] В соответствии напряженным и извращенным мессианским ожиданиям в эпоху борьбы еврейства с Римом являлось много лжемессий — политических агитаторов на религиозной подкладке. О явлении лжехристов и лжепророков предупреждал своих учеников сам Спаситель. Крупнейшим из них был Бар-Кохба, при императоре Адриане поднявший страшное восстание, в котором погибло более полумиллиона евреев и навряд ли менее римских верноподданных. Надо, впрочем, заметить, что подобные агитаторы выступали, по-видимому, чаще как предшественники вот-вот грядущего Мессии.
[2] В Коране Христос семь раз назван ал-Масих = Мессия. Авторитетнейшие мусульманские комментаторы производят этот эпитет или от корня «касаюсь, глажу, провожу рукою», или «помазываю». В первом случае он означает, что прикосновение руки Иисуса «исцелило болезни», во втором — что «Он был помазан Гавриилом в пророки». Мухаммед признает Христа высшим из пророков до Мухаммеда и принимает Его рождение от Девы и нетление Его тела, чем Иисус становится даже выше самого Мухаммеда.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя ushpizin