Новозаветные исследования

Новозаветные исследования - Проблемы и перспективы
Конференция, материалы которой опубликованы в данной книге, была посвящена одновременно исследованию Нового Завета и памяти отца Георгия Чистякова. Это не случайное соединение тем: Новый Завет всегда находился в. центре как религиозных, так и научных интересов отца Георгия.
 
Важнейшие его работы посвящены Евангелиям и их интерпретации через призму мировой культуры.
 
Конечно, отец Георгий рассматривал Новый Завет с религиозных позиций, и его подход можно назвать теологическим. В то же самое время он был сторонником развития новозаветной науки, прекрасно ориентировался в этой сложной дисциплине и стремился к тому, чтобы она получила развитие в России.
 
И как конференция, так и настоящая книга являются в какой-то степени выполнением завета отца Георгия. Дело в том, что, к сожалению, новозаветная наука получила очень слабое распространение в нашей стране. Это было вызвано идеологическими причинами: сначала, до революции, господствовали конфессиональные установки, затем, в советское время, установки научного атеизма. Ни то, ни другое не способствовало развитию собственно научной библеистики.
 
Поэтому, хотя и были отдельные выдающиеся исследователи и до революции, и в советскую эпоху, фактически только в последние полтора-два десятилетия российская наука о Новом Завете становится на ноги и начинает развиваться.
 

Новозаветные исследования: проблемы и перспективы: Сборник материалов конференции памяти священника Георгия Чистякова

 
Сост. П. Г. Чистяков; авт. предисл. Н.В. Шабуров. М.: РГГУ, 2014. 242 с.
ISBN 978-5-7281-1365-2
 

Новозаветные исследования: проблемы и перспективы - Содержание

 
Г. Г. Ястребов
Гипотеза Фаррера-Гоулдера: современные перспективы
 
Д.А. Братнин
К вопросу об интерпретации «залога» в Фессалониках (Деян 17:5-9)
 
Игумен Иннокентий (Павлов)
Ириней Лионский как главный свидетель оригинального чтения периода Ин 1:1-5
 
К.Г. Кудрявцева
«Жена, облеченная в солнце»: некоторые проблемы интерпретации 12-й главы Откровения Иоанна Богослова
 
А.И. Цветков
Проблема трапез в христианской общине Антиохии конца 40 - начала 50-х годов I века
 
И.Ю. Мирогиников
Мир как труп, могила и колодец в Евангелии от Фомы
 
 П.С. Королев
История редактур церковнославянского текста Апостола от первопечатника Ивана Федорова до наших дней
 
Л.Б. Сомов
Представления о загробной жизни в Евангелии от Луки: единство или многообразие?
 
Е.Б. Рагиковский
Библия как Литургия, Литургия как Библия (к пониманию наследия о. Александра Меня и о. Георгия Чистякова)
 
Л.Г Грек
Проповеди Георгия Чистякова: логосная структура и репертуар риторических приемов
 
Георгий Чистяков, свящ.
О Нагорной проповеди
 

Новозаветные исследования: проблемы и перспективы - Предисловие

 
Исследователи  в области библеистики в достаточной степени разобщены и до недавнего времени не имели научной площадки, на которой могли бы обсуждать свои работы.
 
Мы надеемся, что наши конференции станут регулярными и образуют подобного рода площадку. Исходя из вышесказанного понятно, почему в сборнике присутствуют как статьи, посвященные различным аспектам изучения Нового Завета и первоначального христианства, так и статьи, посвященные наследию отца Георгия Чистякова. В какой-то степени задает тон сборнику статья Е.Б. Рашковского: она объединяет различные темы, представленные на конференции. В ней говорится о Библии и той первостепенной роли, которую она играет в христианской литургии, и одновременно раскрывается значение библейского наследия в трудах отца Александра Меня и отца Георгия Чистякова.
 
Тут очень важно соположение этих двух имен, поскольку, несмотря на своеобразие каждого из религиозных мыслителей, они принадлежали к одному направлению и в своем богословствовании ориентировались прежде всего на Библию. Эту тему продолжает статья А.Г. Грек, посвященная проповедям отца Георгия, которые, несмотря на тематическое разнообразие, всегда имели своим центром Христа и Библию.
 
В сборнике представлены разработки современных российских исследователей, рассматривающих различные аспекты новозаветного текста и первоначального христианства. Так, статья Г.Г. Ястребова знакомит российского читателя с новейшими гипотезами относительно синоптической проблемы, в частности, в ней подвергается сомнению теория двух источников Матфея и Луки, которая господствовала в библеистике на протяжении более столетия.
 
Статья Д.А. Браткина посвящена реалиям римской юридической практики, как она запечатлелась в книге Деяний апостолов. Статья И.Ю. Мирошникова содержит интереснейший анализ некоторых мотивов неканонического Евангелия Фомы. К.Г. Кудрявцева, анализируя образ «Жены, облеченной в солнце» в Откровении Иоанна Богослова, проливает свет на остававшиеся до сих пор в тени аспекты завершающей книги Библии.
 
В статьях сборника затронуты и проблемы славянского текста Нового Завета. Темы эти, как мы видим, многообразны, но вместе они дают представление о направлении исследований отечественных специалистов по Новому Завету.
 

Г. Г. Ястребов - Гипотеза Фаррера-Гоулдера: современные перспективы

 
Я попытаюсь показать, что в качестве решения синоптической проблемы гипотеза Фаррера-Гоулдера представляет собой убедительную альтернативу магистральной гипотезе двух источников.
 
Несколько слов об истории проблемы. В течение XIX-XX вв. в науке прочно получила прописку гипотеза двух источников (далее - ГДИ): первым работал Марк, затем Матфей и Лука, которые обращались к Мк и еще одному источнику (Q). Именно с позиции ГДИ обычно осуществляется анализ редакций и исследования по развитию предания об Иисусе. Вместе с тем всегда существовали попытки оспорить ГДИ. Одна из них развивалась в середине XX столетия Остином Фаррером1, а ближе к концу XX столетия - Майклом Гоулдером2 и Марком Гудакром3, который способствовал росту популярности этой гипотезы (далее -ФГ).
 
Ее суть состоит в следующем: первым работал Марк, затем Матфей, затем Лука, который пользовался главным образом материалами Мк и Мф. Таким образом, материал двойной традиции данная гипотеза объясняет, избегая «умножать сущности» и просто предполагая зависимость Лк от Мф.
 
Необходимо сказать, что ГДИ основывается на двух основных «китах»: приоритете Мк и взаимной независимости Мф и Лк. В этом случае вследствие многочисленных дословных совпадений между Мф и Лк предполагать опору на общий источник естественно. Разница между ФГ и ГДИ состоит в том, что ФГ постулирует именно тот сценарий, невозможность которого положена в основу ГДИ4.
 
После выхода книги Гудакра последовал большой всплеск полемики как на семинарах SBL, так и в научных журналах. Наиболее последовательное отрицание тезисов Гудакра имело место в статьях Джона Клоппенборга5 и Пола Фостера6, а также в книге Р. Дерренбекера7. Именно эти статьи являют собой последнее (публичное) слово в данной дискуссии, поскольку Гудакр еще не представил развернутого ответа. Следует также упомянуть работу Томаса Броуди, который не придерживается ни ФГ, ни ГДИ в чистом виде, но его аргументы важны для полемики между сторонниками этих двух школ8.
 
Предлагаемый читателю материал представляет собой преимущественно ответ на основные положения статьи Клоппенборга. Ввиду обширности проблематики я ограничусь одной из важных частей этой работы: доводами против использования Лукой Мф.
 
Отсутствие матфеевскихрасширений у Мк?
 
Один из стандартных аргументов против использования Лукой Мф состоит в следующем: если Лука действительно использовал Мф, почему он не включил расширения и редактуры марковского текста у Мф?
 
Типично:
Луке не знакомы никакие матфеевские расширения к Мк в марковском материале. Используя Мк, Матфей подчас делает к нему существенные добавления (напр., Мф 12:5-7; 14:28-31; 16:16-19; 20:19, 24). Если Лука знает Мф, почему он нигде не выказывает знания о матфеевской редактуре Мк? Проще считать, что Лука вообще не знал об этих матфеевских расширениях, а следовательно, не знал и Мф9.
 
Гудакр наносит удар по расхожему штампу: Лука включает ряд матфеевских расширений10, в частности предпочитая матфеевскую версию марковской в рассказе об искушении (Мк 1:12-13; Мф 4:1-11; Лк 4:1-13), в притче о горчичном зерне (Мк 4:30-32; Мф 13:18-19; Л к 13:18-19) и т. д.11 Сторонники ГДИ не видят очевидного, ибо записывают подобные случаи в категорию «наложений Мк и Q».
 
Клоппенборг признает, что аргумент в прежнем виде не работает, и переформулирует его: не то чтобы расширения вообще отсутствуют, а отсутствуют некоторые конкретные расширения. Эта модификация аргумента, введенная и другими сторонниками ГДИ, имеет самые серьезные последствия: отсутствие некоторых матфеевских расширений гораздо менее проблематично для ФГ, чем отсутствие всяких матфеевских расширений. Действительно ли объяснить отсутствие девяти добавлений, упомянутых Клоппенборгом, невозможно?12 Ниже я представлю возможные сценарии для каждого из этих добавлений.
 
Они не претендуют на истину в последней инстанции, и их правильность необязательна для обоснования ФГ. Важно следующее: модифицированный аргумент предполагает, что пропуск Лукой соответствующих материалов в принципе немыслим, тогда как на самом деле объяснение (правильное или нет - другой вопрос, но правдоподобное!) находится под рукой, и реальная трудность подчас состоит в том, чтобы выбрать из нескольких объяснений. Более того, отрывки из списка Клоппенборга подчас содержат малые согласования, которые как раз и отражают знание Лукой матфеевской редактуры марковского текста.
Мф 3:15. Если Лука пользуется Мф, почему он опускает разговор между Иоанном Крестителем и Иисусом (Мф 3:14-15)?
 
Гудакр пишет:
Отсутствию данного материала у Луки удивляться не приходится, если учесть контекст (Лк 3:21-22). Лука уже сообщил об аресте Иоанна (Лк 3:18-20) и описывает далее крещение Иисуса без всякого упоминания об Иоанне. Соответственно, разговор между Иоанном и Иисусом сюда никак не вписывается: повествование выстроено совершенно иначе, чем у Матфея13.
 
Клоппенборга это не убеждает. По его мнению, Лука не стал бы решать богословскую проблему крещения Иисуса  (зачем креститься безгрешному? не предполагает ли такое крещение старшинство Иоанна по отношению к Иисусу?), убирая Крестителя со сцены, если бы знал об удачном решении той же проблемы Матфеем: Мф вкладывает в уста Иоанна признание старшинства Иисуса (Мф 3:15), а крещение происходит не в покаяние, а во «исполнение всякой правды»14.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik