Ориген - Гомилии на Бытие

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Ориген. Гомилии на Бытие
Толкования Ветхого Завета
Что есть начало всего, как не Господь наш и Спаситель всех (I Тим. 4, 10) Иисус Христос, Перворожденный всякой твари (Кол. 1, 15)? Значит, именно в этом начале, то есть в Слове Своем, Бог сотворил небо и землю, как и евангелист Иоанн говорит в начале своего Евангелия: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть (Ин. 1, 1-3).
 
Следовательно, он здесь не говорит о каком-либо временном начале, но в начале, — говорит [Писание], — то есть в Спасителе, сотворены были небо и земля, и все, что начало быть.
 
Земля же была невидима и неустроена, и тьма была над бездною, и Дух Божий носился над водою (Быт. 1,2). Невидимой и неустроенной земля была прежде того, как Бог сказал: Да будет свет (Быт. 1, 3), и до того, как отделил Он свет от тьмы, на что указывает порядок повествования. Потому что, действительно, в следующих [стихах] Он повелевает, чтобы стала твердь, и называет ее небом; о смыслоразличении неба и тверди и почему твердь названа небом, будет сказано, когда мы дойдем до этого места.
А пока говорится: Тьма была над бездною. Что это за бездна? Конечно, та, в которой будут диавал и ангелы его (ср. Апок. 12,9; 20,3; Мф. 25,41). По крайней мере, на это явственнейшим образом указывается также в Евангелии, когда говорится о Спасителе: И просили Его бесы, которых Он изгонял, чтобы не повелел им идти в бездну (Лк. 8, 31). Потому-то Бог и рассеивает тьму, как говорит Писание: И сказал Бог: Да будет свет, и стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро день один (Быт. 1,3-5).
 

Ориген. Гомилии на Бытие

Толкования Ветхого Завета
Предисл., пер. с лат. и греч. и примеч. свящ. Михаила Асмуса
Москва: Издательский дом «Познание», 2019 г. — 312 с.
ISBN 978-5-906960-43-6

Ориген. Гомилии на Бытие - Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ. ОРИГЕН. ЖИЗНЬ И ТРУДЫ  
ТОЛКОВАНИЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ ОРИГЕНОМ. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА  
ГОМИЛИИ ОРИГЕНА НА БЫТИЕ. ВНЕШНИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ. БОГОСЛОВИЕ
О НАСТОЯЩЕЙ ПУБЛИКАЦИИ
  • ГОМИЛИЯ I. <НА ШЕСТОДНЕВ (БЫТ. 1,1—30)>
  • ГОМИЛИЯ II. <0 НОЕВОМ КОВЧЕГЕ>  
  • ГОМИЛИЯ III. <ОБ ОБРЕЗАНИИ АВРААМА>  
  • ГОМИЛИЯ IV. О НАПИСАННОМ: ЯВИЛСЯ БОГ АВРААМУ  
  • ГОМИЛИЯ V. О ЛОТЕ И ДОЧЕРЯХ ЕГО
  • ГОМИЛИЯ VI. ОБ АВИМЕЛЕХЕ, ЦАРЕ ФИЛИСТИМЛЯН, КАК ОН ЗАХОТЕЛ ВЗЯТЬ САРРУ В ЖЕНЫ
  • ГОМИЛИЯ VII. О РОЖДЕНИИ ИСААКА И КАК ОН БЫЛ ОТНЯТ ОТ ГРУДИ  
  • ГОМИЛИЯ VIII. О ТОМ, КАК АВРААМ ПРИНЕС В ЖЕРТВУ СЫНА СВОЕГО ИСААКА  
  • ГОМИЛИЯ IX. О ВТОРОМ ОБЕТОВАНИИ АВРААМУ
  • ГОМИЛИЯ Х. О РЕВЕККЕ, КАК ОНА ВЫШЛА ЧЕРПАТЬ ВОДУ И ВСТРЕТИЛСЯ ЕЙ ОТРОК АВРААМОВ
  • ГОМИЛИЯ XI. О ТОМ, ЧТО АВРААМ ВЗЯЛ В ЖЕНЫ ХЕТТУРУ, И О ТОМ, ЧТО ИСААК ПОСЕЛИЛСЯ У КОЛОДЕЗЯ ВИДЕНИЯ
  • ГОМИЛИЯ XII. О ТОМ, КАК ЗАЧАЛА И РОДИЛА РЕВЕККА
  • ГОМИЛИЯ XIII. О КОЛОДЕЗЯХ, ВЫКОПАННЫХ ИСААКОМ И ЗАСЫПАННЫХ ФИЛИСТИМЛЯНАМИ  
  • ГОМИЛИЯ XIV. О ТОМ, КАК ГОСПОДЬ ЯВИЛСЯ ИСААКУ У КОЛОДЕЗЯ КЛЯТВЫ, И О СОЮЗЕ, ЗАКЛЮЧЕННОМ С АВИМЕЛЕХОМ  
  • ГОМИЛИЯ XV. О НАПИСАННОМ: И ВЗОШЛИ ОНИ ИЗ ЕГИПТА, И ПРИШЛИ В ЗЕМЛЮ ХАНААНСКУЮ К ИАКОВУ, ОТЦУ СВОЕМУ, И ИЗВЕСТИЛИ ЕГО, СКАЗАВ: СЫН ТВОЙ ИОСИФ ЖИВ И ОН ВЛАДЫЧЕСТВУЕТ НАД ВСЕЮ ЗЕМЛЕЮ ЕГИПЕТСКОЮ (БЫТ 45, 25-26)
  • ГОМИЛИЯ XVI. О НАПИСАННОМ: И КУПИЛ ИОСИФ ВСЮ ЗЕМЛЮ ЕГИПЕТСКУЮ ДЛЯ ФАРАОНА; ИБО ПРОДАЛИ ЕГИПТЯНЕ [КАЖДЫЙ] СВОЮ ЗЕМЛЮ ФАРАОНУ, ИБО ГОЛОД ОДОЛЕВАЛ ИХ. И СТАЛА ЗЕМЛЯ ФАРАОНОВОЙ, И ОН ПОРАБОТИЛ СЕБЕ НАРОД ОТ ОДНОГО КОНЦА ЕГИПТА ДО ДРУГОГО (БЫТ 47, 20-21)
УКАЗАТЕЛЬ ЦИТАТ НА СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ
 

Ориген. Гомилии на Бытие – Предисловие - Ориген - Жизнь и труды

 
Не будет преувеличением назвать Оригена самым плодовитым и наиболее выдающимся христианским учителем первых трех веков христианской эры — эпохи, богатой гонениями против христиан, но, вместе с тем, подготовившей триумфальную победу христианства над язычеством и наступление эпохи христианской империи, длившейся, по меньшей мере, до 1917 г.
 
Эти три века были во многом основополагающими для последующего христианства, почему именно они сегодня привлекают внимание многих ученых, занимающихся богословием, христианской философией или церковной историей. Вместе с тем, этот период является достоянием поздней античности, расцветшей в последний раз в разнообразных формах эллинистической культуры, начиная от изобразительных искусств (Фаюмский портрет) и заканчивая философией (неоплатонизм). Соприкосновение становящегося христианства и угасающей античности оказалось неизбежным в силу множества причин — хотя бы такой, как протекание в одном пространственном и культурном измерении. Кроме простых, как голуби (Мф. 10, 16), в Церковь входило все больше и больше образованных, мудрых, как змии (там же), людей, прошедших одну и ту же эллинистическую школу, унаследованную у античности.
 
Крупнейший центр греческой образованности, Александрия Египетская, дала миру сколько философов, столько же и богословов и, больше того, людей, совмещавших в себе человеческую и божественную мудрость. В них и происходило это соприкосновение, имевшее неоценимое значение в деле развития и систематизации христианского богословия до того уровня, каким оно перешло в следующую эпоху. Прекрасно образованным как в филологии («грамматике», «риторике»), так и в философии — кому как не им было исследовать Божественные Писания и формулировать догматы. Была и другая, не менее существенная роль — учительская: познавши истину, призванную сделать их свободными (Ин. 8, 32), эти дидаскалы были обязаны преподавать ее народу Божию ради приращения Тела Христова и созидания его в любви (Еф. 4,16).
 
Таковы были в первой половине II в. вышедшие из язычества апологеты, безбоязненно обращавшиеся к римским властям с апологиями христианства, не отрицая положительных достижений эллинской мудрости, «богооткровения в человеческом разуме»1 и этики, но и не приравнивая их к откровению во Христе пришедшем. Таковы были и учители Александрийской огласительной школы: Пантен, Климент и, наконец, Ориген, поднявший ее на качественно новый уровень и воспитавший в ней многих мучеников и епископов.
 
Но сколь неизбежным было соприкосновение, столь же неотвратимым стало взаимное отталкивание христианства и язычества. А. Ф. Лосев в главе, посвященной Филону Александрийскому (ок. 20 г. до Р. X. — ок. 40 г. по Р. X.), говорит о несовместимости личностного Первоначала Библии с языческими религиозно-философскими представлениями. Субъектно-объектное тождество, увиденное Филоном в библейском Яхве, легло в основу неоплатонизма, так и не понявшего христианства. Эллинизм питал также множество ересей первохристианской эпохи, например гностических, отвергнутых затем Церковью.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя magistr