Отечественная и зарубежная психология религии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Отечественная и зарубежная психология религии: параллели и пересечения в прошлом и настоящем
История знает множество различных теорий происхождения религии. Одной из наиболее влиятельных среди них является идея «антропоморфизма», согласно которой религия возникает в результате «одушевления» или «оживления» человеком окружающего мира. В фокусе нашего исследования будут находиться концепции древнегреческого философа Ксенофана, у которого впервые обнаруживается подобная аргументация; немецкого философа Л. Фейербаха, апеллировавшего к данной идее в свете критики христианства и религии в целом и во многом благодаря которому эта теория получает распространение в науке XIX-XX вв. и вместе с тем приобретает определенную идеологическую окраску; основателя британской антропологической школы Э. Б. Тайлора, придавшего классический вид основной для современной науки форме данной концепции — теории анимизма как минимума религии.
 
Особое внимание будет уделено концепциям, в рамках которых данная идея развивалась в научном изучении религии XX в.: антропологической школе в России, давшей этнографическое обоснование теории возникновения религии вследствие атрибуции окружающему миру антропоморфной проекции, и современному когнитивному религиоведению, применившему экспериментальные методы для ее верификации и фальсификации. 
 

Отечественная и зарубежная психология религии: параллели и пересечения в прошлом и настоящем

коллективная монография
Сост. К. М. Антонов
М.: Изд-во ПСТГУ, 2017. 252 с.
ISBN 978-5-7429-1083-1 
 

Отечественная и зарубежная психология религии: параллели и пересечения в прошлом и настоящем - Содержание 

Предисловие 
РАЗДЕЛ 1. Религиозный и мистический опыт в западной и отечественной психологии религии: эмпирические и философские подходы 
  • Малевич Т. В. Эмпирические методы исследования религиозного опыта в западной психологии религии: история и современные тенденции 
  • Антонов К. М. Концепция религиозного опыта У. Джеймса в российском религиоведении: дореволюционный и советский периоды рецепции 
РАЗДЕЛ 2. Психоаналитические теории в психологии религии и их отечественная рецепция
  • Фолиева Т. А. Психоаналитические теории в психологии религии (несколько вводных замечаний) 
  • Антонов К. М. Рецепция классического психоанализа в русской религиозной мысли и современные психоаналитические теории религии 
  • ДамтеД. С. Психоанализ и религия: взгляд советских исследователей 
  • Фолиева Т. А. Проблема формирования образа Бога у детей в зарубежной психологии религии 
РАЗДЕЛ 3. Когнитивная психология религии: западные концепции и российские параллели
  • Малевич Т. В., Фолиева Т. А. «Естественность» религии и «естественная религия» в когнитивном религиоведении 
  • Малевич Т. В., Кожевников Д. Д. Дискуссии о «врожденной» религиозности в когнитивном религиоведении 
  • ГоревойД. А. Антропоморфизм как источник возникновения религиозных представлений: обзор теорий 
Сведения об авторах 
Contributors 
Summary 
 

Отечественная и зарубежная психология религии: параллели и пересечения в прошлом и настоящем - Предисловие

 
В предлагаемой читателям коллективной монографии частично подводятся итоги работы авторского коллектива над проектом «Современная западная психология религии: адаптация в российском контексте». Само появление такого проекта, соединившего психологов, религиоведов, философов и теологов, было обусловлено «психологически». Его участников объединяет ощущение, что место, занимаемое психологией религии в отечественной науке, отнюдь не соответствует ее назначению и возможностям. Внутри страны она сильно уступает своей ближайшей соседке — социологии религии. Столь же сильно она отстает от уровня, достигнутого психологическими исследованиями религии в мировой науке. Вместе с тем авторы полагают, что психологическое исследование таких феноменов, как «религиозный опыт», «религиозная мотивация», «религиозность», «духовность», «мистика», «вера», «молитва», может оказаться не менее значимым для изучения жизненного мира религиозного человека (а значит, и религиозной ситуации в нашей стране), чем социологические штудии «религиозных организаций», «общин», «хозяйственной этики», «воцерковленности» и др. Ни в коей мере не умаляя значения последних, отметим, что целостная картина религиозной жизни современной России, одинаково востребованная обществом, Церковью и государством, может быть получена лишь путем комплексного религиоведческого исследования. Рассмотрим оба отмеченных выше фактора «отставания». Еще Е. А. Торчинов указывал на «социологизм» как на характерную черту отечественной науки о религии. Этот социологизм, уходящий своими корнями в эпоху «научного атеизма», во многом до сих пор определяет понимание «религии» в нашей науке. Разумеется, современная российская социология религии давно уже не является марксистской.
 
Однако заданное марксизмом внимание к месту, занимаемому религией в обществе, сказалось и в той активности, с которой происходило и происходит в нашей стране освоение современных социологических подходов: прикровенно в советскую эпоху, открыто и интенсивно в постсоветскую. С этой точки зрения психология религии сильно уступает социологии религии. Обращаясь к прошлому, можно сказать, что для дореволюционной науки о религии был характерен своеобразный «психологизм», заставлявший отечественных ученых как внимательно следить за основными достижениями западной науки, так и осуществлять собственные исследования. В советское время указанный выше «социологизм» не мешал таким ученым, как М. А. Попова, И. Н. Букина, Д. С. Угринович, обладать относительно большой осведомленностью об основных достижениях «буржуазной» психологии религии своего времени, относиться к ним критически, пытаться наметить какие-то пути самостоятельного развития своей дисциплины. Разумеется, на первый план здесь выходила социальная психология религии, влияние «социологизма» сказывалось в недостаточном внимании к эмпирической и экспериментальной стороне психологии религии, существенными были идеологические ограничения, мешавшие свободному развитию научной мысли. Перемены, произошедшие в постсоветский период, здесь носили более сложный характер, чем в области социологии. С одной стороны, были реабилитированы имена ряда классиков психологии религии XX в.: У. Джеймса, З. Фрейда, К. Г Юнга и некоторых других авторов, с другой — новой теоретической рецепции их идей скорее не произошло, новых религиоведческих исследований, развивавших их подходы, появилось весьма немного. В итоге интенсивность и результативность психологического исследования религии в нашей стране сильно уступает интенсивности социологического исследования.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя alexandr900