Пивоваров - Философия религии - Том 2 - Гносеология религии

Пивоваров Даниил - Философия религии : в 3 т. Т. 2 : Гносеология религии
Как возможно религиозное знание и возможно ли оно вообще? Познаваема ли абсолютная реальность? Ведь «Бога не видел никто и никогда» (Ин. 1 : 18). Если человек все же в какой-то мере способен познавать Абсолютное, то каким путем? Быть может, оно задано в структуре приходящего к нам света? С этих вопросов начинается гносеология религии, и эти проблемы решают по-разному.
 
К религиозно-теоретическим способам познания, кроме сакрально-мистических приемов, относятся те же экзотерические методы, которые активно используются в повседневном и научном познании, а именно методы исторические, логические, философские, лингвистические, психологические, эстетические, нравственные и др. Но начинается религиозное познание человека с обретения веры в абсолютную реальность. В своей «Исповеди» Августин говорит: «Дай же мне, Господи, узнать и постичь, начать ли с того, чтобы воззвать к Тебе, или с того, чтобы славословить Тебя; надо ли сначала познать Тебя или воззвать к Тебе. Но кто воззовет к Тебе, не зная Тебя? Воззвать не к Тебе, а к кому-то другому может незнающий. Или, чтобы познать Тебя, и надо воззвать к Тебе? …«Я буду искать Тебя, Господи, взывая к Тебе, и воззову к Тебе, веруя в Тебя, ибо о Тебе проповедано нам».
 
Религиозные агностики заявляют, что бытие Божества непостижимо, поскольку оно безмерно возвышается над всем видимым миром и человеческим разумом. Религиозный скептицизм менее категоричен: скептики высказывают сомнение в познаваемости Божества.
 

Пивоваров Даниил - Философия религии : в 3 т. Т. 2 : Гносеология религии

[учеб. пособие]
Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2012. 556 с.
ISBN 978-5-7996-0751-7 (т. 2)
ISBN 978-5-7996-0749-4
 

Пивоваров Даниил - Философия религии : в 3 т. Т. 2 : Гносеология религии - Содержание

Введение
Глава 1. РЕЛИГИЯ КАК ВЕРА, ЗНАНИЕ И ОПЫТ
  • § 1. Два вида познания
  • § 2. Два понятия веры
  • § 3. Проблема когнитивности faith-веры
  • § 4. Faith-вера в религии, философии и теологии
  • § 5. Эзотеризм, мистицизм, религиозный опыт
  • § 6. Атеизм, агностицизм, скептицизм и нигилизм
Глава 2. ЯЗЫК РЕЛИГИИ
  • § 1. Основные проблемы лингвофилософии религии
  • § 2. Символ: специфика религиозной символики
  • § 3. Основные религиозные символы
Глава 3. НАУКА И РЕЛИГИЯ
  • § 1. Наука как феномен культуры
  • § 2. Соотношение науки и религии
  • § 3. Эволюционизм и креационизм
  • § 4. О сходстве науки и религии
  • § 5. Модели смены убеждений
Контрольные вопросы и задания
Список рекомендуемой литературы
 

Пивоваров Даниил - Философия религии : в 3 т. Т. 2 : Гносеология религии - Введение

 
Кант обозначил всю область чувственного познания термином «эстетическое», заимствованным из «Метафизики» А. Баумгартена. Объединив эстетику с логикой, он назвал эту синтетическую дисциплину гносеологией (от греч. гнюуйт — гнозис, познание, льгпж — логос, учение, теория познания), а кантианцы способствовали популяризации нового термина. Шотландский философ Дж. Ф. Ферье в своей работе «Основы метафизики» (1854) предложил вместо «гносеология» употреблять термин «эпистемология» (от греч. ерйуфЮмз — разумное знание, и льгпж — учение). К началу ХХ в. теория познания, потеснив онтологию, логику и этику, превратилась в ведущую отрасль философии. В континентальной Европе, в том числе в России, ее принято называть гносеологией, а в англоязычных странах ее по традиции обозначают термином «эпистемология». Ныне в России в ходу оба этих термина, и их условно принимают за синонимы.
 
Заметим, что слово ЭрйуфЮмз коренным образом связано со словом рйуфйт — вера. Но знание и вера суть разные понятия, отсюда разнобой в определениях эпистемологии. Так, в одном американском словаре она определяется и как «теория происхождения, природы и меры ограниченности наших знаний», и как «философия научных знаний». Во французском философском словаре под эпистемологией понимается «критическое изложение принципов, гипотез и результатов различных научных описаний…».
 
В католических публикациях теория познания нередко именуется критерологией. У немцев, как и в России, гносеология/эпистемология называется Erkenntnistheorie (теория познания).Итак, термины «гносеология» и «эпистемология» все же не тождественны: познание-gnosis отличается от знания-episteme, и различение их еще будет востребовано в эвристических целях. Теория познания прошла длинный путь от досократиков до наших дней, и почти каждый крупный философ стремился обогатить ее собственным вкладом. Аристотель учил, что философия начинается с удивления — с обнаружения загадочности вещей. Философы глубже, чем обычные ученые, пытаются объяснить мир в целом и его содержимое, отыскивая предельные основания бытия. Познавательная деятельность изучается также рядом нефилософских наук — историей культуры и науки, психологией, формальной логикой, языкознанием, семиотикой, кибернетикой и др. Так, когнитивная психология (от лат. cognitio — познание) исследует движение информации в человеческом мозгу по аналогии с курсированием информации в компьютере; в рамках «психологии мышления» активно развивается отрасль, именуемая искусственным интеллектом.
 
Когнитивное религиоведение (от англ. cognitive science of religion, термин ввели С. Э. Гатри и Т. Э. Лоусон) — новое направление в религиоведения, опирающееся на науки о мозге и человеческом познании — биологию, нейрофизиологию, эпистемологию, лингвистику, кибернетику, антропологию, психоанализ и др. Когнитивное религиоведение изучает религиозные представления и религиозное поведения прежде всего при помощи методов естествознания (Т. Лоусон, П. Бойер, Р. Макколей, Дж. Баррет, Х. Уайтхаус, М. М. Шахнович). Гносеология, в отличие от перечисленных нефилософских наук, изучает познавательный процесс не сам по себе, а в плане его отношения к объективной реальности. Поэтому главной проблемой гносеологии является проблема истины.
 
Кроме предикатов истинности и ложности, знанию присущи правильность и неправильность, эффективность и неэффективность, оценочность и безоценочность и т. п. По Гегелю, тремя основными моментами знания как идеальной формы бытия (нем. Ideelle) являются: положенность объекта в субъект; представленность объекта в субъекте; признанность объекта субъектом. Все указанные признаки знания (включая свойства истинности и ложности) невозможно логически вывести друг из друга. Поэтому их правомерно считать существенно различными и независимыми атрибутами знания; между ними нередки диалектические противоречия.
 
Графическая схема трехчленного субъект-объектного отношения (субъект S ↔ деятельность D ↔ объект O) позволяет систематически обозревать множество разных аспектов знания. Назовем эти аспекты:
1) соответствие знания субъекта объективной действительности (S → O) — это истинность (предметное содержание знания);
2) соответствие знания правилам деятельности субъекта (S → D)— это правильность знания (операциональное содержание знания);
3) соответствие деятельности субъекта природе и сущности объекта (D → O) — это эффективность самой деятельности и того знания, которое представлено в D в форме цели действия S;
4) соответствие объекта потребностям субъекта (S → D), или значимость O для S, — это ценность, преломленная в знании в форме оценки (оценочное содержание знания);
5) информационное снятие объекта в операциях субъекта (O → D) есть начало процесса распредмечивания — по Гегелю, положенность O в S;
6) интериоризация операций в субъективные образы (D → S) завершает репрезентирование O в S, и возникает интенциональность, т. е. субъективное соотнесение знания с его O; по Гегелю, это представленность объекта в субъекте и признанность объекта субъектом.
 
П. С. Лаплас предложил мысленный эксперимент (1814), персонажем которого было вымышленное разумное существо (вневременное и непротяженное), способное строго объективно охватывать весь универсум отрешенным взглядом «со стороны и ниоткуда». Его разум «смог бы объять единым законом движение величайших тел вселенной и мельчайшего атома; для такого разума ничего не было бы неясного, и будущее существовало бы в его глазах точно так же, как прошлое». Такой персонаж и эксперимент с ним названы «демоном Лапласа». Другая метафора познавательного процесса — «гносеологическая робинзонада», т. е. сравнение познающего человечества с моряком Робинзоном Крузо, заброшенным океанским штормом на безымянный необитаемый остров. На кого больше похож реальный познающий индивид? На «демона Лапласа»? Робинзона Крузо? Или каждый индивид субъективно-своеобразно воспринимает мир в зависимости от своего умения двигаться, выбирать «точку зрения и слуха»? На подобные вопросы нет ясных, однозначных ответов.
 
Гносеология отправляется от общего для всех людей заблуждения, будто ей уже очень много известно об объективной реальности, однако по зрелому размышлению об «известном» она заключает, что большинство наших «твердых убеждений» весьма сомнительны и неясны. «То, что мы не знаем, бесконечно» (Б. Паскаль). После того, как элеаты вскрыли и обострили противоречие между мнением и знанием о движении тел (вспомним апории Зенона: летящая стрела покоится; быстроногий Ахиллес не догонит черепаху; и др.), фокусом древнегреческой эпистемологии стала проблема согласования чувств и разума.
 
Постепенно вычленялись следующие коренные проблемы:
1) как объект и субъект соотносятся в процессе познания?
2) познаваем ли мир;
3) что такое знание, мнение и вера и как они обновляются?
4) что такое истинность, верность, правильность и заблуждение; каковы критерии истинности теории?
5) каковы место опыта, чувств и разума в процессе познания?
6) чем подтверждаются и опровергаются общие предположения?
7) что такое доказательство?
 
Теорию познания можно определить как отрасль философии, которая обсуждает эти вопросы и пытается решать связанные с ними головоломки. В каждую эпоху она принимает специфическую форму: древнегреческая гносеология ориентировалась на математику, средневековая — на богословие, во времена Ренессанса — на физику, а ныне — на историю культур.
 
Гносеология религии — это разновидность теории познания, изучающая особенности духовной веры, религиозного знания, языка религии и способов постижения абсолютной реальности. Религиозная рациональность существенно отличается, скажем, от технического или научного разума в таких аспектах, как способ связи субъекта и объекта, характер используемого языка, оценка истинности знания и др. Для выяснения специфики религиозной гносеологии важно понять ее общие представления о механизме переноса информации от объекта к субъекту и условиях установления соответствия образа оригиналу. Понятие христианской гносеологии появилось в русской религиозной философии в конце XIX — начале XX в. у П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова и В. В. Зеньковского. Но и у древних отцов церкви было учение о богопознании, отличное от учения гностиков, подменявших веру самоцельным знанием. По мнению Иоанна Дамаскина, подлинная теория познания должна «направлять ум к блаженной цели, состоящей в том, чтобы через чувства восходить к тому, Кто выше чувства и восприятия, Кто есть виновник всего».
 
В книге обсуждаются проблемы связи субъекта и объекта, структуры познавательного процесса, истины, а также операциональный подход в гносеологии, сопоставляются две генеральные концепции отражения — теория отражения как воспроизведения и теория рефлексии как творчества. Концепция воспроизведения (копирования) — это прежде всего методология материалистической теории познания, отчуждающей субъект от объекта. Концепция отражения как творчества (кристаллизованная в теории рефлексии Гегеля) рассматривалась в первом томе учебного пособия («Онтология религии»), поэтому здесь суммируются только ее главные выводы. Теория рефлексии — методология идеалистической гносеологии, в которой субъект и объект сорастворены, а истина определяется не по Аристотелю, а по Платону.
 
После рассмотрения этих теорий в данном томе дается анализ особенностей веры и знания в религии, затем языка религии и, наконец, обсуждаются проблемы взаимоотношения религии и науки.
 
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон