Шимон - Фрагменты из книги Зогар

Шимон - Фрагменты из книги Зогар
Еврейские классические тексты
Зогар (Зоар) - одна из великих книг в человеческой культуре, основная и самая известная книга из многовекового наследия каббалистической литературы. Зогар ("Сияние") имеет свою собственную драматическую судьбу. Считается, что скорее всего эта книга написана была в XIII веке, хотя каббалисты соотносят время ее появления со II веком н. э. и связывают с именем рабби Шимона Баром Йохая (РаШБИ). Текст этой реликвии в течение многих столетий был скрыт. Для иудаизма мистический подъем в конце средневековья оказался прологом к мистичекому подъему XVI-XVIII веков, религиозное творчество испаских евреев несло в себе зародыш грядущего творчества евреев Палестины, Турции, Италии и Польши. Это произошло благодаря тому, что в руках евреев оказался Зогар.
 
Традиционное издание Зогара - это более двух с половиной тысяч страниц, набранных убористым шрифтом на сравнительно простом арамейском языке. Русский перевод памятника составил бы не менее 10 томов по 500 страниц в каждом. Все отрывки Зогара спаяны экспрессией особой языковой ритмики и содержательно привязаны к тексту Пятикнижия, являясь его толкованием. С точки зрения каббалистов Зогар имеет огромную духовную силу. Каббалисты рассматривают изучение Зогара как наиболее высокое духовное постижения человека. Даже чтение текстов Зоара без комментариев и нахождение книг Зоара в доме, по мнению каббалистов даёт духовную силу и защиту.
 
***
Раби Шимон бен Йохай — один из тех мудрецов, которые за этой двойственностью искали единство и обрели его, поднявшись мыслью туда, где противостояние разрешается. «Раби Шимон говорит: Есть три венца. Венец Торы, венец священства и венец царства. А венец доброго имени возносится над ними всеми» (Авот, 4,13). Доброго (Тов)— имеющего природу света, который был сотворен в первый день. И увидел Бог, что свет хорош (Тов) (Берешит, 1,4). «В свете, сотворенном Святым, благословен Он, в первый день, человек видит и прозревает от одного предела вселенной до другого». (Шемот раба, 35,1). Но этот свет был, по преданию, сокрыт, и лишь немногие удостаиваются видеть его при жизни. «Сказал он ему: вовсе не достигли мы предела мысли раби Шимона» (Минхот, 4а). И поэтому, очевидно, законодательные мнения раби Шимона очень редко становятся общепринятыми.
 

Раби Шимон - Фрагменты из трактата «Зогар»

Пер. с арамейск. сост., статьи, примеч. и коммент., кабб. коммент. М. А. Кравцова
М.: Гнозис, 1994. — 336 с.
ISBN 5-7333-0443-Х
Проект «Еврейские классические тексты»
Участники проекта:
Петербургский еврейский университет (Россия),
Еврейский университет в Москве (Россия),
Институт наследия русского еврейства М. И. Р. (Израиль),
Маханаим (Израиль),
Институт изучения иудаизма (Израиль)
 

Раби Шимон - Фрагменты из трактата «Зогар» - Содержание

От переводчика
М. А. Кравцов. Раби Шимон в Талмуде и Мидрашим

«ЗоГар»

  • В пещере
  • Раби Шимон выходит из пещеры
  • Сотворение человека
  • Выход из Египта
  • О Молитве
  • Жертва бедного
  • Раби Хия перед раби Шимоном
  • Плач и радость
  • Изгнание Ангела-разрушителя
  • Душа
  • Воскрешение мертвых
  • Обновление слов Торы
  • Деревья раби Пинхаса
  • Жертвоприношения
  • Заступничество
  • Рав fемнуна Саба
  • Величие раби Шимона
  • Ночь праздника Шевуот
  • Раби Шимон в Вавилоне
  • Сочетание с Шехиной
  • Хвала раби Шимону
  • Вышние цвета
  • Болезнь раби Шимона
  • Праведник
  • Тайна нечистоты
  • Начало Идры Рабы
  • Конец Идры Рабы
  • Ангел смерти
  • Начало Идры Зуты
  • Конец Идры Зуты
  • Видения раби Йегуды
  • В Небесном Училище
Приложения
  • А. Кравцов Книга о Праведнике
  • А. Кравцов Каббалистический очерк и комментарии
  • Несколько предварительных слов и каббалистический очерк
  • Очерки и комментарии к фрагментам
  • А. Кравцов Справочный аппарат
  • Список библейских имен и географических названий,упоминаемых в книге
  • Книги еврейского канона Библии
  • Словарь терминов, не объясненных в статьях и примечаниях
  • Список трактатов Талмуда, упоминаемых в книге
  • Список Мидрашим, упоминаемых в книге

Раби Шимон - Фрагменты из трактата «Зогар» - Раби Шимон в Талмуде и Мидрашим

 
С некоторой натяжкой эту статью можно назвать жизнеописанием раби Шимона бен Иохая, составленным из свидетельств Талмуда и Мидрашим. Но это ни в коей мере не реконструкция биографии раби Шимона и даже не попытка такой реконструкции. У статьи более скромные задачи: послужить агадической иллюстрацией к переводам из Зогара и быть своего рода введением в эти переводы. Знакомство со свидетельствами Агады позволит читателю не только уяснить себе некоторые высказывания Зогара, которые без этого остались бы непонятными. Гораздо важнее то, что знакомство с Агадой даст возможность читателю воспринять тексты Зогара более выпукло, сопоставляя между собой параллельные места Агады и Зогара. И, размышляя над этими параллельными местами, читатель придет к выводу, что рассказы о раби Шимоне в Зогаре — это ни в коем случае не версия талмудической Агады. Зогар не просто по-иному излагает известные уже сюжеты. Это, собственно говоря, уже совершенно иные сюжеты, возникшие в контексте иного, чем Агада, восприятия мира.
Например, в Талмуде и Мидрашим содеркится несколько версий рассказа о бегстве раби Шимона в пещеру. При всем различии этих версий они глубоко схожи между собой. Это всегда именно рассказ, связное повествование о событии, где на первый план выступают подробности и детали сюжета. Общий смысл такого рассказа спрятан внутри тех рассуждений, среди которых рассказ помещен. Совсем по-иному на подробности действия смотрит Зогар. Для него сюжет рассказа — некий рудимент, трансформированный иногда до неузнаваемости силой общего преображения мира Агады в лучах Тайны. На первый план вырывается смысл события, его глубинная страсть, и меняется тон повествования, совершенно отличный от констатирующего, бесстрастного тона Агады. Бегство в пещеру раскрывает себя как один из символов изгнания народа из Святой Земли, удаления Шехины от своего Господина. Тайна Торы прячется в пещере, а затем выходит оттуда — и это однозначно с изгнанием и избавлением народа. Рассказ об очищении Тверьи, столь подробный в А гаде, упоминается в Зогаре лишь между прочим, почти намеком при обсуждении проблем сотворения человека и объяснении тайн выхода из Египта — аспектов, имеющих мистическое отношение к существу сакрального очищения и нечистоты.
 
Две различные способности умственного созерцания должны мы обнаружить в самих себе, пытаясь достичь адекватного понимания этих источников: Талмуд и Мидрашим взывают прежде всего к дискурсивному постижению текста (отсюда выражение Талмуда — приди, послушай!} , а Зогар апеллирует сразу к силе духовной интуиции (и там постоянно говорится: приди, взгляни]).
 
Есть и иная причина того, почему уместно подобное введение к переводам из Зогара. Агада из Талмуда и Мидрашим была очень хорошо знакома евреям, когда в XIII веке просиял Зогар. И поэтому то, что рассказал Зогар, воспринималось на фоне уже известных историй, которые казались чем-то безусловно подлинным, издревле известным по-сравнению с новшествами Зогара, лишь претендующего пока на глубокую древность. А когда Зогар доказал традиционному иудаизму свою авторитетность и образ раби Шимона из Талмуда включил в себя отблеск Зогара, соотношение между двумя этими источниками оставалось в какой-то степени прежним: вначале учили Талмуд как знание открытое и лишь потом, насытившись явным, приступали к изучению Зогара, книги Тайн.
 
Из многих сотен свидетельств о раби Шимоне, имеющихся в ранней раввинистической литературе, мы выбрали те, которые прямо или косвенно имеют отношение к переводам из Зогара. При этом те свидетельства, которые относятся к жизнеописанию раби Шимона, почти полностью вошли в нашу подборку. Рассуждения, которые читатель встретит в статье, служат лишь для минимального увязывания материала в плавный рассказ и не теряют агадического ракурса.
 
1
Рассказывают, что однажды к раби Йегошуа пришел некий ученик и спросил его: «Вечерняя молитва — обязательна или нет?» Тот ответил ему: «Нет». Тогда пошел этот ученик к рабан Гамлиэлю и задал ему тот же вопрос. Рабан Гамлиэль ответил, что обязательна. Сказал ученик: «А вотраби Йегошуа говорит, что необязательна». Сказал рабан Гамлиэль: «Подожди до завтра, когда соберутся мудрецы в доме Учения».
 
Это происходило во втором веке н. э. в городе Явне, где рабан Йоханан бен Закай основал после разрушения римлянами иерусалимского Храма (70г. н.э.) знаменитую школу, которую в научной литературе принято называть Академией. В то время, о котором ведется наш рассказ, главой Академии, Наш (князем) был рабан Гамлиэль бен Шимон, а главой Бейт-Дкна (религиозного суда) — раби Йегошуа бен Ханания.
 
На другой день собрались мудрецы в доме Учения. Встал тот ученик и задал свой вопрос. Ответил ему рабан Гамлиэль и сказал: «Вечерняя молитва — это обязанность». Спросил рабан Гамлиэль у мудрецов: «Кто-нибудь хочет возразить мне?» Сказал раби Йегошуа: «Нет». «А не от твоего ли имени утверждают обратное? Встань, Йегошуа, на ноги свои, и будут свидетельствовать против тебя». Встал раби Йегошуа и сказал: «Если бы я был жив, а он — мертв, то живой смог бы опровергнуть слова мертвого. Но раз и он жив и я жив — как может живой опровергнуть живого?»'Сидел рабан Гамлиэль и толковал Писание, а раби Йегошуа стоял перед ним. Начали роптать присутствующие в доме Учения: «До каких пор,— сказали они,— он будет мучить раби Йегошуа? И в прошлом году он его мучил, и недавно опять мучил, и вновь мучит. Сместим его с княжества». Сместили его и посадили на его место раби Эльазара бен Азарию, потомка великого Эзры.
 
Эта история, рассказанная в трактате Берахот (276—28а), приводится нами здесь лишь по одной причине: в конце ее сообщается, что учеником, чьи вопросы привели к таким последствиям, был раби Шимон бен Йохай.
Но попробуем бросить хотя бы поверхностный взгляд на сам предмет спора, который вели еврейские мудрецы во втором поколении после разрушения Храма. По мнению Зогара, вечерняя молитва становится необходимостью в те периоды истории, когда Шехина, душа еврейской общины, находится в изгнании, в глубокой ночной темноте, удаляется от своего Источника. И молитва эта слркит для Нее поддержкой и приоткрывает свет дневного Светила.
 
Можно предположить, что раби Йегошуа (левит, который помнил еще службу в Храме, и с именем которого Мидраш (Берешит Раба, 64,8) связывает историю о попытке восстановления Храма во времена императора Траяна) созерцал Общину Исраэля как бы вне пределов изгнания — и поэтому не усматривал в вечерней молитве обязательности. Рабан Гамлиэль, руководитель общины в разрушенной Земле — таких, как он, именуют обычно порнгс (кормилец) — вынужден был обращать свой взор в глубины изгнания, и для него важно было снабдить сынов Исраэля всем тем, что послужит им пропитанием и поддержкой в длительном пути. Поэтому он и настаивал на том, чтобы галаха, касающаяся вечерней молитвы, формулировалась как строгое предписание.
Один из них как бы смотрит назад и видит Храм, непрерывность и единство традиции, а другой — вглядывается в темноту и продолжительность изгнания. И мудрецы, стоящие вокруг них, соглашаются с мнением раби Йегошуа: они избирают своим парнесом священника, потомка восстановителя Храма.
 
Какая сила безусловнее проявляет себя в среде преданных Торе и пока еще находящихся на своей Земле евреев, сила избавления или сила изгнания? Возможно, что именно на этот вопрос искал ответа раби Шимон бен Иохай. И увидел, что окончательного ответа не существует: в конце приводимой нами истории рассказывается, что рабан Гамлиэль примирился с раби Йегошуа и у общины стало два парнеса — одну субботу читал проповедь раби Эльазар, а две субботы толковал Тору рабан Гамлиэль. И два противоположных аспекта: света и тьмы — как бы одновременно существовали в общине, порождая разницу в восприятии Торы и споры среди мудрецов. И эти споры будут продолжаться до конца времен, до окончательного избавления: «Раби Шимон говорит: Элиягу придет, чтобы уравнять разницу во мнениях» (Эйдиот, 8,7).
 
Такая двойственность присутствует в Талмуде как нечто изначальное, как две стороны безусловно единой традиции, суть противостояния которых коренится в самом Завете: Смотри, дал Я перед тобой сегодня жизнь и добро, и смерть и зло (Деварим, 30,15). И все те венцы, которыми величаются идущие по пути Торы: венец священства, венец царства и венец ведения — приобретаются лишь на определенных условиях. «Сравнивал раби Йоханан. Написано: Зар (чужой), — а читается Зер (корона). Если заслужил, то делается короной, а если не заслужил, то становится чужой (Зара) для него» (Йома, 726).
 
 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон