Райт - Авторитет Писания и власть Бога

Райт - Авторитет Писания и власть Бога
Новое сканирование клуба

Библия не живет за закрытыми вратами церкви, поскольку церковь (при условии, что она остается верной своей сущности и призванию) всегда открыта для Божьего мира. 
 
Современная культура неизбежно сталкивается с вопросами, имеющими непосредственное отношение к Библии. Это происходит в разных ее сферах. В настоящей главе я хотел бы выделить те из них, которые особым образом взаимодействуют и пересекаются друг с другом: культура, политика, философия, богословие и этика.
 
Этот список никоим образом не следует считать исчерпывающим, однако он дает некоторое представление о том, почему повсюду, в том числе и в западном мире, достаточно сложно использовать Писание таким образом, чтобы добиться признания и согласия хотя бы в пределах церкви, не говоря уже о пристально следящем за нами мире.
 

Райт Николас Томас - Авторитет Писания и власть Бога

 
Пер. с англ. - Черкассы: Коллоквиум, 2007. -152 с.
ISBN 978-966-8957-06-2
 
Scripture and the Authority of God
First published in Great Britain in 2005
Nicholas Thomas Wright, 2005
 

Райт Николас Томас - Авторитет Писания и власть Бога - Содержание

 
Предисловие
Писание и церковь
  • Писание в контексте христианства:первые 1500 лет
  • Писание в контексте христианства:со времен Реформации до наших дней
  • Главенствующая роль Писания в поклонении, ученичестве и учении
Писание и современная культура
  • Писание в современном мире
  • Писание и культура
  • Писание и политика
  • Писание и философия
  • Писание и богословие
  • Писание и этика
  • Писание и новое слово Божье
  • О признании различия между прежними и новыми битвами
  • Поверхностный уровень современных споров
  • Новые публикации
Авторитет Писания как часть общего целого
  • За авторитетом Писания стоит авторитет Бога, явленный через Писание
  • Авторитет и повествование
  • Авторитет Писания как выражение протеста Авторитет, или власть Бога яснее всего просматривается в контексте Божьего царства
  • Итак, Писание выходит за пределы содержащегося в нем откровения
  • Писание — не просто руководство к молитве
Писание и народ Божьего царства до рождения Христа
  • Божье царство в Ветхом Завете и иудаизме утверждает победу Бога над злом
  • Богодухновенность и слово ЯХВЕ
  • Израиль, народ, из среды которого должно было прийти Божье царство, стал народом, услышавшим Писание
  • Писание в период второго храма
Писание и Иисус
  • Иисус совершил то, о чем пророчествовало Писание
  • Иисус настаивал на авторитетности Писания
Писание и Божье слово в апостольской церкви
  • Апостольская проповедь слова: история Иисуса — завершение ветхозаветного повествования
  • Слово заключало в себе преображающую силу Духа, давая жизнь церкви и определяя ее служение
  • Авторы Нового Завета ставили своей целью побуждать церковь к активным действиям и направлять ее рост и развитие. Их писания должны были стать носителями авторитета Святого Духа и именно так и воспринимались современниками
  • Богатое многообразие канона кажется противоречивым лишь с точки зрения наиболее поздних, искажающих истину взглядов и учений
  • Ранние христиане выработали многослойное прочтение Ветхого Завета — не произвольное, а отражающее их восприятие церкви как народа нового завета и его места в непрекращающейся истории
  • Использование Писания в ранней церкви
  • Новый Завет ведет диалог со всей человеческой культурой
Писание в период со второго по семнадцатый век
  • В борьбе с первыми ересями (учением Маркиона, гностицизмом и пр.) христиане использовали Писание, а также (когда под сомнение был поставлен авторитет самого Писания) предание и толкование
  • Библейское повествование (об оскверненном и возрожденном творении, о нарушенном и возобновленном завете) восторжествовало над противопоставленными ему статичными неиудейскими учениями, не приемлющими идеи сотворения мира
  • Повествовательный характер и «иудейское измерение» Писания постепенно отошли на задний план, и Писание стало восприниматься как «последняя инстанция» или предмет Lectio Divina
  • Обращение к аллегорической интерпретации свидетельствует о приверженности церкви Писанию даже в тех случаях, когда его толкование вызывало большие затруднения, а методы их разрешения еще более осложняли ситуацию
  • Средневековое учение о четырех оттенках смысла также стало попыткой постичь всю глубину характера Писания в отсутствии понимания богословской методологии ранних христиан
  • Как складывалось предание
  • Принцип Sola Scriptura и Реформация
  • Буквальный смысл в эпоху Реформации
  • Реформаторы и предание
  • Писание и предание в период Контрреформации — Реформаторы и божественное повествование
  • Понятие «разума» в богословии XVI века
Вызов эпохи Просвещения
  • Просветители призывали к историческому прочтению, надеясь подорвать авторитет традиционного христианства с помощью новой разновидности разума — рационализма
  • Чтение Библии в контексте идей Просвещения
  • Решающий момент человеческой истории в представлении просветителей
  • Новый взгляд просветителей на проблему зла
  • Современная библеистика и культурные течения
  • Буквальный и переносный смысл
  • Историческое толкование остается основополагающим, однако оно не всегда приводит ко всем обещанным модернистами результатам
  • Постмодернистская критика и нигилистическая деконструкция
  • Признак бессилия постмодернизма: низвергая империи, он не может противопоставить им власть Писания
  • А как же жизненный опыт?
  • Опыт и контекст
Современные ошибки в толковании Писания
  • Распространение неправильных трактовок
  • Заблуждения консервативных кругов
  • Заблуждения либеральных кругов
  • Необходимость исторически обоснованного толкования, в основании которого лежала бы проповедь Божьего царства
Возвращение к правильному толкованию
  • Потребность в целостном представлении авторитетности Писания
  • Бог, Писание и миссионерское служение церкви
  • Место, отводимое преданию: живой диалог с предшествующими толкованиями
  • Место, отводимое разуму и эрудиции: внимание к контексту и смыслу
  • Модель драмы в пяти актах
  • Исключительно контекстуальная трактовка Писания
  • Литургически обоснованная трактовка Писания
  • Индивидуальная трактовка Писания
  • Трактовка Писания, обновленная соответствующими научными изысканиями
  • Трактовка Писания, проповедуемая признанным церковным руководством
В помощь толкователю Писания
  • Начинаем изучать Библию
  • В продолжение темы
 

Райт Николас Томас - Авторитет Писания и власть Бога - Писание и культура

 
Непрерывное и широко обсуждаемое взаимодействие между «модернизмом» и «постмодернизмом» посеяло некоторую неуверенность в обществе, по крайней мере в западных странах. Прежде всего это отразилось на трех основных сферах.
 
Сначала сомнению и деконструкции подверглись наиболее значительные из древних повествований о том, кто мы такие и для чего мы живем. В каком-то смысле модернистская риторика обернулась против самой себя. Модернизм (течение, появившееся в эпоху Просвещения XVIII века) начал свое шествие по миру благодаря творчеству таких писателей, как Вольтер, подвергнув нападкам всеобъемлющее повествование, представленное церковью. Постмодернизм, в свою очередь, поступил точно так же в отношении всех великих историй («метаповествований»), сообразно которым люди веками строили свою жизнь. В этот разряд попали, в том числе, и столь почитаемые модернистами истории о «прогрессе» и «просвещении». Очевидно, что Библия не только включает в себя немало отдельных историй о Боге, мире и человечестве. В полноте своего канона, от Бытия до Откровения, она содержит именно такую всеобъемлющую историю, которая вызывает особое неприятие у наших современников. Как и все метаповествования, она немедленно навлекает на себя подозрение в том, что служит интересам определенной группы людей и является одним из элементов борьбы за власть.
 
Кроме того, с недавнего времени под пристальное внимание (и даже нападки) попало понятие истины. Многие сегодня оперируют двумя разными представлениями об «истине». Так например, задавая вопрос: «Действительно ли Иисус умер на кресте?», мы, как правило, хотим знать: «Произошло ли это на самом деле?» Но спрашивая: «Содержит ли в себе истину притча о Блудном Сыне?», нам и в голову не придет задуматься о реальности описанных в ней событий. Ведь для понимания притчи это совсем не важно. Мы называем притчу «истинной» в совершенно ином смысле этого слова — в ней мы обнаруживаем правдивое изображение Бога и его любви к нам, а также многочисленные проявления человеческого греха, которые можно найти во всех сферах человеческого знания и опыта.
 
Пока, как будто, все понятно, — хотя в большинстве своем люди редко задумываются о различных значениях слова «истина» и о том, как это может сказаться на поисках ответов на другие вопросы. Вместо этого представители позднего постмодернизма постарались заключить как можно больше сфер человеческого общения в рамки первого типа «истины», превращая все в «факты», аккуратно упакованные для измерения, взвешивания и освидетельствования, в результате чего наша жизнь и общение выглядят как химический эксперимент или математическое уравнение. Однако эти попытки уже исчерпали себя, особенно в таких областях, как история и социология. Теперь же постмодернизм немного изменил свой курс: он подталкивает нас к предположению о том, что всякую «истину», в том числе и пресловутые «факты», полученные входе научного эксперимента, можно свести к жажде власти (возможно, ученые работают на компанию, стремящуюся к обогащению за счет продажи особого вида лекарства или что-то в таком роде). Всякие притязания на истину, таким образом, продиктованы погоней за властью, как заявил Ницше более столетия назад. Все утверждения о том, «как на самом деле обстоит дело», превращаются в вариации на тему: «Как я понимаю происходящее» или даже «В каком свете мне это выгодно представить».
 
Быть может, было бы лучше говорить о том, как мы (представители определенной культуры) воспринимаем происходящее? Идея так называемого «социального толкования» оказала значительное влияние на понимание «истины» в целом. Согласно этой идее, на первый взгляд устойчивые, поддающиеся количественному определению понятия на деле оказываются средством, с помощью которого «отдельно взятое общество истолковывает реальность». Поскольку в Библии много говорится об истине и о том, какое отношение она имеет к каждому отдельному человеку, легко представить себе, что ее заявления могут и должны расцениваться как выражения частных, относительных и ситуативно ограниченных точек зрения. «То, что ты считаешь истиной» не обязательно совпадает с «тем, что считаю истиной я». Социальное толкование реальности разнится в зависимости от конкретно взятого общества. Этот культурный сдвиг до последнего времени был бы недоступен для понимания большинства людей. Однако в наши дни он кажется столь очевидным, что, как это ни парадоксально, сам стал одной из абсолютных и неоспоримых истин.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя horod