Ранович - Очерки истории древнееврейской религии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Абрам Ранович - Очерки истории древнееврейской религии
К числу самых прочных и самых вредных предрассудков относится распространяемое учеными богословами и богословствующими учеными представление, будто иудаизм, иудейская религия - цельное религиозное мировоззрение, «открытое» евреям «от века», и что евреи в силу особой божьей милости или в силу особых исторических условий «пронесли свою веру через века» и сохранили ее до нашего времени.
 
Из этого при помощи всяких ухищрений обосновываемого «факта» делаются выводы о том, что иудейская религия якобы неразрывно связана с еврейской национальностью, что она якобы составляет исконное достояние еврейского народа, не имеющее никаких социальных или даже исторических корней, что, наконец, она в своем отвлеченном выражении является якобы религией общечеловеческой, надклассовой, что, «раскрываясь», она дала высшее проявление религиозной мысли в христианстве, и т. д.
 
Конечно, и буржуазные ученые и богословы великолепно отдают себе отчет в том, что иудейская релетия не представляет единой стройной системы, что ее содержание подвергалось на протяжении истории значительным изменениям. Более того, в то время, когда буржуазия была прогрессивным классом и боролась с феодализмом и его пережитками, ее идеологи немало потрудились над развенчанием иудейского бога, над критикой «священного писания», над разоблачением нелепостей библейской литературы, безнравственности, жестокости, шарлатанства ее героев.
 
Недаром Энгельс и Ленин настойчиво рекомендовали переводить для массового распространения в народе боевую атеистическую литературу конца XVIII в. Но, придя к власти, буржуазия, как класс эксплуататорский, сама стала искать в религии опору для своего господства. Ее идеологи, даже критикуя религию и церковь, стараются во что бы то ни стало «сохранить религию для народа». «Почти всегда эти представители образованной буржуазии “дополняют” свое же собственное опровержение религиозных предрассудков такими рассуждениями, которые сразу разоблачают их как идейных рабов буржуазии, как “дипломированных лакеев поповщины”».
 
И в еврейской религии буржуазные критики стараются выделить какое-то ценное «неизменное ядро», которое так или иначе обнаруживается и в самых древних и в самых новых его разновидностях. Однако подлинно научное исследование, не искаженное классовым интересом эксплуататоров, стремящихся химерами национального единства, врожденных религиозных чувств и представлений и общечеловеческих идеалов затушевать существующие классовые противоречия, показывает обратное: «туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми сублиматами (продуктами) их материального жизненного процесса, который может быть установлен на опыте и который связан с материальными предпосылками».
 
Как раз изучение иудейской религии лучше всего подтверждает мысль Маркса и Энгельса, что у религии «нет истории», что она «живет не небом, а землей», что она - лишь идеологическая надстройка, которую надо понять и объяснить «из данных отношений реальной жизни». На различных этапах истории евреев их религия менялась в соответствии с изменением социально-экономического базиса. В самом деле, что общего, кроме имени, имеет изображаемый в виде тельца божок небольшого племени скотоводов с богом современного еврейского банкира, мессия зелотов с мессианизмом сиониста Жаботинского или космогония книги Бытия с «космическим чувством» Альб. Эйнштейна?
 
Если можно говорить о иудейской религии в ее историческом развитии, то лишь в смысле преемственности традиций (в которые вкладывался, однако, в разное время различный смысл), консервативности обрядов (хотя и форма и содержание их менялись), относительной устойчивости (в позднейшую эпоху) текста «писания». Только классовый интерес буржуазии заставляет ее ученых видеть в иудаизме и «еврействе» какой-то единый комплекс, который может составить предмет единой науки - «науки о еврействе». А такая «наука» существует и даже праздновала недавно свой столетний юбилей.
 
Вот как формулирует ее задачи один из наиболее выдающихся ее представителей Эльбоген: «Наука о еврействе - целеустремленная наука (Zweckwissenschaft), разделы которой связаны в одно целое не в силу идеи самой науки, но лишь поскольку они содействуют разрешению практических задач». А эти задачи состоят в том, чтоб «создать науку о живом, находящемся в потоке развития еврействе как социальном и историческом единстве». Здесь мы имеем откровенно классовую характеристику «объективной» науки: ее задача - доказать единство нации в противоположность классовым антагонизмам, противопоставить классовой борьбе трудящихся против угнетателей идею классового мира внутри нации.
 
Призыв религии на помощь национализму для совместного одурманивания трудящихся на пользу эксплуататорам - метод, применяющийся часто. В частности, германские фашисты с этой целью возрождают древнегерманский «языческий» культ Вотана, а различные нац.-демократические группировки в СССР, враждебные социалистическому строительству, пытались и у нас возродить «национальные» религии. Эта сторона религиозной идеологии, ее способность подменять классы нацией и создавать «надклассовые» идеи, в действительности служащие интересам эксплуататорских классов, особенно отчетливо проявляется на всех этапах иудейской религии, и в этом отношении история иудаизма весьма поучительна.
 
Она помогает разоблачать те искусные приемы, какие пускают в ход не только еврейские, но и всякие другие церковники и буржуазные националисты, чтобы завлечь и обмануть массы трудящихся. Она наглядно показывает те классовые мотивы, которые диктуют буржуазным ученым их «объективные» теории. Кроме того, изучение различных сменявшихся в различных социально-экономических формациях религиозных систем, объединяемых общим названием «иудаизм», самым наглядным образом показывает, что религия всегда связывала угнетенных верой в божественность угнетателей, что она всегда была консервативной, реакционной силой, всегда была опиумом народа.
 
Наконец, иудаизм заслуживает изучения также и потому, что не только миллионы трудящихся евреев еще находятся в сетях этой религии. В силу ряда исторических условий иудаизм вошел как составной элемент в «мировые религии» - христианство и ислам, и иудейские «священные» книги до сих пор священны в глазах сотен миллионов верующих этих религий. Вскрытие социальных корней и классовой сущности иудаизма поэтому в значительной мере содействует разоблачению и христианства и ислама.
 

Абрам Ранович - Очерки истории древнееврейской религии

Издательство – «Алетейя» – 394 с.
Санкт-Петербург – 2019 г.
ISBN 978-5-907115-50-7
 

Абрам Ранович - Очерки истории древнееврейской религии - Содержание

I. Введение
II. Источники для изучения религии древних евреев
  • 1. Общие замечания       
  • 2. История и результаты библейской критики
  • а)  Шестикнижие
  • б)  Исторические книги ветхого завета
  • в)  «Пророки» и «Писания»
  • 3. Данные этнографии
  • 4. Данные археологии
  • а)  Религиозные памятники
  • б)  Исторические памятники
  • в)  Значение археологических открытий для крушения библейских «исторических» мифов
III. Древнейшая религия евреев
  • 1.Родовой строй древних евреев
  • 2.Еврейская религия эпохи родового строя
  • а)  Культ духов
  • б)  Культ природы и стихий
  • в)  Культ предков. Патриархи
  • г)  Содержание культа
  • д) Праздники
IV. Религия «Царской» эпохи
  • 1. Этапы древнейшей истории евреев до VI в
  • 2. Религия евреев в X-VI вв
  • а)  Политеизм
  • б)  Ягве - верховный Бог евреев
  • в)  Религия как орудие классовой эксплуатации
  • г)  Культ
  • д) Магия
  • е) Праздники
  • ж) Жрецы
  • з)  Пророки
V. От иерократии к синагоге и талмуду
  • 1. Реставрация Иерусалима и его Храма
  • 2. Иерократия и фиксация «Закона»
  • 3. Книжники
  • 4. Диаспора
  • а) Положение евреев в странах «Рассеяния»
  • б) Синагога
  • в) Эллинистические влияния на религию евреев в диаспоре
  • 5. Иудея под властью Сирии и Рима
  • 6. Мессианизм и эсхатология
  • 7. Возникновение еврейского монотеизма
  • 8. Религиозные течения среди евреев в римскую эпоху
  • 9. Иудея после восстаний I-II вв. Талмуд
Приложения
Сокращения
Транскрипция древнееврейских слов
Справочные таблицы
Указатель
 

Абрам Ранович - Очерки истории древнееврейской религии - Исторические книги ветхого завета

 
Литературный анализ так наз. исторических книг - Судей, Самуила, Царств и Хроник (Паралипоменон) значительно облегчается тем, что мы можем проникнуть в мастерскую автора и видеть, как фабрикуется история и обрабатываются источники. Дело в том, что книги Хроник, непосредственно примыкающие к кн. Езры и Нехемии и составленные около 300 г., представляют собою совершенно очевидную переработку кн. Царей. После генеалогических таблиц, занимающих первые девять глав 1-й кн., хронист начинает в гл. X свое повествование с сообщения о смерти Саула (I Сам. XXXI) и доводит его, повторяя изложение II Сам. и кн. Царей, до разрушения Иерусалима Навуходоносором, т. е. до того места, на котором кончается кн. Царей.
 
От себя он прибавляет лишь 4 стиха, где кратко сообщает о возвращении из вавилонского плена. Совершенно очевидно, что основным источником для хрониста послужили кн. Сам. и Царей. Как же он использовал свои источники? Сличение кн. Хроник с кн. Сам. и Царей показывает, что хронист заботится прежде всего о том, чтоб проводить богословские идеи своего времени, усвоенные им из Жреческого кодекса, и к ним приспособляет свои источники. Он поэтому игнорирует историю Израильского царства и сосредоточивает свое внимание исключительно на Иудейском царстве, где был центр культа Ягве с храмом и жречеством; при этом и культ и жречество он изображает в духе своего времени, т. е. в духе Жреческого кодекса.
 
Он пропускает все рассказы о гнусностях царя Давида, которого ему нужно изобразить как основоположника централизованного в Иерусалиме культа; он бесцеремонно меняет даты, дополняет, сокращает, переставляет там, где это ему нужно для подтверждения своей основной тенденции, что история Иудеи - история славы Ягве; все события царствования того или иного царя вытекают лишь из того, в какой мере царь был послушен воле Ягве, выраженной через пророков; пророки предопределяют по указанию Ягве все события, и история - лишь проявление воли божьей. Для хрониста основное - религиозная проповедь, для которой исторический материал служит лишь иллюстрацией.
 
Подобно тому, как хронист «обработал» кн. Сам. и Царей, обработали свои источники также и составители кн. Судей, Самуила и Царей. Отдельные предания, легенды, мифы, исторические книги, летописи, генеалогические записи, стихотворный эпос - все те многообразные материалы, из которых составлены древнейшие исторические ветхозаветные книги, включены в определенную богословскую схему. Для кн. Судей эту схему формулирует сам редактор или редакторы Суд. II, 11. «И стали делать сыны израилевы дурное в глазах Ягве и служить ваалам. 12. И оставили Ягве, бога отцов своих, который вывел их из земли Египетской, и пошли за другими богами, из богов народов, которые окружали их, и стали поклоняться им и прогневили Ягве. 13. И оставили они Ягве и служили ваалам и Астартам.
 
14. И воспылал гнев Ягве на Израиля, и он отдал их в руки грабителей, и те грабили их, и он предал их в руки окружающих врагов, и не могли они больше устоять против своих врагов. 15. Куда бы они ни направились, рука Ягве была им во зло, как говорил Ягве и как Ягве им клялся; и притеснил он их сильно. 16. И воздвигал им Ягве судей, и те спасали их от руки их грабителей. 17. Но и судей своих они не слушали, они скоро уклонились от пути, по которому шли их предки, повинуясь заповедям Ягве; они так не делали. 18. Когда Ягве воздвигал им судей, Ягве был с судьей и спасал их от рук врагов во все дни судьи, ибо Ягве трогался их стонами от их угнетателей и притеснителей.
 
19. А когда судья умирал, они снова начинали еще хуже, чем их предки, следовать за чужими богами, служить и поклоняться им; не отставали от дел своих и от строптивого пути своего. 20. И воспылал гнев Ягве на Израиля, и он сказал: за то, что народ этот преступил мой завет, который я преподал их предкам, и они не послушались голоса моего, 21. То и я не буду больше искоренять для них никого из народов, которых оставил Иисус (Навин), умирая, 22. Чтоб испытать ими Израиля, блюдут ли они путь Ягве и идут по нему, как блюли их предки, или нет». (Ср. X 11-16). И вот эта схема неуклонно проводится в книге Судей: как только евреи начинают творить злое в глазах Ягве, они попадают под жестокое иго чужеземцев; тогда они взывают к Ягве; тот «воздвигает» судью, который спасает Израиля от врагов, и страна успокаивается (обычно на 40 лет); тогда «жестоковыйные» евреи вновь забывают Ягве, и сказка про белого бычка начинается сначала.
 
Но составители и редакторы кн. Судей не были столь искушенными фальсификаторами, как хронист, прошедший жреческую школу и имевший перед собой образец богословской обработки источников в виде Жреческого кодекса Шестикнижия. Редакция Судей шита белыми нитками, и древний материал преданий без труда обнаруживается под прозрачной тканью религиозного покрова, сотканного в духе ягвистской и элогистической школы. Вопреки стремлению показать, что еще до образования государства Израиль выступал как единый народ, материал кн. Судей рисует евреев в виде ряда враждующих племен, образующих иногда непрочные, неустойчивые союзы племен.
 
Попытки создать непрерывную хронологию, которая должна перекинуть мост между окутанными мифологическим туманом событиями древнейшей эпохи и историческими судьбами Израиля, слишком наивны, чтоб обмануть даже неискушенного читателя. Рисуемая в кн. Судей культовая практика самым решительным образом опровергает навязываемую составителями легенду об исконности почитания единого Ягве. Такой же богословской обработке подверглись и кн. Сам. и кн. Царей. Достаточно сравнить имеющиеся в I Сам. два варианта истории воцарения Саула: по одной версии (VIII, X 17-24) Самуил жребием намечает царя, лишь уступая требованию народа, но видит в этом зло, хоть и неизбежное в данных условиях; единственным угодным богу образом правления он считает теократию.
 
Другая версия изображает избрание царя более естественным образом, на сходке народного ополчения, хотя, конечно, по воле и указанию Ягве (IX, X I-I6, XI 11-15); очевидно, ягвист, редактор этой версии, еще не додумался до идеи теократии. Немедленно по воцарении Саула Самуил без всякого повода, вернее - придравшись к совершенно «законному» поступку Саула, вынужденного лично принести жертву, не дождавшись запоздавшего пророка, - отвергает избранного им самим и отмеченного богом царя. Этот рассказ (Сам. XIII 8-14), непонятный с точки зрения его внутренней логики, приобретает смысл и мотивировку с точки зрения позднейшей теократии, когда узурпация светским властителем жреческих функций представлялась величайшим преступлением.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Traffic12