Резникова - Абрикосовое дерево

Тамара Резникова - Абрикосовое дерево
От автора. Работать над книгой без содействия других людей очень трудно, но написать книгу без Божьего благословения — для меня невозможно.
 
Благодарю Господа моего за великое терпение, водительство, руководство и вдохновение во время работы над этой повестью. Благодарю моего любимого мужа Виктора и дорогую сестру-близнеца Светлану Савченко, за помощь, подсказку, редактирование, и за то, что прошли со мной по каждой строке этой книги.
 
И, конечно, наших друзей из Западной Украины, чья жизненная история легла в основу этой повести.
 
Благодарю Бога, что наполняет и вдохновляет меня, посылая поток мыслей, и я могу свидетельствовать от полноты Его о Любви и великих делах Господних в судьбах самых разных людей.
 
Слава Милосердному Богу, что помог мне пропустить через своё сердце боль и переживания героев этой повести, будто всё это происходило со мной и c моими близкими.
 
Многократно благодарю Господа, что побуждает меня нести в мир Его Истину через повести, рассказы и стихи.
 
Также сердечно благодарю моих читателей за письма, молитвы и теплые слова благодарности, которые я сразу адресую нашему Богу.
 
 

Тамара Резникова - Абрикосовое дерево

 
Книгоноша, Киев, 2012
ISBN 978-966-2615-16-6
 

Тамара Резникова - Абрикосовое дерево - Глава 17

 

Евгений ехал в офис с тяжелым сердцем. Образ мычащей, привязанной к кровати, извивающейся жены стоял у него перед глазами. Жалость и отвращение слились в одно чувство. — Не оставь меня, Господи, Боже мой! Не удаляйся от меня. Поспеши на помощь мне, Спаситель мой. — молился он словами из тридцать седьмого псалма, не отрывая взгляда от дороги. Уверенность в том, что Нину необходимо отправить в лечебницу или в реабилитационный центр не оставляла его в покое. Он позвонил руководителю центра Александру, которого знал ещё по Библейским курсам в христианском университете и сказал, что хочет встретиться с ним для личной беседы. Парень знал о том, что жена Евгения находится в глубокой алкогольной зависимости уже давно, и предложил приехать к ним домой вечером и постараться побеседовать с самой Ниной. Договорились на семь часов.

Евгений звонил домой каждый час. Картина была прежней. Антонина Георгиевна из жалости развязала Нине рот, который был связан полотенцем. В этот же момент на неё посыпались оскорбления и проклятия. Только, когда из школы пришёл Руслан, были развязаны все веревки. Он принес матери суп, но тарелка полетела на пол, оставив на простыне и ковре жирные пятна. Сын не оставлял её одну ни на минуту. Ждал у дверей туалета и везде ходил по пятам. Нина несколько раз пыталась выскочить из дома, но все двери были закрыты, а окна заклеены на зимний период.

Она бегала по дому, как фурия, извергая проклятия на своих детей. Руслан не отставал от матери ни на шаг, не обращая внимания на грубую брань в его адрес, а только молился про себя. Отец по телефону предупредил его, что мать сегодня нападала на бабушку и сильно ударила её. Теперь парень будто приклеился к ней. Тень тяжелых переживаний отражалась в его взрослых глазах. Маленький Алик, не понимая что происходит с мамой, иногда подходил к ней и нежно гладил по трясущейся руке.

— Мамочка, ты заболела? — он старался заглянуть в её глаза.

— Не трогай меня! — кричала на ребенка Нина. — Иди к своим машинкам!

Мальчик начинал громко плакать и бежал к бабушке на кухню. Обстановка в доме была просто невыносимой. Антонина Георгиевна тихо молилась, вытирая слезы, обвязав ушибленную голову льняным полотенцем.

Евгений приехал домой в половине седьмого. При нем Нина немного притихла, но то, что рассказали ему родные, повергло его в новую волну отчаяния. Он усадил её на диван и сказал, что сейчас к ним приедет человек, который помогает таким зависимым людям, как она.

— Мне плевать! — крикнула Нина. — Не нужна мне никакая помощь! Мне просто нужно выпить и всё пройдет, а вы издеваетесь надо мной!

Её все ещё трясло и выглядела она ужасно. Александр приехал вовремя. Он скромно поздоровался со всеми. Только один опытный взгляд на Нину, помог определить ему состояние женщины, которая находилась в полной зависимости от бутылки. Имея в прошлом собственный многолетний горький опыт наркомана и алкоголика, он особенно ценил то, что Бог освободил его десять лет назад от порочной зависимости и сделал Своим служителем в этой нелегкой области. Понимая проблемы и состояние нарко и алкозависимых людей, он все эти годы, как мог, вытаскивал их из знакомых подвалов и притонов, чтобы привести в христианские реабилитационные центры, рассказывая о милости Божьей и спасении души.

Попросив Господнего благословения на общение, Александр сел так, чтобы Нина была напротив него и он мог смотреть ей в глаза. Она словно ждала этого, поправляя на голове растрепанные волосы и одергивая трясущимися руками короткий халат. Евгений сел рядом с Александром. Внешне он казался спокойным, но внутри себя понимал, что Нина может вытворить что угодно в любую минуту. Руслан принес матери бутылку холодной колы и поставил на полу, рядом с ней. Теперь он наконец мог отправиться в свою комнату делать домашнее задание. Антонина Георгиевна принесла на подносе чайник с чашками и ушла с Аликом наверх, не переставая молиться.

Александр посмотрел в затуманенные глаза несчастной женщины.

— Скажите, Нина, вы знаете, зачем я пришел?

— Помочь мне бросить пить, — вызывающе ответила она. — Только я в этом не нуждаюсь! Понятно?

— Конечно, понятно. Я просто хочу вам сказать, что раньше я тоже был алкоголиком, и вы сами знаете, что бросить пить самому очень трудно и почти невозможно…

— Ну, если мне будет помогать такой симпатичный мужчина, я согласна, — перебила его Нина, кокетливо улыбаясь. На её испитом лице желтозубая улыбка выглядела совсем не привлекательно.

— Дело в том, что я не смогу вам помочь, и никто из людей не сможет, — серьёзно посмотрел на неё Александр. — Лично мне повезло, может повезти и вам.

— Очень интересно! — отвернулась от него Нина.

— В нашем женском центре, где я тружусь со своей женой уже несколько лет, сейчас живут восемнадцать женщин разного возраста. Младшей из них всего семнадцать, старшей сорок девять. Ещё совсем недавно все они были на самом дне житейского болота. Сегодня, некоторые из них уже свободные люди. Им тоже повезло, как и мне…

— Очень интересно! — опять язвительно повторила Нина.

— Нина, если у вас есть желание освободиться от алкогольной зависимости и жить нормальной жизнью со своим мужем и детьми, вы можете поехать со мной прямо сейчас. Нужно только ваше желание.

— Но ведь ты сам сказал, что не сможешь помочь мне! — закричала Нина. — Я сама могу бросить, если захочу!

Она вскочила с дивана, размахивая трясущимися руками. Сидеть в одном положении десять минут было ей не под силу. Мужчины тоже встали. Евгений подошел к двери, чтобы не дать жене выскочить из комнаты.

— Не сможете, Нина, даже если и захотите, — сказал ей Александр. — От этой зависимости может освободить только Бог.

От этих слов лицо Нины злобно перекосилось. Она пнула ногой бутылку с колой, подскочила к Александру и схватила его за свитер.

— Пошёл вон отсюда, вместе со своим Богом! Мне тут своих святош хватает!

Александр спокойно, словно и не слышал этих слов, с силой взял её за запястья и усадил опять на диван. Она тяжело дышала и вся тряслась. Знаком он попросил Евгения набраться терпения и ничего не предпринимать.

— Слушай, Нина. Сколько тебе лет?

— Не твоё дело!

— А в зеркало ты давно на себя смотрела?

— Не твоё дело!

— Да, ты права, это не моё дело. — Александр опять сел напротив. — Я знаю, что тебе только тридцать два года, но выглядишь ты на все шестьдесят два.

— Отстань от меня! — снова завизжала она и закрыла уши трясущимися худыми руками с черными длинными ногтями.

— От тебя дурно пахнет, твои волосы слиплись от грязи и пота, с тобой противно стоять рядом, — спокойно продолжал Александр. — Ты опустила себя ниже городской канализации и заслуживаешь только презрения. Судя по твоей коже, у тебя уже поражена печень и возможно другие органы. Я видел в своей жизни многих женщин алкоголичек, и, поверь мне, совсем немногие из них доживают до сорока. Что вспомнят о тебе твои сыновья?

— Святоша, убери от меня этого мужика, — жалобно заскулила Нина. — Я не могу это слушать.

Евгений не двинулся с места, не переставая молиться. Нина запустила в него свои тапочки один за другим, но с дивана не встала. От Александра исходила сила, которой она не могла противостоять. Несколько минут длилось молчание, потом снова раздался его спокойный ровный голос:

— Не хочешь ехать в реабцентр, не надо. Насильно тебя никто не потащит. У нас там все по доброй воле. Я сейчас уйду, но ты запомни мои слова, Нина. Выслушай спокойно и не перебивай меня. Ты находишься в опасной зависимости, полностью не осознавая этого и катишься в погибель. Но даже если от тебя и отвернутся все, есть Тот, Который любит тебя такой, какая ты есть сейчас, со всеми твоими пороками. Это Иисус Христос. Он изменил мою жизнь и жизнь моей жены, которая уже умирала от наркотиков, изменил состав нашей крови, исцелил наши тела полностью и подарил нам двоих замечательных детей. Он сделал это со многими, кто поверил Ему и доверил свою никчемную жизнь. Без Бога ты пропадешь совсем. Я знаю это наверняка. Подумай, Нина, и если ты примешь решение, Женя может привезти тебя в любое время дня и ночи. Я и моя жена Лена почти всегда на месте.

Нина тихо поскуливала, свернувшись калачиком на диване. Её всё ещё трясло.

— К нам приходили за помощью женщины ещё более в худшем состоянии. Некоторые из них, которых исцелил Господь, имея собственный опыт, работают сейчас в реабцентрах, как и моя жена. Подумай, Нина. И запомни все мои слова. До свидания.

Он протянул ей руку, но она продолжала скулить, покачиваясь из стороны в сторону, и будто не замечала его.

Евгений вышел проводить Александра. Настроение его было подавленным.

— Не отчаивайся, брат, — похлопал его по плечу Александр. — Всё ещё может измениться. Относитесь к ней, как к больному человеку. Не настаивай на реабилитации, пусть Нина примет решение сама. Мы с женой будем о ней молиться. Звони, буду рад помочь. И вот, что ещё: давай жене эти таблетки по две штуки, каждые четыре часа, добавляя в питьё. Это избавит её от лихорадки и поможет уснуть ночью.

Евгений вернулся в дом. Нина продолжала раскачиваться и тихо скулить, сидя на диване в той же позе. Он растворил в минеральной воде маленькие белые таблетки.

— Нина, выпей пожалуйста, — Евгений старался говорить ласково, — Тебе сразу станет легче, вот увидишь.

Она недоверчиво посмотрела на него.

— А ты меня не отравишь, Святоша?

— Не говори глупости. Давай я подержу стакан, пей.

Он слушал, как стучали её зубы о стакан, пока она жадно пила минералку, вдыхал зловонный запах, исходящий от жены и вспоминал тот день, когда впервые увидел её в детском приюте, молодой смелой девушкой. Чувство жалости наполнило его до краёв. Он сел рядом и одной рукой обнял её за худые дрожащие плечи. Другой он вытирал слезы. Нина не сопротивлялась, а сидела молча, продолжая дрожать. Минут через двадцать ушла дрожь и она уснула у него на плече спокойным сном. Оставлять её внизу он не решился, и отнёс на руках в её прокуренную комнату.

Три дня Нина вела себя тихо. Не оскорбляла свекровь и даже не пыталась убежать. Таблетки, которые выдавала ей Антонина Георгиевна каждые четыре часа, пила с охотой. Аппетита у неё по-прежнему не было и она, одну за другой курила сигареты у себя в комнате, пила холодную минералку и смотрела сериалы. С детьми она не разговаривала и вообще не обращала на них внимания. В субботу, когда Евгений приехал домой пораньше, она сразу заявила ему, что ей дома скучно и она решила поехать в реабилитационный центр.

— Хорошо, Нина, собирайся.

— А что собирать? — хмуро спросила она.

— Немного одежды своей, бельё. Больше ничего нельзя брать.

— А телефон ты мне вернёшь?

— Нет, Нина, может позднее.

— Произвол! — фыркнула она недовольно.

Почти целый час она возилась с вещами, решая что брать, а что нет. Антонина Георгиевна пыталась ей помочь.

— Нина, возьми пару джинс, свитера и нижнее бельё. Я все постирала и сложила в твой шкаф.

— Тебя забыла спросить, что мне взять, а что нет, — огрызнулась Нина.

Она спустилась вниз с огромной дорожной сумкой, ярко накрашенная и вызывающе одета. Евгений, помня наставления Александра, не стал возражать. Руслан захотел поехать тоже и всю дорогу просил мать, чтобы она выполняла всё, что скажут ей в центре реабилитации.

— Бог вылечит тебя, мама, вот увидишь! — cказал он, когда отец остановил машину возле невысокого кирпичного дома.

— Заткнись! — снова стала злиться Нина, закуривая сигарету.

К ним навстречу вышел Александр. Он вежливо поздоровался и обратился к Нине:

— Нина, делай последнюю затяжку и бросай сигарету в урну.

— Ты хочешь сказать, что я здесь и курить не смогу? — возмущенно спросила Нина.

 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8 (30 votes)
Аватар пользователя esxatos