Ричардсон - Вечность в их сердцах

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Дан Ричардсон - Вечность в их сердцах
Шестое столетие до Рождества Христова. В зале Совета старейшин на Аресовом холме, в Афинах. - Скажи же, Никий, какой совет посылает нам Дельфийская жрица? Отчего напала на нас эта чума? И почему не помогли наши частые жертвоприношения Невозмутимым взором смотрел Никий прямо в лицо главы ареопага. - Пифия провозгласила, что на Афинах лежит чудовищное проклятье.
 
Некий бог послал на нас эту кару за тяжкое преступление царя Мегакла, вероломно поступившего с людьми Килона. - Да, да, я припоминаю теперь, - мрачно проговорил еще один член Совета, - Мегакл уговорил их сложить оружие, обещая всех отпустить с миром. А затем тут же забыл свое обещание и умертвил сторонников Килона. Но какой именно бог гневается на нас за это преступление? Мы ведь принесли искупительные жертвы всем богам! - Это не так, - отвечал Никий, - жрица утверждает, что один бог все еще не умиротворен. - Какой же это может быть бог? - удивлялись ареопагиты, глядя на Никия с недоверием.
 
- Этого я не могу вам сказать, - ответил Никий, - Кажется, и сама прорицательница не знает его имени. Она сказала только... - Никий помолчал, обводя взглядом встревоженные лица своих коллег. Тем временем из окружавшего их, поверженного города доносилось тысячекратное эхо погребальных песнопений. - Она сказала, что нам следует немедленно послать корабль на Крит, в город Кносс и привезти оттуда в Афины человека по имени Эпименид. Дельфийский оракул утверждает, что ему известно, как умилостивить этого разгневанного бога и спасти наш город. - Разве в Афинах не найдется достаточно мудрого человека? - возмущенно воскликнул один из старейшин. - Неужели мы должны просить о помощи какого-то... какого-то чужестранца! - Если ты знаешь такого человека среди афинян, - сказал Никий, - призови его. Если же нет - давайте поступим так, как повелевает оракул. Порыв ветра, холодного, будто остуженного ужасом, охватившего Афины, пронесся сквозь беломраморный зал Совета на Аресовом холме. Один за другим старейшины кутали плечи в свои парадные одеяния, размышляя над словами Никия. - Поезжай от нашего имени, - сказал глава Ареопага, - и если этот Эпименид внемлет твоей просьбе, доставь его в Афины.
 
А если он спасет наш город, мы вознаградим его. С этим были согласны и остальные члены Совета. Ни разу не возвысивший голоса Никий встал, поклонился собранию и покинул зал. Спустившись с холма, он направился к одной из гаваней порта Пирей, лежавшей в двух лигах к Фалерскому заливу. Там его ждал корабль. Проворно вслед за Никием ступил Эпименид на набережную Пирея. И оба без промедления направились к Афинам, постепенно возвращая своим ногам ощущение твердой земли после долгого морского путешествия с Крита. По мере того, как они входили в известный всему миру «город философов», повсюду обнаруживались признаки чумы.
 
Но Эпименид заметил и еще кое-что. - Я никогда не видел столько богов! - воскликнул критянин, моргая от изумления. Шеренги идолов тянулись по обеим сторонам дороги, ведшей из Пирея. Сотни других изваяний громоздились на крутом каменистом склоне Акрополя. Будущие поколения афинян построят здесь Парфенон. - Сколько же богов у афинян? - спросил Эпименид. - Несколько сот, по меньшей мере, - ответил Никий. - Несколько сот! - воскликнул критянин. Должно быть, здесь легче найти богов, чем людей. - Прекрасно сказано! - усмехнулся Никий ареопагит, - Кто знает, сколько сочинено людьми пословиц об «Афинах, городе изобилующем богами».
 
Добавить к афинским богам еще одного - равно, что притащить камень в каменоломню. Никий приостановился, размышляя над собственным словами. - И все же Дельфийский оракул гласит, нам, афинянам надлежит заключить мир еще с одним богом. А ты, Эпименид, поможешь найти к нему путь. Повидимому, вопреки тому, что я сказал, мы все еще нуждаемся в новых богах. Вдруг Никий запрокинул голову и расхохотался. - Жизнью своей клянусь, Эпименид, я не в силах догадаться, кто этот новый бог. Мы, афиняне, первые в мире коллекционеры богов!
 
Мы изучили религии всех окружающих народов, разыскивая каждое божество, которое можно доставить в город на корабле или в повозке. - Может быть, в этом-то все и дело, - загадочно произнес Эпименид. Никий смотрел на Эпименида прищурившись, не скрывая недоумения. Ему не терпелось, чтобы тот пояснил эти последние слова. Но что-то в поведении Эпименида остановило его. Вскоре они подошли к древней мраморной колоннаде у самого зала Совета на Аресовом холме. Весть об их прибытии уже достигла слуха старейшин города. Собравшийся ареопаг ждал. - Мы благодарны тебе, Эпименид... - начал свое обращение глава собрания.
 
- Высокоученые старейшины Афин, нет никакой нужды благодарить меня, - прервал его Эпименид, - завтра с восходом солнца соберите на травянистом склоне у подножия этой священной скалы отару овец и артель каменщиков, а также привезите побольше камней и раствора. Овцы должны быть здоровыми и разной масти - черные и белые. Не допускайте их пастись после ночи. Овцы должны проголодаться! Теперь я буду отдыхать с дороги, а на рассвете вы позовете меня. И пока, терзаемые любопытством, члены ареопага обменивались взглядами, Эпименид прошел через колоннаду к укромной нише, сел, завернувшись в плащ, как в одеяло, и погрузился в молитву.
 

Дан Ричардсон - Вечность в их сердцах

Перевод с английского: Алексей Ковалев
Научный Библейский Центр “Апологет”
Курск, 2007. - 192 с.
ISBN: 978-966-491-000-9
 

Дан Ричардсон - Вечность в их сердцах - Оглавление

Часть первая.
  • Мир, приготовленный для Благовествования
  • Глава 1. Народы неявного Бога
  • Глава 2. Народы потерянной книги
  • Глава 3. Народы со странными обычаями
  • Глава 4. Ученые со странными теориями
Часть вторая.
  • Благовествование, приготовленное для мира
  • Глава 5. Четырехтысячелетняя связь
  • Глава 6. Мессия для всех народов
  • Глава 7. Скрытый смысл «Деяний апостолов»
  • Вопросы для самостоятельного изучения
  • Библиография
  • Список книг, использованных при переводе

Дан Ричардсон - Вечность в их сердцах - Хананеи

 
На самом деле апостолы Нового Завета, и среди них Павел и Иоанн, не были первыми, кто использовал вышеприведенную стратегию, чтобы сделать образ Бога понятным для язычников. Авраам - не менее важная личность - применил тот же метод двумя тысячами лет ранее. История его такова. Ягве - или Бог - около четырех тысяч лет назад дал человеку, сначала называвшему себя Аврамом, некое потрясающее обещание. Ягве повелел Авраму покинуть дом своего отца, своих родных и землю и переселиться в весьма отдаленную и, по всей вероятности, погруженную во тьму невежества, чужую страну (см. Быт. 12:1).
 
Если Аврам, который позже стал называться Авраамом, послушается его веления, Ягве обещал следующее: «Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну» (Быт. 12:2-3). Вплоть до этого момента особый договор Ягве с Авраамом ничем не отличается от множества подобных соглашений, которые божества племен в течение всей истории заключали с ограниченным кругом своих приверженцев во всевозможных частях планеты Земля.
 
Был ли Ягве, как намекают некоторые критики, всего лишь одним из незначительных местных богов, грандиозными обещаниями возбуждавший корыстные чувства в своем почитателе, чтобы тот почитал его еще больше и еще ревностнее ему служил? Этот намек трудно было бы оспорить, если бы не последний пункт соглашения между Ягве и Авраамом. Ибо Ягве сказал в заключение: «И благославятся в тебе все племена земные» (Быт. 12:3). И это заявление дает просиять особому характеру обещания Ягве! Он благословлял Авраама не для того, чтобы тот переполнился эгоизмом, высокомерием, отчужденностью или сосредоточенностью только на самом себе.
 
Ягве благословил его, чтобы он сам стал благословением - и не только для своего рода! Это благословение имело целью ни много ни мало - все народы на земле! Что может быть менее эгоистичным и менее местническим! Богословы называют эти обещания Заветом Авраама, но это нечто большее, чем простой договор между Богом и каким-то одним человеком. Он отмечает начало развития нового поразительного этапа, называемого теологами особым откровением. Иначе говоря, к тому времени, когда Ягве исполнит обещания, данные Аврааму, человечество постигнет мудрость, любовь и силу Всевышнего с глубиной, невообразимой прежде не только для человека,
 
но, видимо, даже и для ангелов (см. 1 Пет. 1:12). Чтобы поставить Авраама на путь, ведущий к его новой судьбе - стать «благословением всем народам на земле», Ягве привел его сначала в чужую землю, обитаемую самыми разнообразными племенами, каждое из которых, в свою очередь, состояло из многих родов и семей. Этими племенами были кенеи, кенезеи, кедмонеи, хеттеи, ферезеи, рафаимы, аморреи, хананеи, гергесеи и иевусеи (Быт. 15:19). В добавление к этим десяти, только в первых 56 главах Книги Бытия названы по именам еще около 50 племен, расселившихся от Египта до земли Халдейской.
 
В этих 56 главах отмечено больше отдельных этнических групп человечества, чем в любой другой, сравнимой по длине части Библии! Потихоньку обживаясь среди такого этнического разнообразия, Авраам, вероятнее всего, мог развить в себе некое международное сознание, которое, безусловно, необходимо тому, чья судьба - стать «благословением для всех народов!» Казалось, все шло так, как предполагал Авраам. Но у Ягве был заготовлен для него сюрприз... Когда Ягве говорил: «Благословятся в тебе все племена земные», - Авраам, возможно, думал, что Бог предполагает сделать его самого и народ,
 
который должен от него произойти, единственным источником духовного света для всего человечества. Но не совсем так это было задумано Ягве. Разумеется, прибыв в Ханаан - так называлась эта чужая земля - Авраам вскоре обнаружил, что, по крайней мере, два ханаанских города - Содом и Гоморра - уже погрязли в совершенном разложении. Другие же, особенно города аморреев, готовы были следовать примеру Содома и Гоморры (см. Быт. 15:16). выглядело так, будто у Всемогущего Ягве не было другого представителя в этом районе мира, кроме Авраама, что должно было заставить его почувствовать себя крайне необходимым!
 
Но когда Авраам продвинулся со своим караваном глубже в землю Ханаанскую, он повстречался с занятной неожиданностью. Они проходили мимо города, название которого - Салим - означало по хананейски «мир». Название именно этого ханаанского города послужило позже рождению крайне многозначного еврейского приветствия Шалом, так же как и его арабского варианта Салям. Кроме того, впоследствии Салим предоставил свои пять букв для образования второй половины названия Иерусалим - «основание мира». Но еще более интересным, чем сам город Салим был правивший им царь
 
- Мелхиседек. Его имя представляет собой комбинацию двух других хананейских слов: Мелех - «царь» и Цедек - «праведность». Царь праведности? Среди хананеев, печально известных своим идолопоклонством, принесением в жертву детей, узаконенным мужеложеством и храмовой проституцией? Безусловно, произошла величайшая ошибка в выборе имени Мелхиседека! Но нет! Несколькими годами позже, возвращаясь после блестящего ответного сражения с царем Кедорлаомером (см. Быт. 14:1-16), Авраам вошел в долину с хананейским названием Шаве. В те времена хананеи также называли ее «долиной царя» (см. Быт. 14:17). Какого царя? Догадаться нетрудно!
 
Еврейский историк по имени Иосиф Флавий объясняет нам, что долина Шаве была ничем иным, как долиной Хинном, лежавшей прямо под южной стеной того, что теперь называется Старым Иерусалимом. Современные археологи, производя раскопки Иерусалима времен Давида, рассчитывают именно на этом склоне между долиной Шаве и южной стеной старого Иерусалима обнаружить остатки древнего ханаанского города. И не будет ничего удивительного, если давно погребенные руины окажутся городом Мелхиседека - подлинным Салимом. А долина Шаве - «царская долина» - вероятнее всего была названа в честь самого царя Мелхиседека!
 
Не успел Авраам войти в «царскую долину», как царь Мелхиседек «вынес хлеб и вино», чтобы утолить его голод. Повествователь не говорит, что Мелхиседек «пришел встретить Авраама, неся хлеб и вино», но что он просто «вынес хлеб и вино» еще одно вероятное свидетельство близкого соседства Салима с долиной Шаве. И вот является неожиданное. Этот ханаанский «царь праведности», согласно автору Книги Бытия, оказывается также «священником Бога Всевышнего [Эль-эльона]» (Быт. 14:18). Кто же был Эль-эльон? Эль и Эльон были хананейскими именами самого Ягве. Эль часто встречается в древних Угаритских текстах.
 
Это хананейское имя нашло свое место даже в древнееврейском языке, на котором говорили потомки Авраама, в таких словах как Бетель - «дом Бога», Эль Шаддаи - «Бог Всемогущий» или Элохим - «Бог» (множественное число имени Эль, которое тем не менее загадочно сохраняет значение единства). Точно так же Эльон появляется в качестве имени Бога в финикийском языке - более поздней ветви старого хананейского языка времен Мелхиседека. И даже составное имя Эль-эльон обнаружено в древней арамейской надписи, недавно найденной в Сирии. Объединенные вместе, эти два понятия Эль и Эльон означают «Бог Всевышний».
 
Вопрос: было ли препятствием для Авраама Халдеянина, который, по-видимому, называл Всемогущего «Ягве», использование Мелхиседеком этого хананейского имени Эль-эльон для полноценного обозначения Бога? Ответа нам ждать не приходится. Мелхиседек совершил поступок, который подверг позицию Авраама немедленному испытанию: «[Мелхиседек] благословил его и сказал: благословен Авраам от Бога Всевышнего [Эль-эльона]. Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний [Эль-эльон], который предал врагов твоих в руки твои» (Быт. 14:19-20). Приготовьтесь к Авраамову ответу.
 
Может быть мы услышим сейчас первый в библейском изложении богословский спор. Что же ответит Авраам? Скажет ли он: «Одну минуту, ваше царское величество! Правильное имя Всемогущего - Ягве, а не Эль-эль- он! И, значит, я никак не могу принять благословение этим хананейским именем, так как любой хананейский образ Всемогущего, несомненно, замутнен языческими представлениями. Так или иначе, Ягве сказал мне, что это Я - тот, кто должен быть благословением для всех народов на земле, включая и хананеев, каковыми вы являетесь. Не кажется ли вам, что, благословляя меня, вы действуете немного самонадеянно?»
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (3 votes)
Аватар пользователя Traffic12