Белл - Любовь побеждает

Любовь побеждает - Книга о рае - аде и судьбе каждого человека - Роб Белл
Сканирование клуба - 2017

Для начала скажу пару слов об этой книге.
 
Во‑первых, в истории Иисуса главное для нас – весть о любви Бога к каждому из нас по отдельности. Поразительная, прекрасная, всеохватывающая любовь – ко всем и повсюду.
Помните, как там сказано? «Ибо так возлюбил Бог мир…»
Так возлюбил мир, что пришел в него.
 
Это – весть Иисуса.
Это – источник жизни.
 
И все больше людей понимает, что история Иисуса обросла множеством других рассказов – тех, которые нисколько не заинтересовали бы самого Иисуса, потому что они не имеют ничего общего с Его миссией. Под этим нагромождением утрачивается основной сюжет, и настала пора восстановить его.
 
Я адресую эту книгу всем людям, повсюду, кто слышал искаженную историю об Иисусе и чувствовал, как кровь бьет в виски, как неприятно сжимается желудок и сердцем овладевает одно лишь желание – не быть частью «этого».
 

Роб Белл - Любовь побеждает - Книга о рае, аде и судьбе каждого человека

Эксмо; Москва; 2014
ISBN 978‑5‑699‑61552‑0, 978‑9‑6626‑1572‑2
Love Wins: A Book About Heaven, Hell, and the Fate of Every Person Who Ever Lived
Перевод с английского Любови Сумм
 

Роб Белл - Любовь побеждает - Книга о рае, аде и судьбе каждого человека - Содержание

Предисловие вопросы, которые волнуют всех
  • Глава 1 Есть ли у Бога предпочтения?
  • Глава 2 Давайте сделаем рай
  • Глава 3 Страшный-страшный ад
  • Глава 4 Есть ли у Бога проблемы со всеми нами?
  • Глава 5 Как побеждают смерть
  • Глава 6 Камни и вода жизни
  • Глава 7 А какая у вас история?
  • Глава 8 Конец близок
Благодарности
Что почитать


Роб Белл - Любовь побеждает - Есть ли у Бога предпочтения?

 
Несколько лет назад у нас в церкви организовали выставку искусства. Я прочел несколько проповедей о миротворцах, и мы пригласили поэтов и художников показать нам картины, скульптуры и стихи, отражающие их представление о миротворце. Одна женщина включила в свой коллаж цитату из Махатмы Ганди. Многим зрителям эти слова показались сильными и выразительными.
 
Многим, но не всем.
Кто‑то наклеил на коллаж записку: «Не забывайте: он в аду».
 
Что, правда?
Ганди – в аду?
Нет, в самом деле?
Кто‑то проверял?
Есть доказательства?
И этот кто‑то решил во что бы то ни стало поставить всех нас в известность о местопребывании знаменитого индуса?
 
Из миллиардов людей, живших на Земле, лишь немногие избранные попадают в «лучшее место», а все остальные – все до одного – обречены на вечные мучения? Так угодно Богу?
 
Бог на протяжении десятков тысяч лет создает миллионы и миллионы людей лишь затем, чтобы обречь их на страдания в вечности? Бог так поступает с нами – или, по крайней мере, допускает это, – а мы называем его Богом любви?
 
За проступки, совершенные в скоротечной жизни, Бог наказывает людей тысячелетиями?
Возникают весьма тревожные вопросы о Боге, но прежде всего о самих этих положениях.
Почему к раю или аду приговорены они?
Почему ты?
Почему я?
Почему не он, не она, не они?
 
Если на небеса попадают лишь немногие избранные, то что страшнее: участь миллиардов, горящих в вечном пламени, или души немногих, избегших огня? Каким образом человек попадает в число избранных?
Случайность?
Удача?
Произвольный отбор?
Нужно родиться в правильном месте (в стране, в семье)?
Поможет пастырь, «умеющий находить общий язык с детьми»?
Бог взял и предпочел вас всем прочим?
 
Что же это за вера?
Вернее (существеннее):
что же это за Бог?
 
Всякий раз, когда люди утверждают, будто некая группа имеет преимущество – она спасена, принята Богом, получила прощение, свет свыше, искупление, – а все прочие в пролете – как оно выходит, что утверждающие это принадлежат непременно к избранным?
 
Доводилось ли вам слышать рассуждения о немногих избранных – и чтобы рассуждающие таким образом не причисляли к избранным самих себя?
 
Несколько лет назад одна женщина рассказала мне, как хоронили друга ее дочери, старшеклассника, погибшего в аварии. Ее дочери какой‑то человек задал вопрос, был ли погибший юноша христианином. Она ответила, что парень называл себя атеистом. И тогда тот человек, который задал вопрос, вздохнул:
«Значит, надежды нет».
 
Нет надежды?
Такова христианская весть?
«Нет надежды»?
Это Иисус принес миру?
В этом заключается священное призвание христиан – возвещать миру безнадежность?
 
Смерть того паренька побуждает задать и вопрос о так называемом «возрасте ответственности». Некоторые христиане считают, что до определенного возраста дети не несут ответственности за свои убеждения, за то, во что и в кого они верят, так что если они умрут совсем юными, то все же попадут к Богу. Но по достижении определенного возраста человек уже отвечает за свои убеждения, и когда умирает, то попадает к Богу лишь при условии, что говорил, делал или веровал «правильно». Люди, придерживающиеся этой теории, обычно считают возрастом наступления ответственности примерно двенадцать лет.
 
Отсюда проистекает целый ряд вопросов, в первую очередь – об опасности, которая грозит каждому появляющемуся на свет человеку. Новорожденный безгрешен, но если он вырастет и не уверует, как полагается, и за это навек попадет в ад, не будет ли милосерднее убить его прежде, чем он достигнет двенадцати лет, и тем самым гарантировать ребенку вечное блаженство в раю? Стоит ли рисковать?
 
И еще один вопрос в связи с гибелью этого подростка. Как толковать смерть пятнадцатилетнего атеиста? У него было три года на то, чтобы сделать выбор и определить свою судьбу в вечности? Он упустил свой шанс? А если бы он не погиб, если бы дожил до шестнадцати лет и на шестнадцатом году поверил в то, во что следует верить? Бог ограничивается лишь этим трехлетним сроком, и если весть не дошла до молодого человека за такой промежуток времени – что ж, тем хуже для молодого человека?
 
А что он мог сделать в эти три года, чтобы изменить свою посмертную участь?
Нужно было совершить некий ритуал?
Или ходить на какие‑то занятия?
Принять крещение?
Стать членом церкви?
Или все должно было произойти в его сердце?
 
Кое‑кто говорит: он должен был прочитать такую‑то или такую‑то молитву.
Какую именно молитву – разные христиане толкуют по‑разному, но соглашаются в том, что единственный способ попасть на небеса – непременно в какой‑то момент жизни помолиться, попросить у Бога прощения, сказать Ему, что ты принимаешь Иисуса, веришь, что Иисус умер на кресте во искупление твоих грехов, и что ты хочешь после смерти попасть на небеса. Одни называют этот акт «принять Христа», другие – «молитвой грешника», у кого‑то это означает «стать спасенным», или «родиться заново», или «обратиться».
 
Но тут, конечно, опять‑таки появляются вопросы. Что, если человек в какой‑то момент жизни произнес такую молитву, а потом она утратила для него значение? Или человек бормотал эти слова в эмоционально напряженной обстановке молодежного лагеря, церковной службы, потому что так делали все, но смысла этих слов он не понимал? А как насчет тех, кто в жизни не молился и христианином себя не считает, но живет куда более по‑христиански, чем многие христиане?
 
А самый тревожный вопрос – опять‑таки вопрос о христианской вере. Некоторые христиане верят и упорно повторяют, будто главное – попасть на небеса. И в этом вся весть? Для того и живем? Жизнь дана для того, чтобы куда‑то попасть после жизни? Если в этом заключается Евангелие, благая весть – Иисус ведет людей куда‑то прочь отсюда, – то христианская вера имеет очень мало общего с земной жизнью и вся ее задача здесь сводится к тому, чтобы обеспечить нас тем, что понадобится в будущем.
 
И это опять‑таки вызывает вопрос: неужели Бог не способен устроить получше? И еще более тревожный вопрос: значит, какой вы человек – неважно, главное, что‑то там сказать, правильно помолиться, правильно верить? Если вы в это верите и окружающие вас христиане разделяют такую веру, нет никакого стимула бороться с бедами и несправедливостями мира, ведь скоро вы от них избавитесь и отправитесь куда‑то в другое место пребыть с Иисусом.
 
Если среди христиан распространится такое понимание благой вести Иисуса – если благая весть сведется к приглашению в другое место, – то пусть миллионы людей голодают, живут в нищете, пусть истребляются ресурсы планеты и Земля загрязняется. Повсюду распространяются недуги и несчастья, а христианам до этого и дела нет. Хуже того: многие люди отвернутся от Иисуса при виде того, как ведут себя его последователи.
 
Это страшно.
Есть неплохой ответ на все эти вопросы: суть в том, как ты принимаешь Иисуса. Мне нравится этот ответ: действительно, важно, как мы понимаем и принимаем Иисуса. Но опять же загвоздка: а какого Иисуса?
 
Рене Альтсон начала книгу «Ковыляя к вере» такими словами:
«Я выросла в дурной семье. Главным образом насилие совершалось духовно – не в духе нью‑эйджа, эзотерики, бормотания ведьминых заговоров, родителей‑хиппи… Мой отец насиловал меня, провозглашая молитву Господню. Мой отец ругался надо мной, распевая христианские псалмы».
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.5 (8 votes)
Аватар пользователя Lexux