Рубан - От Рождества до Сретения

Юрий Иванович Рубан - От Рождества до Сретения: праздники Рождественского цикла
Если Воскресение Христово (Пасха) ассоциируется в нашем сознании прежде всего с крестным ходом, колокольным звоном, приветствиями, лобызаниями, куличами и красными яйцами, то Рождество Христово — с ёлкой, святочными гуляниями, колядками, поросёнком или гусем (желательно с голубым карбункулом внутри)! С этим никто не спорит. Но когда мы хотя бы на школьном уровне пытаемся уяснить смысл Рождества и связанных с ним праздников, то сталкиваемся порой с неразрешимыми трудностями.
 
Недоумение вызывает уже подзаголовок книги. Можно ли вообще говорить о некоем календарном «цикле», или о периоде, состоящем из объединённых темой и хронологией календарных феноменов? С пасхальным периодом ясно: Воскрешение Лазаря, Вход Господень в Иерусалим, Страстная седмица, Смерть и Воскресение, Вознесение, Сошествие Святого Духа. Всё в соответствии с хронологией новозаветной истории. А здесь? Сначала правильно: День Рождения Господа, затем Обрезание (хотя и непонятно, какое назидание должен вынести из этого праздника христианин). Потом мы вдруг «перескакиваем» лет через тридцать и празднуем Крещение Господа перед началом Его общественного служения, а затем почему-то вновь возвращаемся к событиям сорокового дня Его земной жизни (Сретение). Где же логика? Быть может, надо последние два праздника поменять местами?
Не меньше вопросов вызывают даты и содержание самих праздников.
 

Юрий Иванович Рубан - От Рождества до Сретения: праздники Рождественского цикла

Изд. 2-е, с испр. и доп.
Санкт-Петербург: Коло, 2019.— 132 с.
ISBN 978-5-4462-0052-8
 

Юрий Иванович Рубан - От Рождества до Сретения: праздники Рождественского цикла - Содержание

Предисловие
Праздники Рождественского цикла 
Неделя пред Рождеством Христовым. Из богослужения праздника 
Навечерие Рождества. Из богослужения праздника
Рождество Христово. Младенец из Вифлеема 
  • «Во дни царя Ирода...» 
  • Римский праздник «День Рождения Господа» (25 декабря) и его судьба на христианском Востоке
  • Из богослужения праздника 
Неделя по Рождестве Христовом. Из богослужения праздника 
Обрезание Господне. Зачем был обрезан Младенец? 
  • Из богослужения праздника 
Святое Богоявление. Крещение Господне. На берегах Иордана
Крещение или Богоявление? (К истории происхождения праздника) 
  • Из богослужения праздника
Неделя по Богоявлении
Сретение Господне. Встреча в давно сожжённом Храме
  • «Сороковой день от Епифании...» (К истории праздника)
  • Названия праздника и его календарный статус 
  • Из богослужения праздника
Заключение. Последний аккорд Рождества 
  • Приложение. Календарь для человека или человек для календаря? Когда мы празднуем Рождество Христово 
  • Волхвы
  • Агиасма
  • «Свет во Откровение» или «Громничная» свеча? 
  • Симеон Богоприимец — один из семидесяти толковников (Древнейшие варианты легенды) 
Источники и литература
Список сокращений
 

Юрий Иванович Рубан - От Рождества до Сретения: праздники Рождественского цикла - Сретение Господне. Встреча в давно сожжённом Храме

 
Встречи бывают разные. Одни из них проходят без следа и тут же забываются, другие остаются в памяти, а иногда определяют всю нашу дальнейшую жизнь. Но есть единственная в мире Встреча, не только сохранившаяся в Священной истории, но даже ставшая великим ежегодным христианским торжеством. Его архаическое название —  Срѣтеніе — так и переводится: Встреча. Об этой знаменательной встрече, происшедшей за несколько лет до наступления календарной новой эры, мы читаем во второй главе Евангелия от Луки. Попытаемся представить себе происходящее.
 
Две тысячи лет тому назад пыльная дорога между Вифлеемом и Иерусалимом была, как обычно, наполнена звучными аккордами дорожной суеты — возгласами погонщиков, криками животных и скрипом колес. Благочестивые паломники и деловитые негоцианты, суровые римские легионеры и мирные поселяне двигались по ней в обоих направлениях. Ничем не выделялась среди других и скромная чета, совершавшая свой знаменательный путь уже очень давно — на исходе времён, именуемых теперь «ветхозаветными».
Юная мать с сорокадневным младенцем-сыном восседала на кротком ослике, мерившем каменистую дорогу своими дробными шажками. Ослика вёл под уздцы пожилой сухощавый мужчина, седовласый и седобородый, с печатью мужественного благообразия и нелегких житейских забот на загорелом челе. Кожаные сандалии на его ногах видели немало дорог, а простая одежда и огрубевшие руки выдавали в нём человека мастерового.
 
Этой четой были Иосиф и Дева Мария. После рождения Иисуса они смогли найти какое-то скромное пристанище и решили обосноваться в Вифлееме, на родине своих царственных предков. А теперь они направлялись в Иерусалимский храм, чтобы совершить предписанные в этот день законом Моисея обряды. Сорокадневный первенец посвящался Богу, а над матерью совершался обряд послеродового очищения. При этом в жертву приносили агнца (ягненка) и горлицу.
 
Мы не знаем, какие мысли владели Святым Семейством. Деву Марию, вероятно, волновал предстоящий обряд очищения. Её супруг наверняка сокрушался о своей бедности, не позволившей скопить денег на предписанного законом жертвенного агнца. Со смущением поглядывал он на сделанную им лёгкую деревянную клетку, предназначенную для двух «птенцов голубиных». Иосиф купит их на шумном торжище у Храма, и они станут заместительной жертвой, приносимой вбэтом случае бедными семьями. Можно быть уверенным лишь в одном: ни Пресвятая Дева, ни праведный Иосиф не предполагали о скорой и знаменательной Встрече в Иерусалимском храме, затмившей обязательные священные обряды настолько, что евангелист Лука упомянул о них лишь мимоходом: «Когда они совершили всё по Закону Господню, то возвратились... в свой город».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.5 (2 votes)
Аватар пользователя brat Slava