Сагарда - Лекции по патрологии

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Николай Иванович Сагарда - Лекции по патрологии. I—IV века
Обстоятельный и по возможности полный учебник по святоотеческой литературе первых четырех веков — не считая положившей начало русской патрологической литературе книги архиеп. Филарета (Гумилевского) «Историческое учение об отцах Церкви» (1859) — сегодня весьма востребован, но был до сих пор практически недоступен на русском языке (общий обзор имеющихся ныне пособий представлен ниже в разделе «Лекции Н. И. Сагарды и патрология XX века»). Несомненно, что устранение лакуны в столь важной области церковной науки чрезвычайно актуально. Это обстоятельство побудило Издательский Совет Русской Православной Церкви принять решение о публикации лекций по патрологии проф. Н. И. Сагарды.
 

Николай Иванович Сагарда - Лекции по патрологии. I—IV века

М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2004. — 796 с. 
ΙSΒΝ 5-94625-092-2
 

Николай Иванович Сагарда - Лекции по патрологии. I—IV века - Содержание

  • От издательства
  • От редактора
  • Т. В. Коваль. - Н. И. Сагарда: жизнь, посвященная науке
  • Библиография работ Н. И. Сагарды
  • А. Г. Дунаев - Лекции Н. И. Сагарды и патрология XX века
ВВЕДЕНИЕ
  • Первый отдел ДОНИКЕЙСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА
  • Первый период. Древнецерковная литература времени мужей апостольских
  • «Учение 12-ти апостолов»
  • Послание апостола Варнавы
  • Св. Климент Римский
  • Са Игнатий Богоносец
  • Са Поликарп Смирнский и его Послание к филиппищам
  • «Пастырь» Ермы
  • Папий, епископ Иерапольский
  • Общие замечания об учении мужей апостольских
  • Второй период. Возникновение научной христианской письменности
I ПРОИЗВЕДЕНИЯ АПОЛОГЕТОВ II ВЕКА 
  • Кодрат
  • Св. Аристид 
  • Аристон Пелльский
  • Са Иустин Философ и Мученик
  • Татиан
  • Мильтиад
  • Аполлинарий Иерапольский
  • Св Мелитон, еп. Сардийский
  • Афинагор Философ
  • Св Феофил Антиохийский
  • «Послание к Диогнету»
  • Ермий Философ
  • Минуций Феликс
  • Общий взгляд на богословское учение апологетов II века
II. АНТИГНОСТИЧЕСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ II ВЕКА
  • Общий характер и существенные пункты гностического учения и вытекающие отсюда задачи церковных писателей-антигностиков
  • Древнейшие антигностики до Иринея
  • Игизипп
  • Св. Ириней, епископ Лионский
  • Третий период. Возникновение богословской науки
  • Общий взгляд на условия происхождения церковной литературы этого периода
  • Александрийская школа
  • Пантен
  • Климент Александрийский
  • Ориген
  • Тертуллиан
  • Св Киприан, епископ Карфатенский
  • Св Ипполит, епископ Римский
  • Четвертый период. Первые сторонники и противники Оригена
  • Св Дионисий, епископ Александрийский
  • Св Мефодий, епископ Олимпийский
Второй отдел ГРЕЧЕСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА IV ВЕКА
  • Св Александр, епископ Александрийский
  • Св Афанасий Александрийский
  • Дидим Александрийский
  • Каппадокийцы
  • Св Василий Великий
  • Св Григорий Богослов
  • Св. Григорий Нисский 
  • Св. Кирилл Иерусалимский
ПРИЛОЖЕНИЯ И СПРАВОЧНЫЙ АППАРАТ
  • Экзаменационные билеты
  • Таблицы соответствий
  • Указатель цитат из Священного Писания
  • Произведения древних авторов
  • Именной указатель
  • Богословский указатель
  • Сокращения

Николай Иванович Сагарда - Лекции по патрологии. I—IV века - Каппадокийцы

 
Во второй половине IV в. в греческом богословии замечается значительный духовный подъем. Он связывается, с одной стороны, с более свободным отношением к античному образованию, так как к этому времени язычество в существенном было побеждено и христиане могли без прежних опасений отдаваться изучению классической литературы; с другой стороны — с наступившим [оживлением в освоении наследия Оригена] и более полным и непосредственным пользованием плодами его учености. Этот подъем научного богословского духа нашел блестящее выражение в богословской деятельности великих каппадокийских отцов — Василия Великого, его брата Григория Нисского и его друга Григория Богослова. Богословие каждого из них представляет индивидуальные особенности как в общем характере, так и в подробностях, но это — собственно только разновидности одного богословского типа. По своим основным началам и существенным элементам оно представляется весьма сложным.
 
Прежде всего, на нем сказалось влияние Оригена, который действовал на каппадокийских отцов тем неотразимее, что начала богословия Оригена оказались богословскими традициями их родной страны: живое предание связывало их с признанным авторитетом доникейской эпохи — Григорием Чудотворцем, непосредственным учеником Оригена. Воспоминания о нем ко времени каппадокийских отцов, особенно в семье Василия Великого через бабку его Макрину, были еще чрезвычайно живы; богословские воззрения его также не были еще забыты: Каппадокийцы сами свидетельствуют, какое влияние на их религиозное образование имел «Символ» Апостола их страны (Basil. Саеsаг., Εpist. 204, асd Neocaesar.[, сар. 2; 6]; Gregor. Nyss., De vita Gregorii Thaumaturgi). Следы значительной зависимости от него богословской мысли Каппадокийцев бесспорны. Но Григорий Чудотворец привел Каппадокийцев и к самому Оригену. Они тщательно изучали Оригена и увлекались им. Василий Великий и Григорий Богослов составили даже выборку лучших мест из произведений Оригена — «Филокалию». Правда, они не усвоили ошибочных мнений Оригена (за исключением Григория Нисского), однако несомненно, они проникли в дух его богословия.
 
Впрочем, влияние Оригена сказалось на них в различной степени: Василий Великий, муж более практического направления, дух более сильный и положительный, менее подчинился влиянию Оригена; значительно более оно отразилось на Григории Богослове, а Григорий Нисский является настоящим оригенистом. Таким образом, оригенизм, в той смягченной форме, в какой представил его Григорий Чудотворец, и с теми ограничениями его свободы, какие постепенно были сделаны до этого времени и вытекали сами собой из состояния церковного вероучения, составил одно из существенных предположений богословской деятельности каппадокийских отцов по специально догматическим вопросам их времени. Но Ориген собственно определял общий характер и дух их богословия, доставив в то же время целый ряд понятий и необходимых терминов. Содержание же [их] богословского учения имело в своем основании Никейское исповедание; отсюда естественно вытекает их зависимость от богословия св. Афанасия: они были учениками св. Афанасия и этим укрепили свою связь с новоалександрийским богословием, с той существенной особенностью, что у св. Афанасия заметно перевешивают тенденции и круг мыслей малоазийского богословия св. Иринея, а у каппадокийских отцов — оригеновское направление. Этот перевес объясняется не только усиленным влиянием на них Оригена, но и тем подкреплением, какое оригенизм нашел в широком и глубоком классическом образовании их.
 
Благодаря последнему они постигли дух эллинской культуры и науки и стояли на уровне современного им научного мировоззрения. Когда каппадокийские отцы обратились к эллинской школе, уже давно прошли времена господства одной философской системы: в IV веке синкретизм вступил в свои права, и всякий избирал свои собственные пути, заимствуя то из одной, то из другой системы необходимые данные для собственных построений. Поэтому и у каппадокийских отцов мы видим, с одной стороны, преобладание платоновских и неоплатоновских влияний, которые были сродны оригеновскому направлению их богословствования и подкрепили и пояснили его, но, с другой стороны, они оказались не чуждыми и аристотелевских воззрений: борьба с арианством, преимущественно с Евномием, который с помощью аристотелевской философии сообщил арианской догматике диалектическую, научно-философскую форму, заставила Каппадокийцев, при всем их нерасположении к Аристотелю, в значительной степени воспользоваться точными понятиями аристотелевской школы, что не могло остаться без влияния на некоторые стороны их богословского учения и его терминологию. Наконец, церковно-исторические обстоятельства и собственные стремления каппадокийских отцов в служении Церкви поставили их, в особенности Василия Великого, в близкие отношения к деятелям того консервативного направления в богословии, которое представляло традиции малоазийского богословия: в связи с влиянием св. Афанасия оно, несомненно, оказало свою дрлю воздействия на направление и характер их богословия, удерживая от одностороннего увлечения метафизическими проблемами и побуждая проявлять внимание к практически-религиозным интересам. При таком обилии существенных элементов, которые органически сочетались в богословии каппадокийских отцов, они, со своей стороны, сильно содействовали развитию церковной богословской науки: то, что св. Афанасий выразил хотя и в глубоко-философском духе, но без надлежащей формально-диалектической обработки, больше как библейско-церковную догму, чем строго философскую теорию, они развили научно-диалектическим и философско-критическим методом, перевели на точный язык современных философских понятий.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя brat christifid