Семенова - Философ будущего века

Светлана Семенова - Философ будущего века - Николай Федоров
Николай Федорович Федоров - оригинальный мыслитель, стоявший у истоков русской религиозной философии конца XIX — начала XX века.
 
Родоначальник философского и научного течения космизма. «Московский Сократ», перед синтетической мыслью которого преклонялись Л. Н. Толстой, Ц. М. Достоевский, В. С. Соловьев.
 
Деятель отечествоведения, выступивший с целым рядом инициатив в области сохранения духовного и культурного наследия России...
 
Определения можно продолжать и продолжать...
 
 

Светлана Семенова - Философ будущего века - Николай Федоров

 
М.: Пашков дом, 2004. — 584 с: ил.
ISBN 5-7510-0284-9
 

Светлана Семенова - Философ будущего века - Николай Федоров - Содержание

 
СЛОВО О ФЕДОРОВЕ
«ПРОРОКУ ДАНО УПРЕЖДАТЬ СВОЕ ВРЕМЯ...» (Введение)
 

I. ЛИЧНОСТЬ и жизнь

Глава I. ДОМОСКОВСКИЙ ПЕРИОД
  • Истоки
  • Детство, юность, годы учения
  • Второе рождение
  • Школьный учитель
 
Глава II. БИБЛИОТЕКАРЬ
  • Чертковская библиотека
  • Румянцевский музей
 
Глава III. МОСКОВСКИЙ СОКРАТ
  • Образ жизни и личность
  • Дорогие темы и дела
  • Федоров и его великие современники
 
Глава IV. КОНЕЦ ПУТИ
  • Уход из Румянцевского музея
  • Асхабадская история
  • Последние годы
 

II. УЧЕНИЕ

Глава I. ФИЛОСОФСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ УЧЕНИЯ ВСЕОБЩЕГО ДЕЛА
  • Основное зло человека
  • Природный способ существования
  • Онтология и деонтология
  • Особая оптика Федорова
  • Неродственность — родство
  • Антропология Федорова
  • Несовершеннолетие — совершеннолетие
  • Мечта как гносеологический инструмент
 
Глава II. РЕГУЛЯЦИЯ ПРИРОДЫ
  • Обращение слепого хода природы в разумный
  • Выход человека из «его заключения на земле»
  • «Наше тело будет нашим делом»
  • Новая наука
 
Глава III. ВОСКРЕШЕНИЕ ПРЕДКОВ
  • Имманентное воскрешение
  • Воскрешение как уплата долга и высшая степень нравственности
  • Пути воскрешения
  • Преображение человека и мира
 
Глава IV. ВЕРА, ПРИШЕДШАЯ «В РАЗУМ ИСТИНЫ»
  • Богословие как богочеловекодействие
  • Словесная «икона» как жанр философского умозрения
  • От культа предков к религии богочеловеческого дела
  • Идея всеобщности спасения (в контексте христианской традиции апокатастасиса)
 
Глава V. НАЧАЛА И КОНЦЫ ИСТОРИИ
  • История с точки зрения «неученых»
  • Н. Я. Данилевский и Федоров
  • Задача России. Метафизика самодержавия
 
Глава VI. ПРОЕКТ МИРА КАК ВСЕОБЩЕГО ОТЕЧЕСТВА
  • Идеальная община
  • Естествоиспытательная армия народов
  • Музей
 
Глава VII. СМЫСЛ И НАЗНАЧЕНИЕ ИСКУССТВА
  • Проективная критика
  • Две идеи: идея культуры и идея преображения жизни
  • Высший синтез искусств — храм
  • Коперниканское искусство — реальное зодчество мира
  • Стиль Федорова
 

III.  ФЕДОРОВ И МИРОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Глава I. «КОРЕННЫЕ ФОРМУЛЫ ФИЛОСОФИИ»
Глава И. ВЕЛИКИЙ «СТРАЖ ОГРАНИЧЕНИЙ». ИММАНУИЛ КАНТ
Глава III. «ВЫСШИЙ И ПОСЛЕДНИЙ ФИЛОСОФ, МЫСЛИТЕЛЬ ПО-ПРЕИМУЩЕСТВУ»
Глава IV. ФИЛОСОФЫ ЧУВСТВА И ВЕРЫ
Глава V. СПОР С ФРИДРИХОМ НИЦШЕ
Глава VI. ВНУТРЕННИЙ ДИАЛОГ-ПОЛЕМИКА СО СЛАВЯНОФИЛАМИ
 

IV.   СУДЬБА ИДЕЙ

Глава I.    РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ФИЛОСОФСКИЙ КОНТЕКСТ ФЕДОРОВСКИХ ТЕМ
Глава II. «ФИЛОСОФИЯ ОБЩЕГО ДЕЛА» И АКТИВНО-ЭВОЛЮЦИОННАЯ МЫСЛЬ XX ВЕКА
  • Федоров и Циолковский
  • Федоров и академик В. Ф. Купревич
  • Регуляция природы и теория ноосферы
 
 
Глава III.   ФЕДОРОВ В ЗЕРКАЛЕ РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ
Глава IV. ФЕДОРОВ И РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА
  • В. Брюсов, поэты 1920-х годов, Н. Заболоцкий, М. Горький, М. Пришвин
  • Андрей Платонов
  • Борис Пастернак
 
ФЕДОРОВ И СОВРЕМЕННОСТЬ (Вместо послесловия)
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
 

Светлана Семенова - Философ будущего века - Николай Федоров - Пророку дано упреждать свое время

 
В истории существуют духовные явления, содержание и смысл которых раскрываются не сразу. Пройдя малозаметно, затронув небольшой круг умов и сердец, они с течением времени все возрастают в величии и значении. К такого рода явлениям принадлежит наследие оригинального мыслителя, знаменитого библиотекаря Румянцевского музея, автора «Философии общего дела» Николая Федоровича Федорова (1829—1903), поразительно национальное по своим прозрениям и устремлениям и вместе с тем достигающее уровня универсальных, мировых идей.
 
В начале XX столетия известный эстетик и критик А. Л. Волынский писал об авторе учения всеобщего дела следующее: «Федоров — единственное, необъяснимое и ни с чем не сравнимое явление в умственной жизни человечества... Рождением и жизнью Федорова оправдано тысячелетнее существование России. Теперь ни у кого на земном шаре не повернется язык упрекнуть нас, что мы не бросили векам ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда... В одном Федорове — искупление всех грехов и преступлений русского народа»[1]. Я не знаю ни одного из самых великих национальных деятелей, государственных или культурных, о которых было бы сказано нечто подобное.
 
Впрочем, среди высказывавшихся в том же роде о философе были самые мощные умы и таланты, первые духовные авторитеты России: Ц. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, В. С. Соловьев. Смелые, предвосхищающие будущее мысли Федорова Достоевский «прочел как бы за свои»[2], Лев Толстой говорил: «Я горжусь, что живу в одно время с подобным человеком»[3], а Владимир Соловьев называл его «дорогим учителем и утешителем», с редким дерзновением признав учение Федорова ни больше ни меньше, как «первым движением вперед человеческого духа по пути Христову»[4].
 
Николая Федоровича широко знали в Москве, но сама его необычная фигура, поражавшая воображение образом жизни, поведением, убеждениями, была окружена некоей тайной. «В нем было что-то по своей загадочности напоминавшее столь популярного в последнее время старца Федора Кузьмича»J. По самоотверженному служению людям его сравнивали с доктором Федором Гаазом, свято исполнявшим собственный девиз: «Спешите делать добро!» Ходили рассказы о колоссальных познаниях Федорова, утверждали, что он знал содержание всех книг библиотеки Румянцевского музея (ныне — Российская Государственная библиотека), которая до настоящего времени хранит благодарную память о своем выдающемся библиотекаре. Его поразительная осведомленность в мировой культуре определялась уникальной синтезирующей мощью ума, видением накопленных человечеством знаний в стройной системе и внутренней логике. На четверть века Федоров становится нравственным и духовным средоточием всей деятельности центральной библиотеки и музея Москвы. Отношение к нему образованного общества древней столицы было каким-то особенно проникновенным, можно сказать, родственно-любовным.
 
Вскоре после смерти Федорова в статье «Загадочный мыслитель» (1908) С. Н. Булгаков печатно окрестил его «Московским Сократом». Другой публицист и философ В. Н. Ильин, подхватывая эту аналогию, позднее утверждал, что в лице Федорова «во второй раз человечество увидело Сократа, т. е. человека, за которым уже кончаются возможности тварные и начинается боготварность»[5]. За этим сравнением, часто прилагаемым к Николаю Федоровичу, стоит не столько формальный принцип (распространение идей через устные беседы, тем более что в случае с Федоровым все же основным источником были рукописные тексты, дававшиеся на прочтение) и тем более не содержательный (их учения существенно разнятся), а указание на самый тип и склад их как мыслителей — духовных вождей человечества, только одного — дохристианской, а другого - христианской эры.
 

[1] Ц. М. Достоевский — Н. П. Петерсону. 24 марта 1878 // Достоевский Ф.М. Поли, собр. соч.: В 30 т. Т. 30 (I). Л., 1988. С. 14.
[2] Это высказывание Л. Толстого приведено А. А. Фетом в его письме З. Ф. Федорову ф 6 декабря 1887 года // Федоров Н.Ф. Собр. соч: В 4 т. Т. IV. М., 1999. С. 632.
[3] В. С. Соловьев - З. Ф. Федорову. 12 января 1882 // Соловьев B.C. Письма. Т. 2.
[4 ~- :°09. с. 345.
[5] Ильин В.И. О религиозном и философском мировоззрении З. Ф. Федорова // Евразийский сборник. Прага, 1929. С. 20.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9.6 (5 votes)
Аватар пользователя Rocit