Иоанн - экзарх Болгарский - Шестоднев

Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского. V Слово
Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского - уникальный обще­славянский памятник философско-богословского содержания.
 
Он был создан одиннадцать столетий тому назад в Болгарии, откуда вместе с другими произведениями церковной литературы постепен­но распространился в христианизированном славянском мире.
 
Об­ширно географическое и временное пространство, на котором ис­следователи выявили присутствие памятника: за пределами родины тексты Иоанна воспроизводились книжниками Сербии, Хорватии и древнерусских земель, а длительность бытования памятника в руко­писной книжной традиции простирается до XVIII в.
 
 

Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского - V Слово

 
М., 1996.-216 с.
ISBN 5-201-01907-2
 

Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского. V Слово - Содержание

 
От редактора (В.Ф.Пустарнаков)
Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского — общеславян­ский    памятник    богословско-философской мысли
Шестоднев Иоанна экзарха болгарского. Слово пятого дня
Комментарии к древнерусскому тексту
Шестоднева Иоанна экзарха Болгарского. Слово пятого дня 
Комментарии к переводу древнерусского текста на со­временный русский язык
 

Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского. V Слово - Христианские и античные традиции в Шестодневе и содержание V Слова

 
Шестоднев Иоанна экзарха Болгарского — один из наиболее интересных в мировоззренческом отношении памятников древних болгар, получивший широкое распространение во всем славянском мире, в особенности на Руси, где он бытовал и бережно переписы­вался на протяжении многих веков.
 
Шестодневы как экзегетические произведения философско-богословского характера, объяснявшие основы мироздания с точки зрения христианского учения и состоявшие обычно из шести от­дельных глав (Слов), по числу дней творения мира, были широко распространены в византийской и славянской письменности. На Руси были известны Шестодневы Василия Великого, Севериана Габальского, Георгия Писиды. Однако наиболее популярным и лю­бимым оставался здесь все же Шестоднев Иоанна экзарха.
 
Будучи компилятивным по своей основе, Шестоднев этот был составлен Иоанном экзархом Болгарским, жившим во второй поло­вине IX — первой трети X вв. Появление Шестоднева связано с куль­турным подъемом Болгарии в годы правления Симеона, расцветом ее литературы. Этот период вошел в историю болгарской культуры как ее золотой век. В это время в Болгарии были развиты и продол­жены религиозно-просветительские традиции славянских первоучи­телей — солунских братьев Кирилла и Мефодия.
 
Шестоднев Иоанна экзарха был составлен на основе переводов из Шестодневов Василия Великого и Севериана Габальского. Кроме того, в Прологе к Шестодневу были использованы фрагменты IV Слова Феодорита Киррского из его сочинения "Врачевание эллин­ских недугов, или познание евангельских истин из эллинской фило­софии". Однако Иоанн экзарх не просто талантливый компилятор и переводчик, он соавтор Василия Великого и Севериана Габальского, ибо в каждом из шести Слов его произведения имеются значитель­ные по величине отрывки, написанные самим Иоанном. Показа­тельно при этом, что в таких отрывках содержатся в ряде случаев наиболее интересные рассуждения Иоанна по космогоническим, астрономическим, географическим вопросам, свидетельствующие о больших знаниях, почерпнутых Иоанном из античных источников, а также о большой самостоятельности, по средневековым понятиям, авторских суждений.
 
Встает закономерный вопрос — к какой традиции религиозной мысли следует отнести произведение болгарского писателя? При ответе на него приходится учитывать, что уже к исходу IV в. внутри христианства сложилось несколько идейно-философских направле­ний, представители которых по-разному решали вопросы о соотно­шении веры и разума, божественного откровения и человеческого знания. Один полюс духовности в христианстве представлен идеоло­гами мистико-аскетических взглядов, на другом — яркие фигуры высоко образованных богословов, значительно рационализировав­ших положения вероучения. Эти два основных направления христи­анства довольно отчетливо противостояли друг другу, они как бы задавали предельно возможные в рамках единого вероисповедания различия, в границах которых существовали сразу несколько проме­жуточных направлений религиозного творчества.
 
Сторонники мистико-аскетических взглядов придерживались позиций иррационализма, отправные положения которого были сформулированы Тертуллианом (ок. 160 — после 220) и Афанасием Александрийским (295-373), а также таким крупным авторитетом в христианском мире, как Иоанн Златоуст (344-407). Эти видные идеологи вероучения самым категорическим образом отвергали фи­лософию, считая ее источником ересей. Исходя из того, что все зна­ния открыты человечеству в полном объеме через откровение, они принципиально отвергали роль разума как инструмента познания мира. В дальнейшем иррационалистическое направление в христи­анстве продолжили Ефрем Сирин (IV — нач. V в.), Анастасий Сина-ит (ок. 430-518), Иоанн Лествичник Симеон Новый Богослов (949-1022).
 
На противоположных "святому незнанию" позициях теологиче­ского рационализма стояли представители так называемого каппадокийского богословия — Григорий Богослов (330-390), Василий Ве­ликий (330-394). Представители этого крыла христианства высоко ценили возможности человеческого интеллекта. Отдавая безогово­рочный приоритет истинам откровения, сообщенным в Св. Писа­нии, они обосновывали необходимость опоры на разум в исследова­нии вещей земных, а отчасти и небесных. Особо следует отметить их уважение к "внешней мудрости": отделяя в ней то, что может послу­жить на пользу своему учению, они отвергают все, что недостоверно и несовместимое верой.
 
Антиохийское направление, к которому принадлежал Севериан Габальский (кон. IV- нач. V в.), значительные извлечения из труда которого представлены в Шестодневе Иоанна экзарха, стояло на позициях крайне умеренного теологического рационализма. Антиохийская богословская школа обосновывала свои постулаты на бук­вальном толковании Библии и не отличалась большой привержен­ностью к заимствованиям из трудов античных философов, хотя пол­ностью и не игнорировала их. Тексты Севериана привлекаются Ио­анном во многом в тех случаях, когда автором вводится критика ере­тических и языческих воззрений. Кроме того, заметна некоторая склонность Севериана к аллегорическому толкованию Св. Писания, проявляющаяся в его Шестодневе. Сказанное дает возможность предположить, что включая в свои произведения отрывки из Шес-тодневов Василия Великого и Севериана Габальского, Иоанн скорее всего стремился представить в нем разные подходы к толкованию библейской Книги Бытия, взаимно дополняя тексты представителей двух разных направлений в христианском учении.
 
Определяя приверженность самого экзарха одному из этих на­правлений, мы считаем ключевым в этом вопросе его отношение к античной традиции. Во многом следуя за Василием Великим, он принимает от него и сам принцип отношения к "внешней мудрости" древних греков, и обилие включенных в его произведение античных материалов. Отрывки из переводов Василия Великого преобладают в тексте Шестоднева Иоанна экзарха. Недаром на протяжении веков сам Шестоднев Иоанна экзарха на Руси зачастую приписывался Василию Великому, что отражено в заглавии древних рукописей.
 
Шестоднев Иоанна экзарха является наиболее философичным произведением в обширном репертуаре славяно-русской книжности. В нем раскрываются основные проблемы христианской концепции бытия, натурфилософии и антропологии. Собственно философская сторона памятника, играя в нем дополнительную по отношению к богословскому содержанию роль, связана с античным научным на­следием, в первую очередь, с именами Аристотеля, Платона, Сокра­та, Демокрита и ряда других древнегреческих ученых.
 
Комментируя библейский рассказ о сотворении мира в шесть дней, Иоанн экзарх выступает как опытный богослов. Однако каса­ясь онтологических проблем, он вводит основные философские ка­тегории — бытие, вещество, элемент (стихия), время, свет и ряд других. По объему заключенных в нем сведений о древнегреческой философии Шестоднев Иоанна намного превосходит все другие памятники древнеславянской литературы.
 
Для молодых христианских стран Шестоднев являлся резервуа­ром научных знаний, которые были передовыми для своего времени. Благодаря этому произведению читатель получал не только общие представления о происхождении мира и человека, но и понятия о материи, пространстве, времени, движении или знание о структуре и законах бытия. Памятник включал в себя довольно обширные све­дения из области астрономии, географии, физики, анатомии, зооло­гии и ботаники. Чтобы понять степень научности труда, достаточно указать на тот факт, что в основу его положена геоцентрическая кон­цепция Аристотеля-Птолемея, тогда как в средневековье во многих странах, включая и Византию, господствовала гораздо более прими­тивная концепция "комарного" устройства мироздания Козьмы Индикоплова. На геоцентрическом принципе в Шестодневе строится восходящая к античности схема устройства небесных сфер (кругов), а соответственно и объяснение механики размещенных на этих сфе­рах небесных тел. Другими словами, античное учение о мироздании заложено в основу приводимых в памятнике принципов исчисления лунного и солнечного календарей.
 
На тех же принципах небесной механики построено объяснение календарно-астрономического значения для Земли и светил двенадцати знаков зодиака, разъясне­ния относительно суточного и годового пути Солнца. Со ссылками на Аристотеля приводятся сведения о форме, размерах и взаимном расстоянии небесных тел, хотя и отвергаются его представления о естественной природе неба. На представлениях о шарообразности Земли и постоянстве наклона эклиптики к земному экватору зиждет­ся учение о климатических зонах, разработанное в трудах Парменида (нач. V в. до.н.э.), Полибия (II в. до.н.э.)и Страбона (I в. до.н.э.).
 
Особо следует отметить огромное значение Шестоднева в раз­витии научной и философской терминологии для христианизиро­ванных славянских культур. Иоанн экзарх в этой связи может рас­сматриваться как прямой продолжатель дела Кирилла и Мефодия.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя RomChers