Шифман - Мир Ветхого Завета

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Илья Шифман - Мир Ветхого Завета
История. География. Этнография

Греческое слово «Библия» («Книги») является названием комплекса сборников литературных произведений, сложившихся в глубокой древности на территории Передней Азии преимущественно в иудейско-израильской среде. Этот сборник дошел до нас в нескольких редакциях. Состав Библии, канонизированный иудейскими религиозными властями в конце I — II веке н. э., не совпадает с ее составом, каким он был в III веке до н. э., то есть в то время, когда был сделан перевод Библии на греческий язык — Септуагинта.
 
Библия, канонизированная христианской церковью, существенно отличается от иудаистского канона прежде всего тем, что здесь имеется Новый Завет — собрание книг собственно христианского происхождения, излагающих основы христианского учения и христианской мифологии. Книга, предлагаемая вниманию читателя, посвящена исключительно Ветхому Завету. Как иудейская религиозная традиция, так и христианская церковь окружают Библию ореолом святости и боговдохновенности. Само по себе представление о боговдохновенности того или иного литературного произведения вовсе не является характерной особенностью исключительно ветхозаветной литературы.
 
Не будучи в состоянии объяснить себе естественным путем процесс литературного творчества, люди в глубокой древности прибегали к тому, что им казалось наиболее простым и понятным, — к представлению, что этот процесс вызывается и направляется воздействием сверхъестественной силы, божества. Между тем если рассматривать литературное творчество с позиций современной науки, то становится ясным, что оно представляет собой процесс, вызываемый к жизни отражением в сознании автора реально существующей объективной действительности и выявляющий его реакцию, его отношение к ней.
 
С этой точки зрения, естественно, следует подходить и к текстам Ветхого Завета. Наиболее ранний текст, входящий в состав Ветхого Завета, — победная песня пророчицы Деворы (Суд. 5) — датируется XIII веком до н. э., тогда как наиболее поздние книги — III—II веками до н. э. В распоряжении современной науки имеются несколько изводов Ветхого Завета, которые отличаются друг от друга составом, расположением отдельных книг, их редакцией и текстом. Даже беглое их сравнение показывает: канонизация ветхозаветных книг, то есть выработка стандартной структуры Ветхого Завета, отбор входящих в него книг и установление их нормативного текста, была результатом длительного исторического процесса.
 
Иудейская традиция (Бава Батра, 146 — 15а) относит запись книг Исаии, Притч, Песни песней и Екклесиаста ко времени царя Езекии (Хизкийаху) (715—687 годы до н. э.). В своем конкретном содержании это предание недостоверно; в нынешнем виде указанные книги сложились гораздо позже. Оно свидетельствует, однако, что царь Езекия предпринимал запись книг, вошедших позже в ветхозаветный канон, что и дало возможность позднейшим законоучителям произвольно соотнести с этим фактом письменную фиксацию некоторых ветхозаветных сочинений. В V веке до н. э. (около 444 года до н. э.) было окончательно канонизировано и приобрело силу непререкаемого закона Пятикнижие.
 
Это был один из поворотных моментов в истории иудейского общества. Столетием ранее, в 538 году до н. э., персидский царь Кир разрешил иудеям, которых вавилоняне после разгрома Иудейского царства в 587 году до н. э. переселили в Месопотамию, вернуться на родину и создать там привилегированную гражданско-храмовую общину. Ее политическим и духовным центром должен был стать восстановленный в Иерусалиме храм иудейского бога Яхве (Йахве). Этим Кир рассчитывал получить надежную опору своей власти в Палестине. Для иудейского общества возникновение подобной общины обозначало резкий разрыв с предшествующей традицией государственности, которая олицетворялась в облике светского правителя-царя. К власти пришло жречество.
 

Илья Шифман - Мир Ветхого Завета

Издательство — «Ломоносовъ», 241 с.
Москва — 2018
ISBN 978-5-91678-429-9
 

Илья Шифман - Мир Ветхого Завета - Содержание

  • Введение
  • Глава первая. Пророческое движение и книги пророков
  • Глава вторая. Пятикнижие
  • Глава третья. Исторические книги Ветхого Завета
  • Глава четвертая. Ветхозаветные писания
  • Глава пятая. Ветхий Завет в системе культуры древней Передней Азии
  • Краткая источниковедческая справка
  • Примечания
  • Указатель имен
  • Указатель географических названий и этнонимов
  • Библиография

Илья Шифман - Мир Ветхого Завета - Пророческое движение и книги пророков

 
Иудейско-израильский монотеизм сложился в обстановке ожесточенной идейной борьбы, которая была следствием и отражением острых социально-политических конфликтов, сотрясавших общество в первой половине I тысячелетия до н. э. Эти конфликты возникли в процессе формирования частнособственнических отношений, классового общества с присущей ему резкой имущественной и социальной дифференциацией и государства. Характерной чертой израильского государства, как и других государств древнего Ближнего Востока, было существование двух секторов — общинно- племенного и царского. Царский сектор составляли лица, находившиеся на царской службе и при царском дворе, получавшие землю и иное вознаграждение из царских фондов.
 
Общинно-племенной сектор составляли люди, входившие в гражданские коллективы — общины и в кровнородственные объединения — племена хотя и подвластные царю, но пользовавшиеся весьма широким самоуправлением. Обладание землей, которая была основным средством производства, здесь было возможно только для полноправных общинников. Само собой понятно, что можно было принадлежать к общинному сектору и одновременно быть на царской службе; в особенности это относится к представителям родоплеменной аристократии. К началу I тысячелетия до н. э. в израильско-иудейском обществе укоренились рабовладельческие отношения. Настоящим («вечным») рабом мог быть только чужеземец, либо захваченный в плен, либо купленный у работорговца.
 
Порабощение соплеменника (обычно — за долги) ограничивалось определенными сроками. Если в рабство попадал человек, принадлежавший к социальной группе иврй (так назывались люди, утратившие общественные связи и обреченные на бродяжничество; отсюда современное «еврей») — а ими были практически все единоплеменники, становившиеся рабами, — то на седьмой год по порабощении его следовало отпустить на свободу. Такой вольноотпущенник получал статус хофши (люди, не имеющие имущества). Тот, кто отпускал его на свободу, должен был снабдить его минимумом средств к существованию.
 
Независимо от этого рабы-единоплеменники подлежали освобождению в так называемый Юбилейный год — последний год пятидесятилетнего цикла, когда объявлялись недействительными долги и все сделки по поводу родовой земли; в этом случае освобожденный раб возвращался к своему наследию, то есть к принадлежавшей ему доле родовой земли. Если раб-соплеменник изъявил желание остаться в доме своего господина, над ним совершался специальный обряд: шилом пришпиливали его ухо к дверному косяку. Это означало, по-видимому, его окончательное включение в дом, и он превращался в «вечного» раба. Конечно, у рабовладельца было много способов заставить такого раба предпочесть рабство свободе. Положение раба в доме рабовладельца зависело целиком от усмотрения господина.
 
Рабы делали всякую работу по дому, работали в поле вместе со свободными домочадцами. Рабы могли быть подвергнуты избиению. Однако убийство раба наказывалось. Но если раб умирал от избиения не сразу, а через некоторое время, такое убийство оставалось безнаказанным. Рабу могли поручить и управление домом, и выполнение ответственных поручений; бывали случаи, когда рабы владели определенным имуществом, имели — с разрешения господина — семью и вели свое хозяйство. Во всех случаях рабы находились в личной зависимости от хозяина, и все, что у них было, юридически принадлежало господину. К началу I тысячелетия до н. э. в иудейско-израильском обществе в основном сформировались отношения частной собственности на землю.
 
Библейское право исходило из того, что «обетованная земля» принадлежит Богу, который дал ее «своему» народу; она была разделена между Израильскими племенами, а внутри племен — между родами. Эти родовые земли не могли отчуждаться за пределы данного рода навечно. Если бы все же родовая земля была продана, то в Юбилейный год сделка утрачивала свою силу, и такая земля должна была быть возвращена роду — ее исконному собственнику. Наряду с этим существовали и другие земли (пустоши, не захваченные ранее отдельными родами, и т. п.), становившиеся по мере их захвата благоприобретенной собственностью отдельных частных лиц.
 
Эти земли можно было продавать, покупать, дарить и пользоваться ими по усмотрению собственника. Законы о родовой земле не ставили непреодолимой преграды обезземеливанию мелких землевладельцев. Во-первых, они не препятствовали купле- продаже земли внутри рода, и такая операция не подлежала действию законов о Юбилейном годе. Во-вторых, срок от одного Юбилейного года до другого был достаточно велик, чтобы землевладелец, вынужденный продать свою землю, разорился окончательно и не имел бы возможности восстановить свое хозяйство.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Traffic12