Станиславский – Царь Николай I и евреи

Майкл Станиславский – Царь Николай I и евреи: трансформация еврейского общества в России
Серия – «История евреев»

Прежде чем приступить к изучению истории евреев в России периода правления Николая I, необходимо рассмотреть наследие, которое оставили нам исследователи российского еврейства. Ретроспективный взгляд позволяет понять, что их труды отражали не только их восприятие истории, но и социальные и политические условия, в которых жили сами авторы.
 
Конечно, то же самое в определенной степени применимо к любому историческому исследованию, но русско-еврейская историография была особенно обусловлена современной ей реальностью: объективность никогда не являлась ни ее отличительной чертой, ни хотя бы мнимой целью. Напротив, все видные историки российского еврейства осознанно писали свои труды как политические трактаты в надежде летописью ужасов залечить раны и таким образом оказать самое что ни на есть прямое влияние на политическую судьбу евреев.
 
Большинство из них было опубликовано в прессе и периодических изданиях ярко выраженной идеологической направленности. При том, что спектр идеологических и политических взглядов был довольно широк, всех их объединял один общий враг — самодержавный режим с его очевидным антисемитским характером (пример тому — правительства Александра III и Николая II). Этот внешний стимул, естественно, оказывал значительное влияние как на предпосылки, так и на выводы исследователей.
 
Их работы были в большей степени направлены на то, чтобы проследить истоки и подоплеку тогдашнего отношения российских властей к евреям и мер, к ним применяемых. С точки зрения сегодняшнего дня в исторической науке можно выделить две особенно яркие черты: во-первых, тенденцию проецировать на прошлое важность “еврейского вопроса” для общей политической обстановки и, во-вторых, считать тогдашнюю политику по отношению к евреям аномальной. К началу Первой мировой войны “еврейский вопрос” стал одним из главных в российской политической жизни.
 
Роль евреев в революционном движении, включение их требований гражданских и национальных прав в общий хор, взывающий о конституционных свободах, а также предположительное могущество мирового еврейства серьезно беспокоили правящие круги в России. В самом деле, некоторые министры Николая II, если не сам царь, были просто одержимы еврейским вопросом, хотя эти настроения ни в коей мере не соответствовали реальному положению дел. Поэтому нет ничего удивительного в том, что еврейские историки и публицисты, для которых эта тема по очевидным причинам имела решающее значение, были склонны предполагать, что подобная значимость еврейского вопроса была свойственна и прошедшим эпохам с их давно минувшими обстоятельствами.
 

Майкл Станиславский – Царь Николай I и евреи: трансформация еврейского общества в России (1825-1855)

При поддержке семьи Аминовых и Фонда Ави Хай
Перевод с английского Александра Локшина
Издательство – «Книжники», «Текст» – 256 с.
Москва – 2014 г.
ISBN 978-5-9953-0231-5 («Книжники»)
ISBN 978-5-7516-1233-7 («Текст»)
 

Майкл Станиславский – Царь Николай I и евреи: трансформация еврейского общества в России (1825-1855) – Содержание

  • От переводчика и научного редактора
  • Предисловие
  • Введение
Глава 1. Рекрутский набор евреев
  • Принятие решения
  • Законопроект
  • Рекрутский набор
  • Реакция
Глава 2. Политическая атака
  • Положение 1835 года
  • Редакции и поправки
  • Реформы Киселева
Глава 3. Начало Гаскалы в России
  • Проблема Уварова
  • Макс Лилиенталь в России
Глава 4. Еврейское Просвещение
  • Новые училища
  • Идеология русско-еврейской интеллигенции
Глава 5. Метаморфозы власти
  • Упразднение кагала
  • Центробежные силы
  • Роль раввинов
  • Движение за религиозную реформу
  • Рост числа крещений
  • Возникновение ортодоксального иудаизма
Глава 6. Экономические изменения
  • “Разбор” евреев
  • Демографические изменения
  • Экономические изменения
  • Заключение
  • Библиография
  • Указатель имен
  • Список таблиц
  • Таблица, 1. Казенные школы и год их основания
  • Таблица 2. Мужское еврейское население в черте оседлости, 1830-1850
  • Таблица 3. Рост численности еврейского населения мужского пола по губерниям, 1830-1851
  • Таблица 4. Еврейские гильдейские купцы в черте оседлости, 1830 и 1851 гг
  • Таблица 5. Еврейские купцы по гильдиям, 1851
  • Таблица 6. Евреи-земледельцы в черте оседлости, 1830 и 1851 гг
  • Таблица 7. Еврейское городское население в западных губерниях, 1825 и 1856 гг

Майкл Станиславский – Царь Николай I и евреи: трансформация еврейского общества в России (1825-1855) – Новые училища

 
За время службы Лилиенталя в Министерстве народного просвещения число частных еврейских училищ, основанных на принципах Просвещения, выросло вдвое — с четырех до восьми. В 1841 году два конкурирующих друг с другом училища открылись в Вильне. Директором одного из них, финансировавшегося Розенталем, был В. Зайберлинг. В нем преподавали Хаим-Лейб Каценеленбоген, Матитьягу Страшун, Иехезкель Видутский, Вольф Тугендгольд и Ш.-И. Финн. Другое училище основал Цви-Гирш Клячко. Преподавали в нем Мордехай-Агарон Гинцбург и Шломо Залкинд. И в том и в другом изучались одни и те же предметы: Библия в переводе и с комментариями Мендельсона, грамматика древнееврейского языка, Талмуд, Закон Божий, русский и немецкий языки, арифметика и чистописание.
 
Общее число учащихся двух учебных заведений составляло примерно восемьдесят человек. Довольно любопытная ситуация сложилась в Минске. Состоятельный маскил Давид Лурия установил контроль над местной талмуд торой и преобразовал ее в современное училище, где помимо Библии и Талмуда учили русскому языку и преподавали светские предметы. Купцы-традиционалисты, которые были против подобных действий Лурии, тем не менее вскоре поняли, что образование, которое получают их собственные сыновья, не идет в никакое сравнение с теми знаниями, что получают дети бедняков и сироты в талмуд торе. В результате компромисса они пришли к соглашению, что их дети будут продолжать заниматься в хедере с утра до середины дня, а затем последующие два часа учиться русскому, немецкому, французскому языкам, а также арифметике и географии в отдельных дополнительных классах.
 
Однако этот эксперимент не удался. Стало очевидно, что необходимо выбирать между старым и новым образованием. Большинство представителей купечества выбрало последнее. В 1845 году Давид Лурия открыл второе училище под названием мидраш эзрахим (гражданская школа), где преподавались те же предметы, что и в талмуд торе, только с добавлением немецкого языка, но состав учащихся здесь оказался отобранным, поскольку была введена ежегодная плата в размере двенадцати рублей. Уже через год училище стало быстро развиваться, число слушателей превысило сто человек. Потребность в новом образовании продолжала расти. Училища стали открываться повсюду, а не только в таких периферийных, неортодоксальных общинах, как одесская или рижская.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat librarian