Степанова - Постижение веры

Степанова Елена - Постижение веры
Понятие религии в том виде, в каком оно сложилось в европейской иудео-христианской традиции, имеет вполне определенный смысл. Он вытекает из смысла самого слова «религия» и обозначает связь человека с Богом и переживание этой связи, основанной на уникальном опыте, имеющем для испытывающего его человека особую очевидность и достоверность. Эта способность к опознанию причастности человека к тому, что выше человека, обычно называется верой.
 
В нашем исследовании мы будем употреблять понятие веры преимущественно в том смысле, какой оно имеет в иудео-христианской интерпретации библейской истории отношений между Богом и человеком, где вера есть фундаментальный способ самоопределения человека относительно Бога как абсолютного личностного бытия. Мы исходим из того, что «именно слово „вера“ в христианстве чаще всего используется для обозначения отношения человека в Богу, т. е. для обозначения отношения, вообще конституирующего эту религию».
 

Степанова Елена - Постижение веры

Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 1998. 252 с.
ISBN 5-7525-0657-3
 

Степанова Елена - Постижение веры - Оглавление

Введение
  • Глава I. Состояние веры
    • §1 Библейский образ веры
    • §2. Путь к вере
    • §3. Жизнь в вере
    • §4. Оправдание верой
    • §5. Предстояние в вере
    • Вера сообщества: некоторые выводы
  • Глава II. Отношение к вере
    • §1 Вера в пределах разума
    • §2. Вера в пределах чувства
    • §3. Тоска по вере
    • §4. Кризис веры
    • Вера человека: некоторые выводы
Заключение
 

Степанова Елена - Постижение веры - Введение

 
Современный период духовного развития человечества без преувеличения можно охарактеризовать как кризисный. Традиционные мировоззренческие системы, основанные на научных, философских или религиозных принципах, в значительной степени потеряли кредит доверия в глазах людей и обнаруживают либо тенденцию к размыванию границ между противоположными и взаимоисключающими концепциями и к торжеству плюралистического анархизма, либо, наоборот, стремление к обособлению, противопоставлению и выделению той или иной концепции или способа восприятия мира в качестве единственно правильного. Это обусловлено прежде всего кризисом разума и рационального мировоззрения, равно как и соответствующих последним процессов становления и переформирования цивилизационных, национальных и культурных структур во всемирном масштабе.
 
Ситуация кризиса — это человеческая ситуация, фиксирующая несовместимость базовых ценностей современного человека с реальным жизненным процессом. Поэтому кризис затронул все без исключения стороны общественной и индивидуальной жизни, включая убеждения. Он обостряется еще и в силу тех возможностей распространения идей в современном мире, которые предоставляются новыми технологиями и коммуникационными системами. В этих условиях настоятельно необходимой становится задача уяснения смысла тех оснований, на которых строится отношение людей к миру и выработка ими своей жизненной стратегии, в том числе таких «классических» понятий, как вера и разум, откровение и знание. Ситуация кризиса наиболее остро ощущается в тех странах и регионах мира, которые в силу различных обстоятельств претерпевают в современный период глубокую трансформацию всех сторон социальной жизни, включая экономику, политику, нравственные и культурные ценности, религиозные традиции и психологические устои. Нет необходимости подробно останавливаться на глубине, сложности и неоднозначности тех процессов, которые в этом смысле переживает сегодня Россия.
 
Отметим лишь, что по степени воздействия на умы и души людей, по неопределенности последствий, по растерянности, тоске по утрате понятных и достижимых жизненных целей, стремлению к выработке альтернативного мировоззрения или попыткам обрести фундамент в национальных традициях современный кризис в России имеет масштабы едва ли не большие, чем кризис начала века. Этот кризис затронул базовые структуры сознания, духовной и душевной жизни, подсознания и психики. Он выражается в утрате нравственных ориентиров и идеалов, в стремлении к некритическому воспроизводству традиции, развязывании низменных инстинктов и т. п. Преодоление этого кризиса подразумевает достижение ясности и определенности в отношении как исторически сложившихся в России форм общественного сознания, в частности такой его части, как вера, так и современного духовного состояния людей. Одной из ключевых сфер духовной жизни, определяющих духовное состояние, убеждения, ценности человека, является религия. Глобальный кризис не мог не затронуть и мировые религии, в том числе христианство.
 
Разделение философии XVI—XIX вв. на «религиозную» и <свегскую» было одной из причин того, что, во-первых, уже в этот период традиционные религиозные ценности в значительной степени девальвировались под влиянием процессов секуляризации и развития науки и технологии, которые породили веру в земное господство и демиурги- ческие потенции человека. Во-вторых, противоречия в институциональном христианстве привели к тому, что в глазах людей оно во многом утратило способность к выработке аутентичных и толерантных форм религиозных убеждений, отвечающих духовным устремлениям человека. Эта ситуация особенно обострилась к концу XX в. Кроме того, в некоторых христианских конфессиях сегодня существует, с одной стороны, стремление к углублению различий между деноминациями и противопоставление одних другим с позиций «аутентичности» и верности «исторической традиции».
 
С другой стороны, присутствует не менее сильная тенденция к размыванию границ между различными христианскими направлениями, возникновение новых деноминаций, претендующих на создание универсальной формы христианства, не говоря уже о многочисленных попытках создания межрелигиозных вероучений, объединяющих в себе принципы и положения различных и порой взаимоисключающих религиозных традиций. Усиление связанной с этим мировоззренческой неопределенности приводит к тому, что становится все больше людей, которые не идентифицируют себя ни в качестве верующих, ни в качестве неверующих, которые «не верят ни во что до конца или верят во все сразу». По словам П. Тиллиха, «вряд ли существует другой религиозный термин, употребляющийся как в теологии, так и в повседневной жизни, который подвергся бы большему числу неверных толкований, искажений и спорных определений, чем слово „вера“. Это один из тех терминов, который сам нуждается в исцелении, прежде чем его можно будет использовать для исцеления людей. Сегодня термин „вера“ скорее способен стать причиной заболевания, чем выздоровления. Он запутывает, сбивает с толку и порождает то скептицизм, то фанатизм, то интеллектуальное сопротивление, то эмоциональную самоотдачу, то подчинение подменам». 
 
 
Понятие веры часто применяется к характеристике религиозности как таковой безотносительно к сущности и смыслу конкретных религиозных течений. Такое употребление этого слова правомерно, но дискуссионно, поскольку разные религиозные системы подразумевают различные принципы понимания человека в его отношении к высшему началу мира и понимания самого этого высшего начала и в соответствии с этим содержат различное понимание соотношения между человеком и абсолютом, между конечным и бесконечным, между творением и творцом, которое традиционно обозначается как «вера». Но тем не менее в разных религиозных системах в это понятие вкладывается разный смысл, если оно вообще употребляется. Определение смысла этого понятия применительно к христианской традиции, опирающейся на Ветхий и Новый Завет в качестве Священного Писания, для которого понятие веры является фундаментальным, важно в плане межконфессионального диалога, выступающего важным фактором политических и социально-культурных оснований взаимоотношений между людьми.
 
Этот диалог подразумевает осознанное представление о собственных убеждениях и мировоззренческих основаниях и точность в употреблении исходных понятий. Понятие «вера» часто употребляется также в широком смысле в качестве когнитивной установки, сопряженной с понятием «знание» и не связанной непосредственно с религиозным отношением к миру. Такое понимание веры получило развитие в европейской духовной культуре сравнительно недавно. Оно было связано с изменением соотношения между религиозной и светской культурой, начавшееся в период позднего средневековья и завершившегося оттеснением религиозного компонента культуры на периферию духовной жизни Европы и преобладанием рационализма, в контексте которого вере была заранее уготована участь дополнительного и необязательного аргумента в пользу разума. 
 
Однако в современных условиях, когда классический рационализм переживает глубокий кризис, вопрос о соотношении веры и знания, веры и разума приобретает новое звучание. Вера оказывается тем способом духовной деятельности, с помощью которого человек пытается найти противоположный рационализму путь, способный помочь решить важнейшие экзистенциальные и мировоззренческие проблемы человека и человечества. Поэтому прояснение смысла понятия «вера» и соотношения веры и знания, их интерпретация в соответствии как со сложившейся традицией, так и с современным уровнем понимания становится возможным путем исследования и сравнительного анализа богатейшей историко-философской и историко-богословской иудео-христианской традиции. Обращение к истокам веры, к творчеству тех мыслителей, которые уделяли особое внимание анализу этого понятия, есть один из способов восстановления его в правах и использования той самой исцеляющей силы, которую несет в себе вера.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон