Свенцицкий - Диалоги

Протоиерей Валентин Свенцицкий - Диалоги
Враг нашего спасения не любит отпускать от себя человеческую душу и каждого, встающего на путь спасения, стремится удержать в своих сетях. Он воздвигает неожиданные препятствия, и внешние, и внутренние, он ополчается всяческими соблазнами, он повергает в бездны падения. Он строит самые невероятные козни.
 
Этого всего надо ждать и ко всему этому надо быть готовым, памятуя слова апостола Петра: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5, 8). Это сказал апостол, который сам отрёкся от Христа, трижды был после этого призван Господом пасти овец и стал апостолом первоверховным, как и гонитель Савл, ставший первоверховным апостолом языков.
 

Протоиерей Валентин Свенцицкий - Диалоги

М.: Отчий дом, 2017. 368 с.
(Серия «Духовный собеседник»)
ISBN 5-85280-235-2
 

Протоиерей Валентин Свенцицкий - Диалоги - Оглавление

С. В. Чертков. Провозвестник Христовой правды
Диалоги
  • Диалог первый. О бессмертии
  • Диалог второй. О Боге
  • Диалог третий. Об искуплении
  • Диалог четвертый. О Церкви
  • Диалог пятый. О Таинствах
  • Диалог шестой. О законе и благодати
  • Диалог седьмой. О монашестве
  • Диалог восьмой. О Промысле и свободе воли
  • Диалог девятый. О прогрессе и конце мировой истории
  • Диалог десятый. О духовной жизни

Протоиерей Валентин Свенцицкий - Диалоги - О Боге

 
Неизвестный. Да, ты прав. Какой вопрос ни возьми, непременно придёшь к вопросу о Боге. Поэтому позволь мне выложить перед тобой всё, что делает меня неверующим. Может быть, многое здесь не будет иметь прямого отношения к делу и заставит нас уклониться в сторону. Но иначе я говорить не умею. 
 
Духовник. Говори, не думая о форме, — я постараюсь понять тебя. 
 
Неизвестный. Во-первых, я заранее должен сказать тебе, что все схоластические доказательства бытия Божия — кажется, их семь штук — мне известны. Не трудись, пожалуйста, вновь перебирать их. Я думаю, они никого ещё не сделали верующим и менее всего тех, кто их сочинял. 
 
Духовник. Не беспокойся. В вопросе о Боге я меньше буду пользоваться логическим методом, чем в вопросе о бессмертии. 
 
Неизвестный. Значит, ты хочешь не доказывать, а показывать истину? 
 
Духовник. Да.
 
Неизвестный. Постараюсь добросовестно рассмотреть её. До сих пор я ничего не видел в учении о Боге, кроме фантастической сказки, в которую к тому же давно никто не верит. Когда я встречал образованных людей, живущих, между прочим, совершенно так же, как и все неверующие люди, и говорящих о своей вере, — я невольно думал: неужели они не притворяются? Неужели серьёзно можно верить во все эти басни? 
 
Духовник. Признание безусловной искренности друг друга — необходимое условие нашего разговора. 
 
Неизвестный. Да-да, конечно. Я привёл эту мысль только для иллюстрации, насколько трудно мне допустить возможность веры. Итак, с чего же начать? Начну с второстепенного. Вот ты — православный священник и убеждён, что знаешь истину. По твоей истине Бог Троичен в лицах и Един по существу. Ты веруешь в этого Бога и всякую другую веру считаешь заблуждением. Если бы я от тебя пошёл бы к мулле, он стал бы говорить мне о своём едином Аллахе и тоже утверждал бы, что знает истину, и твоего Троичного Бога считал бы ложью, совершенно несоответствующей учению Магомета. Потом я пошёл бы к буддисту. Он мне стал бы рассказывать легенды о Будде и утверждал бы, что только он один знает настоящую истину. Я пришёл бы к язычнику. Он назвал бы мне несколько десятков своих богов и тоже утверждал бы, что знает истину. Это множество всевозможных религий, часто исключающих друг друга и всегда утверждающих, что истина только у них, прежде всего заставляет усомниться, что в какой бы то ни было из них есть истина. Логика в вопросах веры бессильна, а субъективная уверенность, очевидно, недостаточна. Ведь все представители этих различных религий имеют одинаковую субъективную уверенность и тем не менее только свою истину считают настоящей. Другими словами, только за своими субъективными состояниями они признают объективное значение.
 
Духовник. Твоё сомнение подобно тому, как если бы кто усомнился в истинности научного знания только потому, что по каждому научному вопросу десятки учёных высказывают различные взгляды. Ясно, что прав кто-нибудь один. И для тебя «научной истиной» будет, что соответствует твоему пониманию этой истины. Возьми хотя бы вопрос о происхождении видов. Разве достигнуто здесь полное единомыслие? До сих пор многие совершенно опровергают теорию Дарвина. Многие возвращаются к Ламарку. Есть и неоламаркисты, и неодарвинисты. До сих пор ещё в науке идут споры по этому основному вопросу биологии. Однако ты не говоришь: «Биология не знает истины, потому что разные учёные разное считают истиной». 
 
Неизвестный. Да. Но в науке есть вопросы, решённые одинаково всеми. 
 
Духовник. Есть они и в религии. Все религии признают бытие Божие. Все признают Бога первопричиной всего сущего. Все признают реальную связь Божественной силы с человеком. Все признают, что Бог требует исполнения нравственного закона, все признают, кроме видимого, невидимый мир, все признают загробную жизнь. Поэтому одна религия исключает другую не безусловно. В каждой религии есть доля истины. Но полнота её заключается действительно в одной, в христианской, поскольку она раскрыта и сохраняется в Православной Церкви. 
 
Неизвестный. Вот видишь, опять новое подразделение: поскольку она раскрыта и сохраняется в Православной Церкви. А католики? Протестанты? Англиканцы? Кальвинисты? А множество всевозможных сект? Менониты, баптисты, квакеры, молокане, духоборы, хлысты — ведь все они только себя считают настоящими христианами, и Православие кажется им грубым искажением Евангелия. Как же быть? Кому же из вас верить? 
 
Духовник. Сколько бы ни было разногласий, истина от этого не перестаёт быть истиной. Ты это понимаешь в отношении науки. Пойми и в отношении религии. Частичную правду многие по разным причинам признают за полную истину, но полная истина существует, и когда ты её увидишь, сразу узнаешь. 
 
Неизвестный. Почему не узнают все? 
 
Духовник. В громадном большинстве случаев по неведению, потому что им неизвестно учение Православной Церкви. А если известно и всё же не видят истины, то причина коренится в нравственной области. Религия не наука. Нравственное состояние человека — необходимое условие для познания религиозных истин. 
 
Неизвестный. Значит, по-твоему, полноту истины не видят в Православии благодаря своему греху? 
 
Духовник. Да. Гордость, эгоизм, страсти делают человека настолько невосприимчивым к чувствованию Истины, что, и видя, её не узнают (ср.: Мф. 13,13). Таковыми бывают, главным образом, родоначальники заблуждений и первые их приверженцы. А дальше заблуждение продолжает действовать из поколения в поколение, потому что в этом заблуждении воспитываются и вырастают и настоящей истины даже не стараются узнать. 
 
Неизвестный. Это, во всяком случае, остроумно. Если твоя истина меня не убедит, ты всегда можешь сказать: сам виноват — поменьше бы грешил. 
 
Духовник. Да, совершенно верно, и могу так сказать, и скажу, потому что совершенно убеждён в том, что знать по-настоящему учение Православной Церкви и не чувствовать его истинность можно только при каком-то нравственном помрачении. 
 
Неизвестный. Пусть так. Ведь, в конце концов, мне важно не то, как ты будешь оценивать моё нравственное состояние, а то, как ты оправдываешь свою веру. Выслушай же меня дальше. Все сомнения мои о невидимой душе ещё в большей степени касаются невидимого Бога. И понятно. Ведь когда речь шла о душе, перед нами было всё же какое-то несомненное бытие — «человеческая личность», и вопрос был лишь о её составе. Здесь же мы говорим о чём-то совершенно фантастическом. О каком-то несуществующем «лице», которое создало наше собственное воображение, и делаем вид, что речь идёт о чёмто действительно существующем. И что всего замечательнее, что этот выдуманный нами Бог, как нарочно, снабжён нами самыми нелепыми свойствами. Это, вероятно, для того, чтобы не так было легко обнаружить его фантастичность. Ведь если бы в Боге было всё понятно — сразу было бы ясно, что Его нет. Что же такое, по вашему учению, Бог? По-видимому, это какая-то личность.
 
Во всяком случае, верующие награждают своего Бога всякими свойствами человеческой личности. Он имеет разум, волю, чувства, гневается, любит и т. д. Но эта «личность» в то же время обладает и такими свойствами, которые прямо противоположны понятию личности. Бог не только всемогущ и всеведущ. Он не имеет никаких границ, всегда был и везде присутствует. Как, спрашивается, совместить представление о личности с понятиями «вездесущий» и «безграничный»? Под словом «личность» мы всегда мыслим нечто, имеющее предел, «отделяющий» то, что не составляет личность, от того, что её составляет. Как личность может быть везде? Тогда, значит, всё и есть личность, и вне этой личности, очевидно, ничего нет. Правда, видя явную нелепость всех этих определений, верующие люди спешат прибавить, что Он ещё и непостижим. Но такая поправка не спасает положения. Нельзя же, в самом деле, наговорить кучу нелепостей и потом оправдывать их непостижимостью того, о ком они наговорены. Если Бог непостижим, то не лучше ли сказать прямо: Бог есть, но я не знаю, почему в Него верую, так как постигнуть Его невозможно. Может быть, мы на этом пока остановимся? Или говорить дальше?
 
Духовник. Нет, я думаю, лучше на этом остановиться. Прежде всего, везде будем иметь в виду относительность всех человеческих понятий в применении к вопросам веры. Вот ты говоришь: «личность». А можешь ли ты, отделив понятие «личности» от понятия «тела», с достаточным основанием говорить о её «границах»? Ты здесь опять навязываешь «пространственность», столь необходимую для твоих восприятий материального мира и совершенно чуждую бытию духовному. Те свойства, о которых ты сказал, — ум, воля, чувство — они сами не занимают никакого пространства, и потому, когда ты говоришь о непримиримых противоречиях Божественных свойств с определением Его как личности, ты мнимые противоречия усматриваешь здесь потому, что видишь перед собой «личность» материальную и прикладываешь к ней понятие не материального порядка. Но, если бы ты допустил личность без материальной основы, оставив за ней лишь разум, волю и чувство, — ты сразу перешёл бы в совершенно иную, «непространственную плоскость» и перестал бы смущаться этими кажущимися противоречиями.
 
Ты должен был бы признать, что и Бог, и душа одинаково беспространственны и что разница личности Бога и личности человека не в том, что человек занимает «мало» места, а Бог присутствует «везде», то есть занимает «много места», а в том, что неведомое бытие одного относительно, а другого абсолютно. Перечисляя эти абсолютные свойства в земных понятиях, мы в то же время мыслим, что они касаются того, чему эти земные понятия будут соответствовать там, в совершенно иных условиях бытия. Мы понимаем, что пространства в нашем земном смысле там не будет. Но что-то соответствует и там нашему пространству. Это «что-то» у Бога является в абсолютной полноте, а у человеческой души лишь относительно, потому ограниченно. Поэтому мы и утверждаем, имея в виду абсолютность этого свойства, соответствующего пространственности, что Бог вездесущ.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон