Теология и политика - Власть церковь в королевствах вестготов

Теология и политика. Власть, Церковь и текст в королевствах вестготов
III Толедский собор 589 г. можно без преувеличения считать одним из важнейших событий в истории Толедского королевства вестготов, предопределившим его развитие. На этом соборе вестготы (до этого исповедовавшие арианство) во главе с королем Рекаредом приняли Никео-Константинопольский символ веры. Причины этого перехода прозрачны: сосуществование, пусть даже относительно мирное, двух народностей, исповедовавших разную веру, угрожало единству и безопасности королевства, и без того окруженного внешними врагами.
 
К тому же государства, с которыми вестготы контактировали, исповедовали христианство в его ортодоксальной форме, так что за упорство в арианской ереси вполне можно было поплатиться непростыми взаимоотношениями с соседями. В итоге исторический III Толедский собор положил начало формированию единой народности, связанной единой верой. Единому народу требовалась единая Церковь с общими правилами проведения литургии, праздников, общим набором богослужебных книг и, наконец, с четкой внутренней иерархией.
 
Отчасти эти вопросы были затронуты уже на III Толедском соборе. Однако участники III собора скорее коснулись основных проблем, чем решили их полностью: не случайно через 44 года к ним пришлось возвратиться отцам IV собора 633 г. Председателем этого собора был епископ Севильи Исидор, пользовавшийся огромным уважением и авторитетом среди своих современников. Именно Исидор в своем трактате «О церковных службах» выстроил целостную церковную иерархию и очертил круг обязанностей и полномочий духовных лиц.
 
По-видимому, к принятию целого комплекса постановлений, регулирующих жизнь и обязанности клира, участников собора вдохновил тот самый трактат Исидора. Во всяком случае, многие его положения легли в основу рассматриваемых канонов. 
 

Теология и политика. Власть, Церковь и текст в королевствах вестготов (V - начало VIII в.)

Исследования и переводы
ред.- сост. О. В. Ауров; общ. ред. О. В. Ауров, Е. С. Марей
М. : Издательский дом «Дело», 2017.- 352 с.
ISBN 978-5-7749-1253-7
 

Теология и политика. Власть, Церковь и текст в королевствах вестготов (V - начало VIII в.) - Оглавление

Масло мира, вино законов, хлеб народа
 
ЧАСТЬ I. БОГ, КОРОЛЬ, ЕПИСКОП
  • Глава 1. Арианская богословская традиция в Вестготском королевстве
  • Глава 2. О варварском и римском в характере королевской власти у вестготов (V - середина VI века)
  • Глава 3. Церковь и государство в начальный период антииудейской политики VII века
  • Глава 4. «История Вамбы» Юлиана Толедского и проблема правовой защиты королевской власти от узурпаций
  • Глава 5. Статус епископа в соборном законодательстве Толедского королевства (поданным постановлений IV Толедского собора)
  • Глава 6. Социальные функции епископской проповеди в Толедском королевстве в начале VII века (по данным сочинений Исидора Севильского)
  • Глава 7. Некоторые аспекты учения Исидора Севильского о дружбе (на материале третьей книги «Сентенций»)
  • Глава 8. Святой Исидор Севильский о Божественном Провидении и Евхаристии
ЧАСТЬ II. ТЕКСТЫ И КОНТЕКСТЫ
  • Глава 9. Власть, Церковь и текст в Испании до 1000 года
  • Глава 10. Рим, Византия и королевство вестготов в переписке папы Григория Великого
  • Глава 11. Между Толедо и Сарагосой
  • Глава 12. Король-агиограф Сисебут и его Житие и мученичество святого Дезидерия
  • Глава 13. Писатель как святой: «Краткое жизнеописание Юлиана Толедского» Феликса Толедского
Принятые сокращения
Сведения об авторах
 

Теология и политика. Власть, Церковь и текст в королевствах вестготов (V - начало VIII в.) - Масло мира, вино законов, хлеб народа

 
Книга посвящена истории взаимодействия светской власти и Церкви на уровнях политических практик, богословских и политических доктрин, а также языка и литературных образов, связанных со сферами теологии и политики. Мы поговорим об этих явлениях в том их виде, который сформировался в королевствах, созданных варварами-вестготами на территории галльских и испанских провинций Римской империи в период между V и началом VIII в.
 
Дело в том, что Тулузское (418-507) и Толедское (507 - ок. 713) королевства вестготов, пожалуй, первыми из королевств «варварского Запада» прошли путь от формально подчиненной Риму области, власть в которой была узурпирована римскими военачальниками варварского (в данном случае - вестготского) происхождения, до полноценного и самодостаточного государства, той западной модели империи, которая в дальнейшем получила всестороннее развитие в системе каролингской государственности.
 
Значительно уступая в военной сфере своему могущественному северному соседу-франкским королевствам, Тулузское и особенно Толедское королевства явно лидировали в сфере интеллектуальной. Торжественным и изысканным языком, изобилующим метафорами и плеоназмами, выработанным писателями испано-готского времени (примером его, в частности, является цитата, взятая в качестве эпиграфа к этому тексту), формулировались сложные богословские, политические и юридические доктрины, теоретический уровень которых долгое время оставался беспрецедентным в мире латинского христианства.
 
Шаг за шагом в королевствах вестготов складывались основы явления, которое (применительно к реалиям более позднего времени) Э. Канторович назвал средневековой политической теологией. Пожалуй, никогда ранее Церковь в такой степени и в такой мере не участвовала в формировании позитивного образа публичной власти. И едва ли не впервые в западной истории V - начала VIII в. этот образ превратился в самодостаточный фактор политической жизни, привлекательность которого в известной мере компенсировала фактическую слабость государственных учреждений.
 
Особую роль в этом процессе сыграло образованное испанское (в меньшей степени галльское) духовенство. Вестготская Испания выдвинула целую плеяду блестящих интеллектуалов, в числе которых Леандр (ок. 540 - ок. 600) и Исидор Севильские (ок. 560-636), Браулион Сарагосский (ок. 585-651), Ильдефонс Толедский (ок. 607-667), Евгений II Толедский (ум. в 675 г.), Юлиан Толедский (ранее 640 - ок. 690) и др. В их сочинениях был завершен тот колоссальный по значению синтез античного культурного наследия и западной христианской традиции, который получил продолжение и развитие в следующую, каролингскую эпоху.
 
В конечном итоге именно благодаря трудам и практической деятельности этих людей - писателей и одновременно неутомимых церковных и политических деятелей - в рамках вестготской монархии впервые сложились такие формы отношений между Церковью и властью, которые более всего соответствуют греческому понятию «симфония», обычно используемому для характеристики византийской государственности. Внешними проявлениями этой «симфонии» были среди прочего поместные (общегосударственные) церковные соборы, проходившие с участием короля и светской знати и наряду с религиозными рассматривающие важные политические вопросы, а также особые формы взаимодействия между королем и епископатом, и элементы литургии, восхваляющие и возвеличивающие королевскую власть.
 
В эпоху, когда институты публичной власти, унаследованные от римского прошлого, все более деформировались, переживая глубокий кризис, Церковь и исходящие от нее доктрины выступали как связующее звено, объединяющее деградирующее государство и атомизирующееся общество и поддерживающее в максимально возможной степени каналы взаимодействия между ними. Мусульманское вторжение в начале VIII в. положило конец истории Толедского королевства, но не смогло уничтожить его колоссальное культурное и политико-идеологическое наследие.
 
Обо всех этих явлениях, их истоках, характере и эволюции и пойдет речь в книге. Сознательно уходя от разговора об обширной историографии проблемы (речь о ней пойдет в основной части), ограничусь лишь замечанием о том, что очерченный выше круг вопросов не являлся объектом специального изучения в отечественной научной литературе, хотя в советской и российской медиевистике сложилась определенная традиция, связанная с изучением политической истории Тулузского и Толедского королевств. Особо следует выделить работы выдающегося отечественного медиевиста А.Р. Корсунского, в которых впервые в отечественной медиевистике была изложена целостная концепция характера и основных тенденций развития испано-готской государственности.
 
При этом проблема взаимоотношения Церкви и государства, разумеется, и ранее ставилась в отечественной науке. Однако, как правило, предметом исследования становились конкретные сюжеты политической истории, тогда как проблематика, связанная с политической теологией первых столетий Средневековья если и затрагивалась, то лишь «по касательной», выступая в качестве второстепенного объекта; наша цель - в какой-то мере восполнить эту лакуну.
 
Структурно книга подразделяется на две части. Первую (гл. 1-8) составили исследования, посвященные проблемам истории государства и власти в Тулузском и особенно Толедском королевствах вестготов, а также истории христианской догматики и церковной истории этого периода. Цель авторов - показать истоки и причины возникновения той модели взаимодействия Церкви и государства, которая сложилась в Толедском королевстве вестготов в конце VI-VII в. и которая во многом предопределила дальнейшие пути развития государственности на средневековом Западе в целом.
 
От исследования специфики арианского христианства варваров, обусловленной, в частности, особенностями процесса христианизации вестготов (гл. 1), авторы переходят к разговору о зарождении вестготской государственности в процессе миграций и расселения этого народа на территории Римской империи (гл. 2). Намеченные в первых главах идеологические аспекты вестготской ранней государственности исследуются далее в связи с причинами и характером антииудейской политики VII в. (гл. 3), формированием системы правовой защиты королевской власти от узурпаций и роли риторики в этой системе (гл. 4).
 
Далее объектом исследования становится ключевая для системы церковной организации Толедского королевства фигура епископа, исследуются его статус (гл. 5) и социальные функции его проповедей - главного средства не только пастырского, но и (что в данном случае особенно важно) политического воздействия на общество; связанные с этим сюжеты изучены прежде всего в свете сочинений Исидора Севильского (гл. 6). Наконец, две завершающие главы первой части (гл. 7, 8) касаются отдельных аспектов богословского наследия великого севильца.
 
Главы второй части (гл. 9-13) посвящены изучению той же проблематики, но на примере конкретных текстов вестготской эпохи, впервые публикуемых в переводе на русский язык в сопровождении вступительных исследований и обширных комментариев. Эта часть открывается главой 9, представляющей основные этапы историииспано-христианской литературы - от начала распространения христианства на Пиренейском полуострове до 1000 г., то есть до времени, когда на фоне укрепления связей с усиливающимся папским Римом испанская Церковь стала утрачивать былую самостоятельность и начала следовать римским образцам во всех областях церковной жизни - от литургии до литературы.
 
Следующая глава (гл. 10) посвящена изучению избранных писем папы Григория I Великого (590-604), содержание которых связано с историей вестготской Испании периода становления вестготской «симфонии». Значительную информацию о взаимоотношениях Церкви и государства содержат письма Браулиона Сарагосского, видного интеллектуала своего времени, одного из корреспондентов Исидора Севильского; на конкретном примере - назначение толедским епископом Евгения, бывшего диакона Сарагосской епархии, - их содержание демонстрирует формы вмешательства королевской власти в дела Церкви, включая выборы епископа (гл. 11).
 
Публикация Жития и мученичества святого Дезидерия (гл. 12) позволяет ознакомиться с внешнеполитическими аспектами вестготской агиографии в контексте непрекращавшегося вестготско-франкского соперничества, в рамках которого идеологическая составляющая подчас оказывалась не менее значимой, чем собственно военная. Наконец, краткое Житие Юлиана Толедского (гл. 13), последнего из представителей блестящей плеяды средневековых испанских интеллектуалов, начало которой положил Исидор Севильский, представляет собой яркий портрет христианского мыслителя, перо которого служило столь же важным средством достижения его политических целей, как и придворные интриги, мастером которых зарекомендовал себя этот толедский архиепископ.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя asaddun