Вдовиченко - Казус «языка» Септуагинты и Нового Завета

Андрей Викторович Вдовиченко - Казус «языка» Септуагинты и Нового Завета: Лингвистический метод «за» и «против»
Следует признать, что только участник культуролингвистической ситуации, создающий или создававший тексты, обладал (обладает) наиболее адекватным пониманием того, как следовало (следует) говорить/писать в наблюдаемом коммуникативном пространстве, в отличие от любого вторичного интерпретатора (исследователя), который слишком настойчиво стремится обнаружить известный ему «язык» («инструмент» и/или «растение») в сознании аутентичного коммуниканта.
Нужно отметить, что доминирующая на сегодняшний день тенденция лингвистических исследований LXX и НЗ состоит в следующем: после признания невозможности «вписать» материал этих источников в табличные данные «языков», на автора текста (субъекта лингвистической ситуации) возлагается ответственность за все несовершенства самой исследовательской процедуры. В результате по отношению к грекоязычным библейским текстам и их авторам возникают суждения о дословных переводах (то есть плохо исполненных), о мало- (или вне-) литературности грекоязычных иудейских сочинений рассматриваемого круга, о разговорном нелитературном языке этих источников, о недостаточном уровне образования авторов, их неумении писать по-гречески, их восточном происхождении и т. д.
 

Андрей Викторович Вдовиченко - Казус «языка» Септуагинты и Нового Завета: Лингвистический метод «за» и «против»

Москва: Издательство Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2016 г. - 288 с.
ISBN 978-5-7429-1050-3

Андрей Викторович Вдовиченко - Казус «языка» Септуагинты и Нового Завета: Лингвистический метод «за» и «против» - Содержание

От автора  

ВВЕДЕНИЯ

Первое введение  
Второе введение  
Третье введение  

ГЛАВА 1. Лингвистический статус текстов LXX и НЗ в структурно-грамматической (предметной) парадигме

1.1. Определение статуса библейского текста: основные подходы
  • Древнегреческий язык в основании описательной модели
  • Сомнения в дефиниции «древнегреческий язык». Койнэ
  • Множественность понимания языка койнэ
  • Язык текстов НЗ как нелитературное койнэ
  • Вариативность койнэ  
  • Аттицизм и «разумный эклектизм» в лингвистических исследованиях НЗ
  • Взаимоисключающие «языки»  
  • Объяснение семитизмов в греческом тексте: «малограмотные авторы (переводчики)»
ГЛАВА 2. Теория билингвизма в описании библейского текста как следствие применения структурно-языковой модели
1.2. Концептуальные характеристики вариантов структурно-языкового подхода  
  • Ненормализованные литературные памятники  
  • Причины нарушений «языка»: три направления  
  • Портер: поиск конкретного «языка»  
  • «Разговорный язык в литературных текстах»  
  • «Единый неоднородный язык, одновременно престижный и просторечный»  
  • «Некоторые поэты и писатели пишут на другом языке»
  • «Общий язык в нелитературном употреблении негреков»  
  • «Особенности текста НЗ не являются особенностями»  
  • «Особенности — это неудачные попытки следовать греческим стандартам»  
  • «Особый неправильный язык только в НЗ»  
  • «Негреческий — parole, a langue — греческий»
  • Итог: концептуальный хаос  
  • Концептуальные константы проблемы  
  • «Аттицисты» и «гебраисты»
  • Последний возможный результат структурно-языковой модели: «малограмотные авторы»
  • Исследовательская программа «аттицистов»  
  • Некогерентность схемы: малограмотный текст в традиционной среде  
  • Некогерентность схемы: множество малограмотных авторов  
  • Некогерентность схемы: добровольное литературное варварство автора Евангелия от Луки  
  • Исследовательская программа «гебраистов»  
  • Некогерентность схемы: те же вопросы  
  • Некогерентность схемы: тексты написаны на несуществующем языке  
  • Некогерентность схемы: множественность источников семитизмов
  • Некогерентность схемы: первоисточники не для всех текстов  
  • Некогерентность схемы: неконтролируемая интерференция в письменном тексте  
  • Некогерентность схемы: осознанная порча текста
  • Некогерентность схемы: Иосиф и Лукиан смогли, а новозаветные авторы не смогли  
  • Некогерентность схемы: неопосредованные письменные тексты вне какой-либо традиции и аудитории  
2.1. Концепция билингвизма в теории библейского стиля М. Сильвы  
  • Спор Тумба и Вергота: что такое «язык иудеев, говоривших по-гречески»?  
  • Дайссманн и его критики  
  • Позиция Дайссманна: «общепринятый греческий язык с восточными родовыми пятнами»
  • Мултон: «общепринятый греческий язык под действием факторов образования авторов, их намерений и степени зависимости от иноязычных оригиналов»  
  • Направления критики взглядов Дайссманна  
  • Ключ к примирению точек зрения: билингвизм и дихотомия «язык—речь»  
  • Теория билингвизма в проекции на новозаветный материал
  • Язык и речь: языковая система и индивидуальные употребления
  • Спор Тумба и Вергота: «первый говорил о языке, второй о речи»  
  • Александрийский билингвизм: «отсутствие стабильного языкового строя»  
  • Палестинский билингвизм: «отсутствие особого языкового строя»  
  • «Библейский стиль — это parole»
  • «Основание библейского стиля — семитский способ мышления»  
  • «Единый язык, различные стили»
  • «Разделение языка и речи»: игнорирование коммуникативной реальности  
  • «Восточные родовые пятна» («стиль») не могут свидетельствовать о генетической чистоте «греческого тела» («язык»)
  • «Новозаветные авторы, делая ошибки, все равно говорили на греческом языке»
  • Игнорирование условности понятия «язык»: онтологизация «переходника»
  • «Не двуязычие, а двуречие»: спасти «язык», жертвуя авторами
  • «Библейский стиль создан индивидуальными ошибками восточных авторов»
  • Проблема текстов LXX и НЗ остается неразрешенной: семитизмы («ошибки в греческом») не преодолены  
  • Проблема текстов LXX и НЗ остается неразрешенной: исследователи «языка» не доверяют «информантам»
  • Главное возражение: вербальные клише нормализуются в сознании участников коммуникации
2.2. Концепция билингвизма в теории греческой аутентичности Дж. Хорсли  
  • «Отступления от греческой языковой нормы, возникающие в речи билингвов»  
  • Entia multiplicanda в условиях сопротивления материала методологическим инструментам  
  • «Не отдельный язык», поскольку нет географической локализации: памфилийский диалект
  • «Не отдельный язык», поскольку нет географической локализации: нубийский диалект  
  • Entia multiplicanda в условиях сопротивления материала методологическим инструментам (продолжение)  
  • «Широкое видение проблемы: общий греческий язык»
  • Палестинский билингвизм: «локализация территории языковой ненормативности»
  • Попытки теоретического устранения (девальвации) семитизмов
  • Неустранимость семитизмов
  • «Поразительное отсутствие семитизмов у арамеоязычного Иосифа Флавия»  
  • «Поразительное обилие семитизмов у автора Откровения»
  • Вывод Хорсли: «современная теория языка не позволяет констатировать отдельный правильный язык в текстах НЗ»
  • Некогерентность схемы: странные черты коммуникативной деятельности новозаветных авторов
  • Отношения «автор — читатель — вторичный интерпретатор»
  • Сторонники «иудейского греческого»: исполнение императивов «языка»
  • Противники «иудейского греческого»: исполнение императивов «языка»
  • Проблемные пункты Хорсли: есть особенности языка или нет?
  • Взаимоисключающие положения: концептуальный хаос  

ГЛАВА 3. Переосмысление основных элементов описания библейских текстов в коммуникативной (дискурсивной) парадигме

3.1. Вопросы методологии  
  • Лингвистический метод как причина некогерентности: от LXX к НЗ
  • Лингвистический метод как причина некогерентности: язык койнэ  
  • Лингвистический метод как причина некогерентности: поиски «языка» («языков»)  
  • Как формулировать суждения о вербальном факте?
  • Необходимость новой модели описания
  • Коммуникативная (дискурсивная) модель описания
3.2. Свойства лингвистического материала
  • Мыслимые условия совершения коммуникативного действия  
  • Библейские писатели/переводчики осознавали условия совершения собственных коммуникативных действий
  • Естественный вербальный материал — действие в коммуникативном пространстве  
  • Актуальность естественного вербального материала на любом уровне анализа  
  • Коммуникативная направленность естественного вербального процесса
  • «Магическое слово»
  • Объект интерпретации — коммуникативное действие, а не слово
  • Аутентичные признаки любого вербального материала
  • «Язык» игнорирует аутентичные свойства вербального материала
  • Осознанная прагматика коммуникативного действия
  • Когнитивная природа вербального действия означает свободу в том числе от «языка»  
  • Шахматная аналогия
  • Вербальный процесс (действие) имеет косвенное отношение к мысли (недействию)  
  • Невозможность «языкового сознания»
  • 3.3. Дискурс, или осознанная коммуникативная ситуация
  • Коммуникант и осознанное действие
  • Элементы коммуникативной ситуации
  • Проблема субъективного и общего
3.4. Дискурсивный синтаксис, дектическая синтагма
  • Вербальный текст как предикат мыслимой коммуникативной ситуации  
  • Дектическая синтагма
3.5. Типология дектических синтагм
  • Коммуниканты «говорят» не словами, а дектическими синтагмами  
  • «Язык» неэффективен для моделирования естественного вербального процесса  
  • Типология коммуникации и вербальных клише. Дектические синтагмы  
  • Грамматика — мнемотехническая схема на основе коммуникативной типологии  
  • Понимание текста — интерпретация последовательных коммуникативных действий  
  • Означивание вербальных элементов коммуникативных действий  
  • Невербальное тождество значений
3.6. Предикация
  • Актуальный текст — предикат мыслимой коммуникативной ситуации  
  • Подлежащее и сказуемое зависимы от сознания
  • Аристотелевский субъект — объект, созданный говорящим  
3.7. Лексема
  • Приоритет коммуникативного синтаксиса
  • Лексема как производная коммуникативного синтаксиса
3.8. Звук, фонема, морфема
3.9. Коммуникативная парадигма vs предметная парадигма в лингвистическом описании библейского текста  
  • Уровень фонем и графем
  • Уровень морфем
  • Уровень лексем
  • Уровень словосочетаний
  • Уровень предложений
  • Уровень текста
  • Уровень коммуникативной ситуации
3.10. Лингвистические практики: теоретизирование, перевод, этимология  

ГЛАВА 4. Корпус LXX и НЗ в дискурсивной (коммуникативной) модели описания

4.1. Грекоговорящая диаспора как аутентичное коммуникативное пространство и главный лингвистический фактор интерпретации
  • Грекоговорящая диаспора и «люди с Востока»  
  • Коммуникативный вакуум лингвистических исследований  
  • Диаспоральная лингвокультурная среда как угроза структурнограмматической интерпретации
  • Конфликт историко-культурно-религиозной и лингвистической интерпретаций  
  • Направление корректировки лингвистической интерпретации
4.2. Статус библейского текста в дискурсивной парадигме: нормализованный vs ненормализованный «язык»  
  • Источник нормализации в когнитивном состоянии аутентичных коммуникантов  
  • Коммуникативные максимы Грайса: полнота информации
  • Коммуникативные максимы Грайса: качество и релевантность информации  
  • Коммуникативные максимы Грайса: манера. Принцип вежливости Лича  
4.3. Статус библейского текста в дискурсивной парадигме: литературный vs нелитературный «язык»  
  • Вопрос о литературной традиции
  • Писание в диаспоральной среде  
  • Не вполне понимаемый «язык» Писания в Палестине и диаспоре
  • Священное Писание в диаспоральных лингвистических практиках  
  • Литература иудейского профетизма
  • Недостаточные критерии атрибуции диаспоральной литературы  
  • Коммуникативные критерии атрибуции диаспоральной литературы  
  • Критерий внутреннего отношения
  • Критерий адресата
  • Критерий коммуникативных стратегий и тактик
  • Неоднородность диаспоральной письменности. Профетическая традиция  
  • Апологетическая традиция: Филон Александрийский
  • Апологетическая традиция: Иосиф Флавий
  • Профетическое и апологетическое направления в христианской письменности  
4.4. Статус библейского текста в дискурсивной парадигме: особенный vs всеобщий «язык»
  • Семитизмы на фоне «общего языка» можно признать только «ошибками»  
  • Условность «языка»
  • Исследовательская программа структурно-грамматической парадигмы
  • Концепция «вульгарного билингвизма»
  • Свобода «античного читателя» от порабощения «языком»
4.5. Статус библейского текста в дискурсивной парадигме: полностью греческий vs не вполне греческий «язык»
  • Теория в поисках территории билингвизма. Палестина
  • Диаспоральное происхождение грекоязычных надгробных надписей в Палестине
  • Затруднения структурно-грамматической трактовки в попытках локализации «языков»
  • Коммуникативный вакуум — идеальная среда для теории билингвизма
  • Палестинская языковая среда и «не вполне греческий» текст НЗ
  • Панэллинизация Палестины и маргинализация авторов НЗ
  • Палестина была все же арамеоговорящей
  • Из структурно-грамматического вакуума в естественную коммуникативную среду
4.6. Создание текста НЗ как лингвистическая практика в аутентичном дискурсе
  • Условия диаспоральных лингвистических практик
  • Фактор «родственных сходств» в грамматикализации данных. Вариативность вербальных клише
  • Психологическая составляющая вариативности против структурнограмматической строгости
  • Единство и вариативность вербальных данных LXX
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: священный текст
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: Филон и другие источники
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: позднее свидетельство Новеллы Юстиниана
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: понимание текста
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: таргумы
  • Функционирование LXX в диаспоральной синагоге: сходства и различия с переводом Аквилы
  • Единство и вариативность новозаветного вербального материала
  • Негреческие конструкции: ΕΤΘΤΣ у Марка
  • Вербальные клише нормализуются участниками коммуникативной практики
  • Вербальный факт таков, каким он мыслится в комплексной аутентичной коммуникации
4.7. «Иудейский греческий» и современная практика создания церковнославянских литургических текстов
  • Иллюстративная аналогия: церковнославянские вербальные клише в современной русскоязычной ситуации
  • Новозаветный писатель и современный автор церковнославянского текста: черты сходства
Заключение
Библиография
Summary
Указатель имен и названий
Предметный указатель

Андрей Викторович Вдовиченко - Казус «языка» Септуагинты и Нового Завета: Лингвистический метод «за» и «против» - Введение

Казус «языка», вынесенный мною в название книги, возникает не вследствие причудливой реальности, некогда скрывавшейся в эллинистическом мире, а вследствие самой процедуры интерпретации, в которой современные исследователи вольно или невольно используют неадекватные (устаревшие, непригодные, дезориентирующие и пр.) теоретические инструменты. Прежде всего, сам «язык» оказывается понятием, не вполне эффективным для моделирования естественной коммуникации (в том числе септуагинтальной и новозаветной). Именно поэтому данное слово в большинстве случаев заключено по тексту исследования в кавычки, предупреждающие о нетвердой почве, о сомнительном объекте, об утрате термином мыслимого внутреннего тождества. Там же, где кавычки отсутствуют, «язык» следует понимать как синоним «естественного коммуникативного процесса с использованием вербального канала» или «вербальную коммуникативную практику, на которую еще не спроецирована описательная схема».
 
Иудейские лингвистические практики, в том числе написание и чтение текстов Септуагинты и Нового Завета (далее, соответственно, LXX и НЗ), с которыми так или иначе имеет дело исследователь и которые стали причиной появления дальнейших вопросов и ответов, целиком и полностью вписывались в лингвокультурный фон, адекватно представляли его, были его органичной частью, отвечали некогда принятым критериям разумности и уместности. Ни авторы текстов, ни иные непосредственные участники лингвокультурной ситуации не нуждались в грамматиках, словарях, определениях того, какой он, их «язык», тем более в его оправдании. Однако, чем значительнее дистанция на временной оси, тем настойчивее представитель изменившегося или просто иного лингвокультурного пространства нуждается в адаптации необычных для себя коммуникативных действий (в состав которых входят вербальные клише) к всецело знакомым и понятным, современным для себя и доступным здесь и сейчас. В ответ на потребность в описании отдалившейся реальности возникает реальность, опосредованная вторичным интерпретатором (исследователем), использующим для ее создания все возможные способы, — то есть по сути «переходники», отвечающие всей мощи (или немощи) доступного научного аппарата.
 
Грамматика вкупе со словарем какого-либо «языка» представляют собой один из таких «переходников», с помощью которого для данного лингвокультурного сообщества выстраиваются корреляции между незнакомыми (древними, иноязычными) вербальными действиями и привычными, современными, непосредственно понятными. В ходе лингвистической работы, опирающейся на грамматические и словарные данные «языка», в настоящий момент создана странная и противоречивая, но при этом точная и строго научная картина, доминирующая в новозаветных и септуагинтальных исследованиях: авторы (переводчики) корпуса LXX и НЗ в большинстве своем не знали (или плохо знали) «язык», на котором они создавали свои сочинения. Их тексты написаны как народные, внеграмматичные, малолитературные или нелитературные, разговорные, просторечные, ненормированные, изобилующие явлениями языковой интерференции (семитизированные), не вполне греческие, грубоватые, необработанные и пр. «Язык», которым должны были воспользоваться авторы (переводчики), гораздо лучше известен современным исследователям, которым к тому же ясна и причина появления такого «языка» в иудейских и иудеохристианских текстах: авторы были малообразованными «людьми с Востока», обратившимися на своем варварском наречии («испорченном языке») к «греческому читателю».
 
Причина появления столь странной «строго научной» картины обнаруживается в несколько устаревшей методологии, которая используется большинством причастных к описанию филологов- библеистов, а именно в том, что «переходнику» (вспомогательному «языку», сконструированному как грамматическая мнемотехническая схема) придается слишком большое, избыточно онтологичное значение. Вернуться в искомые границы разумности и уместности позволяет более реалистичный взгляд на естественный вербальный процесс, состоящий в деонтологизации «переходника». В результате рассматриваемые тексты и деятельность их авторов приобретают иной статус, гораздо более отвечающий параметрам подлинной лингвокультурной реальности: авторы (переводчики) корпуса LXX и НЗ mutatis mutandis пребывали в том же или похожем положении, что и современный «русскоязычный» автор, создающий церковнославянский текст для литургического применения (например, тропари новомученикам в РПЦ). Использование «семитизированных» вербальных клише (негреческих коммуникативных моделей) новозаветными авторами обусловлено традиционной практикой создания профетических текстов, принятой в грекоязычной иудейской диаспоре. Для участников традиции «не-вполне-греческий» священный текст LXX исполнял роль образца при создании текстов такого рода (подобно Славянской Библии при создании современных тропарей для литургии в русскоязычном лингвокультурном пространстве). Наиболее адекватная оценка «языка» этих источников возможна только при условии использования коммуникативных (узуальных, не-структурно-грамматических) критериев, которые обязывают признавать приоритет разумной деятельности автора, производимой в осознанном коммуникативном пространстве, над вторичными структурно-грамматическими способами ее описания. Независимо от «знания греческого языка» иудейские и иудеохристианские авторы создавали уместные для диаспоры тексты в адекватных формах: с точки зрения грекоговорящего иудея или христианина первых веков (то есть с точки зрения «информантов» — участников лингвокультурной ситуации), тексты LXX и НЗ были литературными, традиционными, архаизирующими, изъятыми из стихии разговорной практики и языческой литературной традиции. С многочисленными оговорками и допущениями можно сказать, что похожее отношение к церковнославянскому тексту Писания и другим литургическим текстам имеет современный русскоязычный прихожанин РПЦ.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.8 (4 votes)
Аватар пользователя warden