Воскобойников - Тысячелетнее царство

Олег Воскобойников - Тысячелетнее царство (300-1300) - Очерк христианской культуры Запада - С
Как написать книгу о средневековой культуре, руководствуясь инстинктом любое высказывание подкреплять сноской и желательно исчерпывающей библиографией на семи языках?
 
Я решился на своеобразный компромисс.
 
Цитаты из раннехристианских и средневековых текстов, как увидит читатель, занимают довольно много места, иногда они даже навязчиво пространны.
 
Поскольку в гуманитарных науках принята система нумерации книг, глав, параграфов, иногда даже отдельных фраз древних текстов, именно эти координаты я постарался дать по возможности везде, выверив большинство текстов по добротным критическим изданиям последних десятилетий, однако не стал отягчать и без того объемную библиографию.
 
Любой мой коллега поймет, что список источников по выбранному мной сюжету будет не более чем выборкой из моих собственных исследовательских и литературных пристрастий, но по указанным сочинениям и параграфам он без особого труда найдет анализируемый фрагмент.
 
Я старался по большей части давать тексты в собственном переводе либо указывал переводчика, изредка позволяя себе корректировать чужие переводы, если того требовала логика повествования и если русский текст представлялся мне в чем-то спорным.
 

Олег Сергеевич Воскобойников - Тысячелетнее царство (300-1300) - Очерк христианской культуры Запада

 
М.: Новое литературное обозрение, 2015. — 568 с: ил. (Серия «Очерки визуальности»)
ISBN 978-5-4448-0272-4

 

Олег Воскобойников - Тысячелетнее царство (300-1300) - Очерк христианской культуры Запада - Содержание

 
СРЕДНЕВЕКОВЬЕ: ОБРАЗ КУЛЬТУРЫ И КУЛЬТУРА ОБРАЗА
  • Accessus ad auctores.
  • Христианство и культура.
  • Средневековый человек?.
  • Время и место.
ИСТОКИ
  • Священное Писание и его читатели.
  • Откровение сокровенного
  • и языческая религиозность поздней Античности.
  • Афины или Иерусалим?.
  • Высокое и низкое.
  • «По образу Божию». Христианская антропология
  • и особенности раннего христианского искусства.
  • Храм на земле и на небесах.
ЭПОХА ОТЦОВ
  • Отцы и Соборы.
  • Риторический век.
  • Августин: путь к вере.
  • Отцы и языческое наследие.
  • «Пустыня любит обнаженных»:труды и дни 6л. Иеронима
ЗНАК, СИМВОЛ, ЗЕРКАЛО
  • Символическое мировоззрение и его парадоксы
  • Или игра метафор?.
  • Конец античной науки о мире.
  • Мир как книга. Экзегеза.
  • Свое и чужое.
  • Божественное «ничто» и чин спасения.
ПРЕЗРЕНИЕ К МИРУ И КРАСОТА ТВОРЕНИЯ
  • Божественное всемогущество, законы природы и чудо .
  • ПетрДамиани: аскетический взгляд на мир.
  • Улисс и Александр Македонский:
  • образцы языческого любопытства.
  • От Экклезиаста к Шартрской школе.
  • Первая ступень на лестнице грехов: вокруг Бернарда Клервоского.
ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ
  • Земля и деревня.
  • Средства от невзгод и болезней. Культ святых.
  • Найти виноватого.
  • Апокалипсис сегодня.
  • Compelle intrare: эпоха обращения.
  • Пророки и политика.
О ДОБРЕ И ЗЛЕ, ИЛИ НЕБЕСНАЯ БУХГАЛТЕРИЯ
  • Судьба человека и божественное предопределение.
  • Оправдание Бога и «юдоль неподобия».
  • Кто такой Сатана?
  • Праведные пчелы и правильные стерхи.
  • Потерянный рай и сад утешения.
  • Amor или caritas?
МИР ВИДИМЫЙ И НЕВИДИМЫЙ
  • Хождения апостола Павла и их последствия.
  • Мировая вертикаль.
  • История ангелов.
  • Демоны и магия.
  • Изменения в топографии потустороннего.
МЕХАНИКА ТВОРЕНИЯ: ОСОБЕННОСТИ СХОЛАСТИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ
  • Новый шестоднев.
  • Астрологический способ мышления.
  • На пути к астромагии.
  • Аристотель в аду?
  • Мастерская мысли: нарратив и классификация.
СВОБОДА И ПРАВДА В СРЕДНЕВЕКОВОМ ИСКУССТВЕ
  • Вопросы терминологии и метода.
  • Искусство, религия и Церковь.
  • Копия или цитата?
  • Рим — Равенна — Аахен — Иерусалим.
  • Риторика текстов и образов.
  • Наглядность памятников.
  • Восток и Запад: проблема византийского влияния.
  • Homo ccelestis.
  • Споры о соборе.
ЛЕТО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
 
УКАЗАТЕЛИ (сост. И. Мастяева)
Географический указатель
Именной указатель
Предметный указатель
СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ
БИБЛИОГРАФИЯ
 

Олег Воскобойников - Тысячелетнее царство (300-1300) - Очерк христианской культуры Запада - Средневековье: образ культуры и культура образа

 
Пафос правдоискательства, обостренное чувство справедливости и несправедливости, свободы личности от ига каких-либо идеологий, неискоренимое желание позволить читателю услышать голос средневекового «безмолвствующего большинства», почувствовать колорит «народной» культуры — в отличие от некой, видимо, ненароднойу ученой культуры — все эти особенности творческого наследия Гуревича не раз объяснялись и оправдывались им самим в выступлениях, интервью, воспоминаниях и статьях по общим проблемам исторического знания на страницах созданного им «Одиссея».
 
Приведу лишь одно его высказывание, которое сейчас может показаться патетическим, но тогда, в начале девяностых, когда я юнцом слушал его последние лекции по средневековой культуре в МГУ, воспринималось всерьез и поэтому оказалось в моих конспектах: «Все в конце концов упирается в одно — в ответе на самому себе заданный вопрос: сколько капель рабства ты сумел из себя выдавить, в какой мере свободен твой дух?» Здесь не место обсуждать, кто из историков, следуя Чехову, сколько капель рабства из себя выдавил, отмечу лишь, что «Категории» с восьмидесятых годов составили прекрасное дополнение лучшим книгам Дюби, Ле Гоффа, Леруа Ладюри и других представителей третьего поколения школы «Анналов». Авторы этих книг всегда считали и считают Гуревича своим «послом» в русской науке и всегда подчеркивают, что его голос не звучал в подпевках, но вел собственную мелодию благодаря прежде всего активному привлечению скандинавского материала, пусть знакомого, но в основном из вторых рук, западным медиевистам. В результате, однако, средневековая культура у Гуревича иногда (не всегда) говорит с явным скандинавским акцентом, подобно тому, как у Бицилли и Карсавина она говорит на итальянских диалектах позднего Средневековья с очевидными для слуха мистическими обертонами и желанием во всем найти «универсализм». Эта тяга к «универсализму» объяснима в историках начала XX в.: они писали в «одичавшем» мире. Точно так же Хёйзинга писал свою «Осень".
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя sobesednik