Живов - Из церковной истории времен Петра Великого

Виктор Живов - Из церковной истории времен Петра Великого
Отправным моментом собранных в данной книге исследований было обнаружение сочинения митрополита Стефана Яворского с протестом против учреждения Священного синода.
 
Это сочинение по неясным причинам оставалось не введенным в научный оборот. Важность этого проигнорированного исследователями источника трудно переоценить.
 
Он показывал, что церковная политика Петра встречала противодействие духовенства, в том числе и высшего духовенства, и что, таким образом, секуляризация и построение «регулярного» государства (или, если угодно, русский вариант модернизации) были куда более сложными и диалогическими процессами, чем это обычно представляется.
 
Петр не приводил свои институции «из небытия в бытие», как это изображали его панегиристы, а манипулировал со сложившимися традициями.
 
В одних случаях он отвергал их и шел на прямой конфликт с их защитниками, а в других случаях создавал видимость преемственности, формируя зону неопределенности, в которой новое выступало под личиной старого и революционные намерения царя обнаруживались лишь постепенно; в последнем случае его противники оказывались дезориентированы и царь получал тактические преимущества.
 
Хотя церковная политика в царствование Петра сравнительно неплохо изучена (во всяком случае, в период после смерти патриарха Адриана) и большинство документов опубликовано, общая картина оказывается слишком однозначной и в своей однозначности несколько тенденциозной.
 
Она составлена из реформаторских усилий Петра и пассивного сопротивления различных социальных групп, приверженных прошлому, но не обнаруживающих никакой собственной инициативы. Если, однако, взглянуть на известную совокупность фактов из иной перспективы, из перспективы последнего и обреченного на неудачу протеста Яворского, мозаика складывается в несколько иной рисунок.
 
Он вполне отчетливо проступает, например, в деятельности Стефана Яворского, оппозиционной Петру, целенаправленной и достаточно последовательной. Можно вообще считать, что, во-первых, сопротивление не было пассивным, а во-вторых, что оно не было униформным, развивающим некую единую традицию «старой культуры». Сопротивление исходило из различных культурных установок: в своем генезисе они могли быть враждебны друг другу, однако же они вступали в сложное взаимодействие, оказавшись в обороне перед лицом сильного и жестокого противника.
 
 

Виктор Живов - Из церковной истории времен Петра Великого - Исследования и материалы

 
М.: Новое литературное обозрение, 2004. — 360 с, ил.
ISBN 5-86793-335-0
 

Виктор Живов - Из церковной истории времен Петра Великого - Исследования и материалы - Содержание

 
Введение. Традиции и инновации в церковной политике Петра Великого
1. Религиозно-политические противостояния в канун петровских преобразований
2. Церковная политика Петра Великого и наследие XVII столетия
 
Часть первая. Протест митрополита Стефана Яворского против учреждения Синода и его церковно-политические позиции
1.  Из истории вопроса
2.  Предмет полемики Прокоповича и Яворского
3.  Восточные патриархи во главе русской церкви (1700—1721)
4.  Аргументация Яворского
5.  Развязка спора
6.  Стефан Яворский в борьбе за независимость церкви
 
Часть вторая. Чин поставления архиерея и его изменения в Петровскую эпоху
1.  Предыстория
2.  Чин избрания и поставления, составленный после Большого Московского собора 1666—1667 гг.
3. Изменения в архиерейском обещании, сделанные при патриархах Иоакиме и Адриане
4. Изменения в Чине избрания и поставления архиерея, сделанные после смерти патриарха Адриана и до учреждения Синода
5. Изменения в Чине избрания и поставления архиерея, сделанные после учреждения Св. синода
 
Экскурс 1. Несостоявшаяся хиротония Дионисия Жабокрицкого
 
Приложение 1. Сочинение Стефана Яворского «Апология или словесная оборона»
Приложение 2. Проповедь Стефана Яворского «О соблюдении заповедей Божиих», произнесенная на день св. Алексея, человека Божия 17 марта 1712 г. в Успенском соборе в Москве
Приложение 3. Архиерейское обещание Тихвинского архимандрита Ионы при поставлении в епископы Вятские и Великопермские 23 августа 1674 г
Приложение 4. Архиерейское обещание Павла, игумена Перервинского монастыря св. Николая Чудотворца, при поставлении в архиепископы Коломенские и Каширские 30 апреля 1676 г
Приложение 5. Чин избрания и поставления епископа в редакции патриарха Адриана
 
Литература
Указатель библейских цитат
Предметно-именной указатель
Иллюстрации
 

Виктор Живов - Из церковной истории времен Петра Великого - Исследования и материалы - 1. Религиозно-политические противостояния в канун петровских преобразований

 
Одним из основных было политическое противостояние, противостояние светской и духовной власти. Своей кульминации этот конфликт достиг, конечно, в 1650—1660-е годы, в столкновении царя Алексея Михайловича и патриарха Никона, и победа, как известно, осталась за царем. Однако это была неполная победа, ради низложения Никона Алексею Михайловичу пришлось идти на компромиссы и сдавать позиции (например, уничтожить Монастырский приказ). Понятно, что, удерживая инструменты власти, Алексей Михайлович и при этих компромиссах сохранял контроль над церковными делами. Однако инструменты власти, не сложившиеся в устойчивые институты, не переходят по наследству автоматически, и у наследников царя в их отношениях с духовной властью были тяжелые проблемы. После смерти Алексея Михайловича патриарх Иоаким становится одной из фигур, доминирующих в московской политике.
 
Церковно-политические приоритеты в деятельности Иоаки-ма остаются не вполне изученными, однако очевидно, что в их число входило укрепление духовной власти и обеспечение в разумных пределах ее независимости от власти светской. Именно Иоаким, как выясняется во второй части настоящего исследования, в самом начале царствования Федора Алексеевича отстраняет царя от выборов епархиальных архиереев. Этот весьма значимый шаг показывает, что укрепление церковной автономии было целью Иоакима практически с самого начала его деятельности. Не менее показательно, что и в конце царствования Федора, когда царю и его окружению удается до определенной степени консолидировать власть и начать осуществление ряда важных преобразований (например, отмену местничества), предлагаемые им церковные реформы успешно саботируются Иоакимом и составленным из его единомышленников епископатом.
 
Имею в виду проекты реформы епархиального управления, предполагавшие существенное увеличение числа епархий и первоначально связанные с учреждением наместничеств. По поводу учреждения наместничеств «св. Иоаким патриарх, аще и многую трудность име от хотящих тому быти палацких подустителей, но никакоже попусти и возбрани всеконечно сие творити» (Архив Ю.-З. России, V, № CLV, с. 442; ср.: Соловьева 1978). Как первый проект царя, предполагавший умножение кафедр до семидесяти двух и устройство двенадцати митрополичьих округов, по которым эти кафедры распределялись бы, так и его компромиссный проект, в котором о митрополичьих округах больше речь не шла и число новообразуемых кафедр сокращалось до тридцати четырех, были отвергнуты духовенством — сначала на предсоборном совещании у царя в сентябре 1681 г., а затем на соборе 1682 г. (см.: Виноградский 1899; Полознев 1996, 483—487).
 
Хотя немногочисленность российских епархий при их чрезвычайной обширности во второй половине XVII в. начала восприниматься как аномалия — особенно при сравнении с православным Востоком, но вместе с тем и ввиду тех задач религиозного дисциплинирован™, которые ставило перед собою высшее духовенство, — их умножение неизбежно вело за собой уменьшение архиерейской власти и сокращение епархиальных доходов (поскольку новые епархии должны были выкраиваться из старых). Вопрос о власти, о сохранении традиционных отношений между могущественным и располагающим значительными средствами епархиальным архиереем и подчиненным ему духовенством представлялся более значимым, чем вопрос о религиозной дисциплине, и Иоаким оказался в отстаивании высокого положения архиереев (а отсюда и патриарха) сильнее царя.
 
О том, как могла бы развиваться эта ситуация, если бы в ход были пущены разнообразные инструменты светской власти, остается только гадать, так как царь Федор умер в том же году, когда состоялся закрепивший победу Иоакима собор. В последовавшей после смерти царя смуте и стрелецком восстании 1682 г. Иоаким получил новые преимущества в отношениях со светской властью. В то время как гражданское противостояние еще продолжалось, сопутствовавший ей религиозный бунт был подавлен почти сразу же. Если завершением стрелецкого восстания можно считать казнь Хованских 17 сентября 1682 г., то победа над раскольниками была одержана во время прений с ними в Грановитой палате в июле того же года и в результате последовавшей за этим казни наиболее влиятельного старообрядческого полемиста Никиты Добрынина (Пустосвята).
 
Правда, победа в прениях о вере была достигнута совместными усилиями патриарха Иоакима и царевны Софии (каков был вклад каждой из сторон, трудно определить, поскольку источники тенденциозны), однако, восстановив свой авторитет у стрельцов, патриарх мог затем играть роль арбитра и посредника, что несомненно укрепляло его позиции. Когда царевна София и другие члены правящей династии удалились из Москвы и стали собирать силы в Троице-Сергиевом монастыре, патриарх оставался в Москве, и его деятельность не в малой мере способствовала прекращению мятежа. После казни Хованских именно к нему приходят стрельцы с челобитьем о возвращении царей в Москву, и с этим челобитьем патриарх посылает к Троице чудовского архимандрита Адриана (будущего патриарха). С депутацией стрельцов к Софии патриарх — по челобитью стрельцов — отправляет суздальского митрополита Илариона, а 8 октября после обедни в Успенском соборе именно Иоаким приводит стрельцов к присяге, когда они, целуя Евангелие и руку апостола Андрея Первозванного, торжественно принимают поставленные Софией условия (см.: Соловьев, XIII, стб. 911-927).
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя esxatos