Фома Аквинский - Комментарий ко "Второй Аналитике" Аристотеля

Фома Аквинский - Комментарии к «Второй Аналитике» Аристотеля
Составляя комментарий к другому логическому сочинению Аристотеля, Об истолковании, Фома Аквинский также использовал два перевода. Так, с одной стороны, он детально анализирует перевод Вильгельма из Мербеке и ссылается на него. С другой стороны, он часто цитирует и перевод Боэция. Когда Фома приступал к комментированию трактата Об истолковании, он уже очень хорошо знал перевод Вильгельма из Мербеке.
 
Долгое время было принято считать комментарии Фомы Аквинского к Аристотелю плодами «кабинетного» труда. Однако в наши дни исследователи склонны рассматривать их скорее как изложение лекций, прочитанных доминиканским монахам в школе при монастыре, поскольку читать лекции в Университете Фома не мог. Аквинат не был первым комментатором логических трудов Аристотеля, в частности, Второй Аналитики. По сообщениям Роджера Бэкона, в Оксфорде впервые лекции на Вторую Аналитику читал некий «магистр Гуго» (Hugo). А самый ранний латинский комментарий на нее, вероятно, был написан епископом Линкольна Робертом Гроссетестом (1230 г.). Хотя в своих комментариях Фома прямо не упоминает линкольнского епископа, можно предположить, что Ангельский Доктор знал этот комментарий и использовал его. Отметим, что позднейшие средневековые комментаторы цитировали эту работу Роберта Гроссетеста довольно часто.
 

Фома Аквинский - Комментарии к «Второй Аналитике» Аристотеля 

2-е изд.
Перевод, комментарии и предисловие О. А. Антоновой, Е. В. Журавлевой, отв. ред. Д. В. Шмонин
 СПб.: МОО «Платоновское философское общество», 2020. — 391 с.
ISBN 978-5-6043772-1-5
 

Фома Аквинский - Комментарии к «Второй Аналитике» Аристотеля - Содержание

Фома Аквинский, Комментарии ко Второй Аналитике Аристотеля 
Книга I
  • Введение (пп. 1-6)
  • Лекция 1 (пп. 7-12). О необходимости предварительного знания для всякого обучения и учения
  • Лекция 2 (пп. 13-21). О видах и порядке существования предварительного знания, необходимого для получения достоверного знания
  • Лекция 3 (пп. 22-27). О предварительном знании заключения
  • Лекция 4 (пп. 28-43 bis). О природе доказательного силлогизма
  • Лекция 5 (пп. 44-52). О первых и неопосредованных посылках
  • Лекция 6 (пп. 53-59). О знании неопосредованных начал что мы можем достичь знания всякой вещи посредством доказательства. Опровержение первой ошибки
  • Лекция 8 (пп. 68-75). Об опровержении ошибки, демонстрирующем, что доказательство по кругу невозможно
  • Лекция 9 (пп. 76-81). О начале или о том, что значит «сказываться обо всех»
  • Лекция 10 (пп. 82-89). О втором начале или о том, что значит «сказывается само по себе»
  • Лекция 11 (пп. 90-97). О третьем начале или о том, что «сказывается как общее». А также о том, как общее используется в доказательстве
  • Лекция 12 (пп. 98-108). О том, каким образом может возникнуть ошибка при рассмотрении «общего»
  • Лекция 13 (пп. 109-119). Доказательство происходит из необходимых начал
  • Лекция 14 (пп. 120-126). Доказательство имеет заключение само по себе и происходит из посылок самих по себе
  • Лекция 15 (пп. 127-134). Доказательство не может переходить от одного рода к другому
  • Лекция 16 (пп. 135-142). Доказательство относится к вечным вещам, а не к тем, которые могут являться преходящими
  • Лекция 17 (пп. 143-148). Доказательство происходит не из общих, а из собственных начал вещи
  • Лекция 18 (пп. 149-158). О различии между началами и не началами, началами общими и [началами], свойственными [доказываемому предмету]
  • Лекция 19 (nn. 159-166). О различии общих начал между собой
  • Лекция 20 (пп. 167-172). Каким образом в доказательном знании используются общие начала
  • Лекция 21 (пп. 173-179). О вопросах, ответах и обсуждениях, собственно присущих каждой науке
  • Лекция 22 (пп. 180-191). О том, что каждой науке присущи собственные ошибки и заблуждения
  • Лекция 23 (пп. 192-200). О различии между доказательством о том, почему данная вещь есть, и доказательством о том, что данная вещь есть, относительно одной и той же науки. А также о доказательстве, почему данная вещь есть, происходящим от следствия к причине
  • Лекция 24 (пп. 201-206). О доказательстве о том, что [вещь] есть посредством неопосредованных начал
  • Лекция 25 (пп. 207-212). Об отличии доказательства о том, почему есть, от доказательства о том, что есть, в различных науках, а именно в науках подчиненных или не подчиненных друг другу
  • Лекция 26 (пп. 213-220). [О том, что] доказательный силлогизм главным образом строится по первой фигуре. Об отрицательном высказывании опосредованном или неопосредованном
  • Лекция 27 (пп. 221-232). О силлогизме, посредством которого возникает неведение или ошибка. [О том], каким образом относительно первого и неопосредованного возникает неведение, которое подразумевает, что существующее не существует
  • Лекция 28 (пп. 233-239). Об ошибочном силлогизме по первой и второй фигурам, в котором выводят отрицательное ложное высказывание, противоположное утвердительному неопосредованному высказыванию
  • Лекция 29 (пп. 240-247). О ложном силлогизме с опосредованными высказываниями
  • Лекция 30 (пп. 248-254). О неведении как простом отсутствии знания
  • Лекция 31 (пп. 255-267). Вопросы о том, содержит ли доказательный силлогизм ограниченное количество крайних и средних терминов, или их количество может быть бесконечным
  • Лекция 32 (пп. 268-277). Вопрос относительно возможности бесконечного количества средних терминов; сведение данного вопроса к вопросу относительно крайних терминов. Также вопрос относительно бесконечного количества терминов в отрицательных доказательствах, и сведение его к вопросу относительно утвердительных доказательств
  • Лекция 33 (nn. 278-286). Логика показывает, что доказательства, которые касаются сути вещи, не могут уходить в бесконечность. Предварительное рассуждение, которое поможет разрешить общим образом вопрос об уходе в бесконечность доказательства с утвердительными предикатами
  • Лекция 34 (пп. 287-297). Посредством логического доказательства обосновывается общим образом идея, согласно которой утвердительные предикаты не могут уходить в бесконечность ни круговым образом, ни по направлению вверх или вниз
  • Лекция 35 (пп. 298-307). Показывается аналитическим образом, что предикаты конечны как по направлению вверх, так и по направлению вниз
  • Лекция 36 (пп. 308-322). Некоторые следствия из вышесказанного
  • Лекция 37 (пп. 323-331). Лучше ли общее доказательство, чем частное? Рассмотрение отрицательных доказательств
  • Лекция 38 (пп. 332-339). Общее доказательство лучше частного 
  • Лекция 39 (пп. 340-348). Доказательство утверждения лучше, чем доказательство отрицания
  • Лекция 40 (пп. 349-355). Доказательство отрицания и прямое лучше доказательства посредством сведения к абсурду
  • Лекция 41 (пп. 356-371). О точности знания, а также о единстве и различии наук
  • Лекция 42 (пп. 372-381). Научное знание не существует относительно случайных вещей, а также относительно вещей, которые познаются посредством чувства
  • Лекция 43 (пп. 382-394). Начала не одни и те же для всех силлогизмов
  • Лекция 44 (пп. 395-406). О сравнении знаний с другими способами познания
КНИГА II 
  • Лекция 1 (пп. 407-417). Четыре вопроса о знании, и их связь со средним термином
  • Лекция 2 (пп. 418-430). Можно ли доказать определение, которое обозначает то, что нечто есть
  • Лекция 3 (пп. 431-442). Можно ли доказать посредством обратимых терминов суть вещи или то, что обозначает определение
  • Лекция 4 (пп. 443-450). Можно ли определение доказать посредством деления
  • Лекция 5 (пп. 451-459). Можно ли доказать, чем является вещь, предполагая, что [составляет] ее суть
  • Лекция 6 (пп. 460-469). Можно ли обосновать суть вещи посредством доказательства или определения
  • Лекция 7 (nn. 470-478). О демонстрации того, чем является вещь [по сути] посредством логического силлогизма и доказательства
  • Лекция 8 (пп. 479-489). О том, что невозможно всегда познавать то, чем является вещь [по сути], посредством доказательства. Каким образом соотносится определение с доказательством?
  • Лекция 9 (пп. 490-503). О том, что причину вещи можно показать посредством четырех видов причин
  • Лекция 10 (пп. 504-513). Каким образом в доказательстве могут быть одновременными причина и следствие? Предварительное рассмотрение вопроса о причине, которая не является одновременной со следствием
  • Лекция 11 (пп. 5145-20). Каким образом мы рассматриваем причину, которая не является одновременной со следствием, в доказательстве
  • Лекция 12 (пп. 521-526). [О том], как мы доказываем посредством причины, которая не одновременна со следствием, относительно тех вещей, становление которых происходит по кругу; и [о том], как мы доказываем посредством причины относительно тех вещей, которые происходят всегда, и относительно тех вещей, которые происходят в большинстве случаев
  • Лекция 13 (пп. 527-535). Какие элементы составляют определения, которые обозначают сущность вещи
  • Лекция 14 (пп. 536-541). Исследование предикатов, которые необходимы для определения посредством деления рода [на первые неделимые по виду]
  • Лекция 15 (пп. 542-551). Опровержение двух ошибок. О тех, кто ищут истину относительно вещи для построения ее определения, [используя операцию] деления
  • Лекция 16 (пп. 552-559). О рассмотрении определения посредством подобий и неподобий
  • Лекция 17 (пп. 560-565) О способе изучения причины вещи относительно единичных вопросов, а также о подобии вопросов о том, что является причиной вещи как относительно единства среднего термина, так и относительно порядка средних терминов
  • Лекция 18 (пп. 566-574). О соответствии причин и действий при условии одновременности следования
  • Лекция 19 (пп. 575-581). Соответствует ли одной причине одно действие, и наоборот. О способе следования причины и следствия
  • Лекция 20 (пп. 582-596) Как мы познаем первые начала доказательства
Библиография
 

Фома Аквинский - Комментарии к «Второй Аналитике» Аристотеля - Лекция 1 (пп. 7-12). О необходимости предварительного знания для всякого обучения и учения

 
7(7] Итак, после того как были предварительно определены другие части логики, теперь следует обратиться к разделу о суждении", как оно рассматривается в книге Вторая Аналитика.
Она разделена на две части. В первой части Аристотель показывает необходимость демонстративного силлогизма (demontrativi syllogismi), и этому посвящена [Первая] книга [данного комментария]. Во второй части он определяет сам демонстративный силлогизм...
8[8] Но необходимость всего подчиненного какой-либо цели определяется этой целью. Целью демонстративного силлогизма является получение знания. Поэтому если бы невозможно было достичь знания посредством силлогизма или умозаключения, то не было бы никакой необходимости в демонстративном силлогизме.
 
Однако Платон полагал, что наше знание возникает не из силлогизма, а из того, что идеальные формы отпечатываются в нашей душе. Он также говорил, что от этих же идеальных форм происходят те естественные формы естественных вещей (formas naturales in rebus naturalibus), которые он считал в некотором смысле причастностями формам, отделенным от материи. Отсюда следует, что действующее по природе (agentia naturalia) не является причиной форм низлежащих вещей, а только подготавливает материю для причастности отделенным формам. Платон также утверждал, что знание не возникает в нас посредством обучения и упражнения; но как только препятствия устраняются, человек как бы восстанавливает в памяти то, что он знает естественным образом благодаря напечатлеванию отделенных форм.
 
Однако точка зрения Аристотеля противоположна в отношении обоих пунктов. Ибо Аристотель полагает, что естественные формы актуализируются формами, пребывающими в материи, то есть формами природных деятелей. Он также полагает, что знание становится актуальным в нас через некое предсуществующее знание. Вот что значит, что знание возникает в нас через силлогизм или некое умозаключение. Ибо когда мы умозаключаем, мы переходим от одной вещи к другой.
 
9[9] Итак, чтобы показать необходимость демонстративного силлогизма, Аристотель предварительно показывает, что наше знание происходит из некоторого предсуществующего знания. Таким образом, Аристотель делает две вещи. Во-первых, он выдвигает тезис (propositum) доказательства; во-вторых, объясняет модус предпозния (там, где сказано: «Но двояко...»). Относительно первого пункта он делает две вещи. Первое: он формулирует общее высказывание, заключающее в себе тезис, а именно: мы приобретаем знание через некоторое предсуществующее знание. И поэтому он говорит о всяком научении и всяком обучении, но не о всяком знании, так как не всякое знание зависит от предварительного знания: это означало бы уход в бесконечность, тогда как всякое научение происходит из предсуществующего знания. А слова научение и обучение связаны с приобретением знания. Ибо научение есть действие того, кто передает знание; обучение же есть приобретение знания от другого. Однако здесь научение и обучение понимаются как связанные не только с приобретением достоверного знания, но с приобретением любого знания. Это очевидно, так как Аристотель упоминает в объяснении также диспуты и дискуссии риторов, посредством которых достоверное знание не достигается. Поэтому он также не говорит из предсуществующего достоверного знания, или постижения ума, но знания вообще. А основанное на умопостижении он добавляет для того, чтобы исключить знание чувственное или воображаемое. Ибо только ум может переходить от одной вещи к другой.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя brat christifid