Болгов - От гетеры до игуменьи

Николай Болгов - От гетеры до игуменьи - Женщина в Ранней Византии
Византийская традиция — основной фундамент отечественной культуры — до сих пор остается в стороне от магистрального направления преподавания всеобщей истории в университетах.
 
Главная причина этого заключается в непреодоленном до конца стереотипе, при котором Византия оказывается тупиковой ветвью всемирно-исторического процесса, а Западная Европа — единственная магистральная линия, на которую Россия вступила во времена Петра I. И если культурное наследие Византии, его роль для Руси сегодня у нас уже получили общественное признание и стали частью национального исторического сознания, то собственно история Византии, и в особенности такие ее аспекты, как гендерная история, частная жизнь, еще очень далеки от адекватного восприятия. И хотя в мировой византинистике существует определенный корпус текстов в области гендерной истории, истории повседневности, социальной истории, истории ментальности и т.д., отечественная наука в этом направлении делает пока лишь первые шаги. 
 
Под частной жизнью мы понимаем все сферы непубличной, необщественной жизни. Частное в данном случае — это все, что не связано с отправлением общественных обязанностей, административной власти, публично-правовых функций, профессиональной деятельности и т. п. Таким образом, к частной жизни и ее проявлениям мы относим личную и интимную жизнь, склад ума, выраженное гендерное поведение (поведение в присутствии лиц другого пола, не связанное с профессиональными, публично-правовыми и прочими официальными отношениями). 
 
Это понятие не совсем совпадает с понятием «повседневная жизнь» или «история повседневности». Повседневность — это фактическая история предметного мира, окружающего человека, а также приемы и способы взаимоотношений человека с этим окружающим миром. Мы же исследуем скорее комплекс внутренних идей и чувств, лишь отчасти выражающийся в поведении. Это не статичная «картина мира», а приватная сфера самоидентификации человека, включая различные ее проявления, фиксируемые источниками. 
 

Николай Болгов - От гетеры до игуменьи - Женщина в Ранней Византии - мир чувств и жизнь тела  

М. : Ломоносовъ. — 2020. — 208 с. — ( Серия "История. География. Этнография"). 
ISBN 978-5-91678-583-8 
 

Николай Болгов - От гетеры до игуменьи - Женщина в Ранней Византии - мир чувств и жизнь тела - Содержание

Введение
Глава 1. Тело. Интимная жизнь женщины в Ранней Византии 
  • Представления о телесных рефлексиях женщины в поздней Античности 
  • Интимная жизнь женщины в Ранней Византии
  • Типология выраженного гендерного поведения женщины....
Глава 2. Душа. Ментальный переворот Обращение в христианство как радикальная смена мировоззрения 
  • Аскетический идеал женщины-христианки и реальная семья 
  • От «аскетизма в миру» до монастыря 
Глава 3. От гетеры до игуменьи 
  • Феномен гетер в Ранней Византии 
  • Женское монашество в Египте и Палестине 
  • Специфические женские монашеские практики 
Глава 4. Лица и лики 
  • Элия Евдоксия, жена императора Аркадия 
  • Афинаида-Евдокия, жена императора Феодосия II 
  • Пульхерия, жена императора Маркиана 
  • Верина, жена императора Льва 
  • Ариадна, жена императоров Зенона и Анастасия 
  • Лупикина-Евфимия, жена императора Юстина I 
  • Феодора, жена императора Юстиниана 
  • Антонина, жена полководца Велизария 
  • Юлиана Аникия, невеста Теодориха 
  • Элия София, жена Юстина II 
Глава 5. Повседневность и предметно-бытовая сторона 
  • Предметно-бытовой мир женщины 
  • Повседневные занятия 
  • Дом и его устройство 
  • Пища 
Глава 6. Статусные различия и правовая культура 
  • Статусные различия 
  • Гендерный аспект правовой культуры 
  • Гендерные нормы византийского права в сравнительно-историческом аспекте 
Заключение 
Библиография 
 

Николай Болгов - От гетеры до игуменьи - Женщина в Ранней Византии - мир чувств и жизнь тела - Введение

 
Хронологические рамки настоящей работы охватывают ранневизантийский период, традиционно понимаемый как IV — начало VII века. Прежде считавшийся сугубо переходным (сложение «византинизма» относят обычно к VI веку), ныне он обретает самостоятельное научное бытие как «постклассический мир», или поздняя Античность. 
 
Среди наших источников преобладают письменные. Из двух больших групп византийских письменных источников — светских и церковных — использовались прежде всего светские, как позволяющие рассмотреть с разных сторон предмет нашего исследования — частную жизнь женщины в миру. 
 
Среди специальных исторических сочинений светских авторов первое место по количеству фактов и глубине анализа событий принадлежит, безусловно, Прокопию Кесарийскому, придворному историку императора Юстиниана Великого (VI век). Его главный труд «История войн Юстиниана» традиционно делится на три цикла — персидский, вандальский и готский. Рассказывая о крупных исторических событиях, великий историк не забывает и о знаменитых женщинах. Рассказывая историю их жизни и возвышения, Прокопий касается в немалой степени их происхождения и частной жизни. Еще больше он говорит о частной жизни императриц и жен царедворцев, и это нас также интересует, потому что частная жизнь знатных женщин оказывала немалое влияние на политику, то есть на крупные исторические события. 
 
Сочинение Прокопия «Тайная история», написанное не для широкого ознакомления, а как оппозиционный политический памфлет, дает альтернативную и, даже более того, гиперболизированную картину частной жизни простой женщины из низов на примере будущей императрицы Феодоры. Конечно, историк во многом сгустил краски, негодуя по поводу порочных пристрастий и привычек бывшей гетеры, но, суммируя материалы обоих произведений и создавая объемную картину, мы приблизимся к более объективным оценкам. 
 
Другие светские историки этой эпохи — Агафий Миринейский и Феофилакт Симокатта. Их «Истории» посвящены в первую очередь представителям (и представительницам) правящих социальных слоев и позволяют пролить дополнительный свет на частную жизнь преимущественно знатных женщин византийского мира. 
 
Историк рубежа V—VI веков, комит и экс-адвокат фиска Зосим в «Новой истории» упоминает о законодательстве императора Константина Великого относительно проституции, критикуя почти все действия первого христианского императора. Его сочинение носит четко выраженный проязыческий характер. По всей видимости, будучи официально христианином и государственным служащим, историк оставался крипто-язычником в своей личной картине мира. 
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Aleksey