Дженкинс - Войны за Иисуса

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Войны за Иисуса - Филипп Дженкинс
«А вы, – спросил Иисус, – за кого меня почитаете?» (Мф 16:13–15.) На протяжении двух тысячелетий христиане давали разные ответы на этот вопрос. Разумеется, большинство верило в то, что Иисус был человеком, но в то же время Богом, одним из трех лиц Троицы. Он был и Богом, и человеком.
 
Но такая формулировка порождает больше новых вопросов, чем ответов, поскольку такая «простая» вера в Иисуса Христа вынуждает нас соединять две радикально различные категории бытия. Подобное нарушение границ озадачивает и возмущает верующих нехристиан. Особенно таких строгих монотеистов, как мусульмане и иудеи. И даже сами христиане, которые разделяют эту веру, зачастую не могут ее объяснить с той ясностью, на которой настаивали древние соборы церкви. По тем жестким стандартам буквально всех современных людей (включая многих священнослужителей) за исключением отдельных специалистов можно было бы обвинить в серьезной ереси[1].
 
Библия не слишком ясно отвечает на вопрос о том, каково соотношение между человеческой и божественной природами во Христе, и различные тексты Писания на эту тему довольно трудно примирить между собой. В Новом Завете Иисус открыто отождествляет себя с Богом: «Я и Отец одно» (Ин 10:29–30), – заявляет он. «Видевший Меня видел Отца» (Ин 14:8–9). В Евангелии от Иоанна Иисус говорит народу: «Вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира» (Ин 8:23). «Прежде нежели был Авраам, – продолжает он, – Я есмь» (Ин 8:58).
 
Слушатели возмущены – и не только потому, что Иисус хвалится тем, что жил еще в глубокой древности. Слова «Я есмь» – ego eimi по‑гречески – напоминают о том, что Бог сказал Моисею при неопалимой купине. Лучше было бы передать их так: Я ЕСМЬ. Похоже, Иисус этим и утверждает, что он есть вечный Бог, выведший Израиль из Египта и даже сотворивший этот мир. Неудивительно, что толпа захотела побить Иисуса камнями за богохульство. Таким образом, позднейшие читатели Евангелий должны были привыкнуть к той мысли, что Иисус и Отец одно.
 

[1] Frances M. Young, «Monotheism and Christology», in Margaret M. Mitchell and Frances M. Young, eds., The Cambridge History of Christianity: Origins to Constantine (New York: Cambridge Univ. Press, 2006), 452–469; Brian E. Daley, «Christ and Christologies», in Susan Ashbrook Harvey and David Hunter, eds., The Oxford Handbook of Early Christian Studies (New York: Oxford Univ. Press, 2008), 886–905.
 

Филипп Дженкинс - Войны за Иисуса - Как церковь решала, во что верить

Филипп Дженкинс ; [пер. с англ. М. И. Завалова]
Эксмо; Москва; 2012
ISBN 978‑5‑699‑54919‑1
 

Филипп Дженкинс - Войны за Иисуса - Как церковь решала, во что верить - Содержание

Введение
    За кого вы почитаете меня?
0. Термины и определения
    1. Суть дела
        Битвы за Иисуса
        Что, если Бог был одним из нас?
        Живой Христос
        Утрата половины мира
        Назад, в катакомбы
        Завоевание новых миров
        Воображаемая альтернатива
        Какой властью?
        Церковный разум
        Вера и насилие
        Монополия на насилие
        Христианство и ислам
    Приложение к главе 1
1. Бог и кесарь
    2. Война двух природ
        Попытки понять Христа: 30—300 годы
            Бог и человек?
            Две природы? Приемный сын
            Одна природа? Ничего, кроме Бога во Христе
            Стремление сохранить человеческую сторону Христа
        Четвертый век
            Новые битвы Никеи
            Аполлинарий
            Новый словарь богословия
        Война за Иисуса объявлена: V век
            Александрия
            Антиохия
        Лозунги и стереотипы
    Приложение к главе 2
    3. Четыре всадника патриархи церкви
        Патриархи и папы
        Восходящие и падающие звезды
        Император Рима
        Рим отступает
        Александрийские фараоны
        Константинополь и Антиохия
        Низвержение Иоанна Златоуста
    4. Царицы, полководцы и императоры
        Не только императоры
        Государство как церковь, церковь как государство
        Божье воинство
        Святые жены
        Пульхерия
        Эпоха нетерпимости
        Истинные и ложные христиане
        Истоки ненависти
2. Соборы в хаосе
    5. Не Матерь Бога?
        Патриарх
        Кризис
        Матерь Божья
        Враги
        Из Египта
        Кирилл против Нестория
        Крестовый поход Кирилла
        Горячее лето в Эфесе
        Поиск выхода
        На Константинополь
        Последствия
    Приложение к главе 5
    6. Смерть Бога
        Последние римляне?
        Евтихий
        Переход в наступление
        Всемирная война
        Евтихий наносит ответный удар
        Снова в Эфесе
        Лев Римский
        Разбойники
        Восточный фронт
    7. Халкидон
        Контрреволюция
        Собор
        Поиск формулы веры
        Провозглашение веры
        Определения веры
        Два Рима: Новый и Старый
        После Халкидона
        Александрия в огне
        Рим
3. Потерянная вселенная
    8. Как церковь потеряла полмира
        Враги Халкидона
        Империя монофизитства
        Спасение Халкидона
        Великие расколы
        Юстиниан
        Пятый собор
        Новая монофизитская церковь
        Восток под угрозой
        Неудача «волевого решения»
        Ислам у ворот
    9. Что удалось спасти
        Вечно возобновляющийся спор
        Христос сегодня
        Символ веры или хаос
Приложение
Указатель имен
 

Филипп Дженкинс - Войны за Иисуса - Как церковь решала, во что верить - Контрреволюция

 
Новый император столкнулся с кошмарной ситуацией, в какой не пожелал бы оказаться никто из его предшественников. Под угрозой стояло само существование империи. В первую очередь Маркиан прекратил выплачивать дань Аттиле, а это значило, что гунны неизбежно попытаются захватить часть империи – Восточной или Западной. Аттила действительно перешел Рейн в начале 451 года. Он собрал большие силы и намеревался по меньшей мере разграбить Галлию или даже сделать ее своей территорией. В то же время Гейзерих мог в любой момент повести свои войска на Рим. Ситуация была крайне опасной, и мы можем удивляться тому, что в этот самый момент власть могла посвятить столько сил религиозным спорам, но на самом деле это было приоритетом для императора.
 
Отчасти за этим стояли вполне практические соображения, поскольку беспокойные и бунтующие города и селения было трудно усмирить, а они не желали поставлять мужчин в армию и платить налоги. Здесь нужно было как можно скорее достичь какого‑то согласия о вопросах веры. Не менее важную роль играло и представление о том, что империя сможет выжить только с помощью Божией, а недавние поражения и катастрофы ясно указывают на полную утрату благоволения Бога. Чтобы спасти христианский мир, следует немедленно и во всей полноте восстановить ортодоксию. И монофизиты, и несториане одинаково верили в божественное провидение, они только по‑разному понимали то, какие группы и отдельные люди представляют правую веру. Но император вдруг перестал обращать внимание на их взгляды. Теперь двор стал интересоваться мнением папы Льва и Флавиана. Зеленая партия монофизитов исчезла, ей на смену пришла голубая партия кафоликов[1].
 
Сторонники одной природы были всерьез обеспокоены изменениями во взглядах императора и полагали, что Бог на небесах обеспокоен этим не менее, чем они
 
Сторонники одной природы были всерьез обеспокоены этими изменениями и полагали, что Бог на небесах обеспокоен этим не менее, чем они. Иоанн Никиусский, который уже мог видеть последствия этого переворота – и Халкидона, – описывал события так:
 
В день восшествия Маркиана на престол тьма покрыла всю землю с часа дня до вечера. Эта тьма была подобна тому, что случилось в Египте во дни Моисея, начальника пророков. И были великий страх и смятение на всех жителях Константинополя. Они рыдали и плакали, стенали и восклицали громкими голосами, думая, что наступает конец мира. Весь сенат, чиновники, солдаты, вся армия, все малые и великие, бывшие в городе, исполнились тревоги и восклицали: «Никогда мы не слышали и не видели при всех прежних императорах подобных вещей». И они роптали между собой, но не говорили о том открыто[2].



[1] Cameron, Circus Factions.
[2] Charles, Chronicle of John, Bishop of Nikiu, 108.
 
 
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.9 (7 votes)
Аватар пользователя esxatos