Кроссан - Библия - Ужас и надежда

Джон Доминик Кроссан - Библия - Ужас и надежда главных тем священной книги
От автора. Название оригинального издания книги (How to Read the Bible and Still Be a Christian, «Как читать Библию — и остаться христианином») подразумевает, что нелегко читать Библию честно — и сохранить верность христианству.
 
Но как, когда и где я заметил эту проблему, влияет на то, как, когда и где я впервые увидел решение. Начну с автобиографических деталей, чтобы читатель лучше разобрался, почему я далее пишу те или иные вещи.
 
В 1950 году, когда мне было лет шестнадцать, я был принят в католический монастырь XIII века и стал «братом Домиником». Предполагалось, что жизнь начина­ется с чистого листа. Таков подтекст нового имени и в библейской, и в монашеской традиции.
 
Через девятнадцать лет я понял, что радости целибата перехвалили, и оставил и монастырь, и священство, чтобы жениться. Но даже если бы правила были иными и священникам разрешали заключать браки, я бы все равно ушел за штат в 1969 году.
 
В свое время монашеские наставники решили, что моим пяти годам греческих и латинских штудий в ирландском интернате нечего пропадать втуне, а потому после рукоположения (это было в 1957 году) надо преподавать библеистику. Собственно, моего мнения и не спрашивали. Обет послушания! Но признаться, я только сказал спасибо.
 
 

Джон Доминик Кроссан - Библия - Ужас и надежда главных тем священной книги

 
Москва : Эксмо, 2015. — 352 с.
Религиозный бестселлер
ISBN 978-5-699-81605-7
 
John Dominic Crossan
HOW TO READ THE BIBLE AND STILL BE A CHRISTIAN: Struggling with Divine Violence from Genesis Through Revelation
Перевод с английского Глеба Ястребова
 

Джон Доминик Кроссан - Библия - Ужас и надежда главных тем священной книги - Содержание

 

Часть первая Вызов

Глава 1. Концовка: гимн жестокому Богу?
  • «Бич из веревок»
  • «Великое точило гнева Божия»
  • «Что бы с вами ни случилось,
  • не забывайте вытирать свой меч»
  • Учение о двойственном Боге
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 2. Вопрос о центре: «истина — посередине»?
  • Два примера
  • Ритм: как идеи утверждаются и ниспровергаются
  • «Неземной оттенок красного»
  • Норма христианской Библии
  • Где мы? И что дальше?   

Часть вторая Цивилизация

Глава 3. Совесть
  • «Так же, как он, и я не лягу ль, чтоб не встать во веки веков?»
  • Древо жизни
  • Древо познания добра и зла
  • Где мы? И что дальше?
Глава 4. Насилие
  • «Земледелец, чем же он лучше меня?»
  • «Грех таится, но ты будешь господствовать над ним»
  • Библейский «грех» как эскалация насилия
  • «Земля наполнилась злодеяниями»
  • «Не буду больше проклинать землю за человека»
  • Где мы? И что дальше?   

Часть третья Завет

Глава 5. Творение и Завет
  • «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему»   
  • «Чтобы отдохнул вол твой и осел твой»
  • «Завет вечный между Богом и между всякою душою живою»
  • «Это слова великого царя»  
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 6. Благословения и проклятья
  • Санкции: проклятья доминируют
  • «Не ставьте себе иного царя, иного господина» Переписать историю или переосмыслить теологию?
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 7. Пророчество и молитва
  • Пророческая идентичность
  • «И я сказал: «Вот я, пошли меня»
  • Пророческая матрица
  • «Так говорит великий царь»
  • Пророческое содержание
  • «Ищите правды, спасайте угнетенного»
  • «Венчает тебя милостью и щедротами»
  • «О, Ассирия, жезл гнева Моего!»
  • «Все основания земли колеблются
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 8. Мудрость и царство
  • «Она есть дыхание силы Божией»
  • Живительное милосердие или дистрибутивное правосудие?
  • «И разумные будут сиять, как светила на тверди»
  • «Народ святых Всевышнего»
  • «И никто не будет устрашать их»
  • «Где нет видения, люди гибнут»
  • Где мы? И что дальше?   

Часть четвертая Община

Глава 9. Израиль и вызов Рима
  • «Мы охотнее умрем, чем нарушим законы»
  • «Мы, как ты видишь, безоружны»
  • «Царь иудейский»
  • «Море Галилейское, также называемое морем Тивериадским»   
  • «Назовут его сыном Всевышнего»
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 10. Иисус и радикальность Бога
  • «И оправдана премудрость чадами ее»
  • «...И больше пророка"
  • «Царство Божие среди вас есть»
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 11. Христос и естественный ход цивилизации
  • «Змии, порождения ехиднины!»
  • «...Кровь из точила даже до узд конских, на тысячу шестьсот стадий»
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 12. Рим и кесарь
  • «Мир на суше и на море»
  • «Императору Цезарю, Сыну Бога, Богу Августу»
  • «Новый взгляд на целый мир»
  • «Золотой век»
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 13. Павел и радикальность Христа
  • «Мы погреблись с Ним крещением в смерть»
  • Патриархальность: «ни мужского пола, ни женского»
  • Рабство: «ни раба, ни свободного»
  • Иерархия: «ни иудея, ни язычника»
  • Победа: «всякая душа да будет покорна высшим властям»
  • Где мы? И что дальше?   
Глава 14. Павел и естественное состояние империи
  • «Есть нечто неудобовразумительное»
  • «Рабов увещевай повиноваться своим господам» «Учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем»
  • Что это за обстоятельства?
  • «Запрещающие вступать в брак и употреблять пищу»
  • «Женщины могут учить и крестить»
  • Где мы? И что дальше?
Эпилог. Воспарить над тенью нашей ночи
  • Матрица
  • Метафора
  • Смысл
Указатель источников
 

Джон Доминик Кроссан - Библия - Ужас и надежда главных тем священной книги - Концовка

 
Мой глубокий интерес к истории жизни Иисуса возник именно в тот день в Обергаммергау. Однако в данном случае занятия историей переплелись с богословием, и я никогда не мог реконструировать исторического Иисуса с тем же беспристрастием, с каким взялся бы, скажем, за Александра Македонского. Между тем лишь добротное, честное и точное историческое исследование может спасти христианскую веру от богословского антииудаизма, который поныне подпитывает расовый антисемитизм. Вот почему после возвращения в Чикаго в 1961 году я вместе с рабби Шаалманом поучаствовал в воскресной утренней телепередаче под названием (если память не изменяет) «Богоубийство или геноцид?» А моя первая научная статья называлась «Антисемитизм и Евангелия».
 
Начиная с книги «Притчи: вызов исторического Иисуса» (1973) и в ходе последующих двадцати лет преподавания в Университете Де Поля (Чикаго) этот подзаголовок оставался в центре моих научных исследований и профессиональной жизни. Я делал упор на историю, а не на богословие, а вопросы личной веры выносил за скобки как неуместные в научном дискурсе. Однако сам всегда понимал, что эти вопросы существуют. И все начало меняться в 1991 году.
 
В тот год я опубликовал большое исследование по Иисусу, которое понемножку готовил два десятка лет. Называлось оно «Исторический Иисус: жизнь средиземноморского еврейского крестьянина». Я хотел увлечь коллег новым подходом к источникам и методологии. Этого не случилось, а случилось нечто иное и, в итоге, более важное.
 
23 декабря 1991 года газета «Нью-Йорк тайме» опубликовала рождественскую передовицу Питера Стейн-фелса под названием «Взглянуть за пределы веры на исторического Иисуса». Она была посвящена двум книгам об историческом Иисусе, которые увидели свет той осенью: моей и Джона Мейера («Маргинальный иудей»). Стейнфелс отмечал, что обе написаны католиками, некогда учившимися в Папском библейском институте в Риме, но Мейер так и остался священником, а я нет. Его статью перепечатали многие газеты и в США, и за рубежом.
 
Дальнейшее стало для меня полной неожиданностью. Казалось бы, меня будут приглашать для выступлений семинарии и университеты. Вместо этого на меня посыпались приглашения от церквей. Скажем, за два выходных дня прочесть три или четыре лекции, а на воскресной службе — проповедь. Исторический Иисус явно становился темой не только исторических и богословских исследований, но и христианской веры и церковной жизни.
 
2015-11-03
 

Дистибутивное правосудие - Глеб Ястребов о Кроссане

 
Понятие, широко применяемое Кроссаном в этой книге.  "The justice of distribution" - как "дистибутивное правосудие" -термин абсолютно неведомый "широким массам" да и узким тож, а не "распределительная справедливость".
 
Вот как пояснил перевод термина Глеб Ястребов.
 
Это непростая задача: объяснить одно из самых проблемных мест перевода, доставившее немало хлопот, спустя месяцы после работы над книгой. Переходя к переводу новых книг я забываю многое относительно тех, с которыми работал ранее. Поэтому детали объяснить не могу (хотя этот вопрос много обдумывал).
 
В общих же словах. Безусловно, Ваш вариант перевода логичен, но Кроссан употребляет понятия justiсe и righteousness как разные. Иногда они идут у него в одном предложении. Причем righteousness - именно справедливость, а не "праведность" (как в restorative righteousness).
 
Почему "дистрибутивное", а не "распределительное". Потому что там постоянно игра слов: дистрибуция - ретрибуция. Ее хотелось сохранить. (Причем с "ретрибуцией" отдельная проблема, о которой надо отдельно говорить.)
Кстати, в специальной литературе на русском языке встречается и выражение "дистрибутивное правосудие".
 
Больших подробностей сейчас уже сказать не могу. Вообще все это, разумеется, не идеально, но слова со значением justice, dikaiosyne и т.д. известны своей проблематичностью в переводе.
 
Напоследок один момент стилистического плана. Для стиля Кроссана характерно употребление несколько необычных, даже вычурных, а подчас и малопонятных, терминов (при общей разговорности стиля). Это очень плохо поддается адекватному переводу. "Дистрибутивное правосудие" - термин как раз вполне обычный, но в своей передаче на русский язык отчасти дает возможность прикоснуться к своеобразию стиля Кроссана.
 
У Кроссана яркий, даже чарующий стиль. И он ставит острые вопросы. Но мне, честно говоря, не очень близко его (почти?) материалистическое мировоззрение. Мир намного, намного сложнее, чем думает секулярная интеллигенция (даже такая достойная как Доминик Кроссан). Мне ближе другие авторы, честно говоря, хотя лично к Кроссану тепло отношусь, и его книги мне многое дали.
 
Про книги Кроссана - Конечно, он везде узнаваемый. Но все-таки он очень сильно менялся: от литературной критики постмодернистского толка (1970-е-годы) перешел к детальному анализу традиции (1980-е) и социальному ракурсу...Но та методология, которая заявлена в его большой книжке об Иисусе (1991) впоследствии подверглась очень существенным модификациям. Его зрелые взгляды начинаются именно с "Рождения христианства".
 
 
2015-11-10 - djvu
2016-02-03 - rtf, fb2, epub
 

 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.7 (11 votes)
Аватар пользователя ElectroVenik